Надя Делаланд

Delaland

Надя Делаланд — поэт, автор нескольких книг стихов («Эрос, танатос, логос…». М., 2005; «Авбгд и т.д.». М., 2007; «На правах рукописи». Киев, 2009 и др.). Окончила филологический факультет Ростовского государственного (ныне — Южного Федерального) университета. Кандидат Филологических наук. В подборку вошли стихотворения из новой книги «Сон на краю» (М., 2014).


***

Это куриный бог. Это сделал куриный бог,
потому что обычная курица не смогла бы проклюнуть камень.
Солнце стоит в воде по пояс, по самый вдох
круговорота, вверх маревом подтекая.
Останови закат — так тебя швыранёт
инерционный всплеск, что ничего не вспомнить.
Невыносимо жжёт свет красоты, и в нём
плавится и растёт тот, кто стоит и смотрит.
Глаз свой сквозной в меня вперит куриный след
клюва и возомнит ниточку поклоненьем,
но я не ко-ко-ко, а просто смотрю на свет
в дырочку, через ход веры — через — сомненье.

***

Это происки жизни, которая тащит гулять
за штанину, виляя хвостатым своим восхищеньем,
и я еду куда-то опять, и опять, и опять
в загрудинном покое рассматривая через щели

просочившийся свет, и людей, говорящих сквозь рты,
изгибая причудливо губы на фоне молчанья,
говорящих без звука, из самой своей немоты,
это происки жизни, которые я замечаю.

Поддаваясь внезапному детству, смотрю изнутри
на печального дядю, лысеющего кучеряво.
Ничего, всё в порядке, на счёт, разумеется, три
я проснусь из него, но сейчас у меня всё в порядке.

Я хожу им, как будто во сне привыкая к ногам,
к расстоянью до пола, к пространству его обжитому,
к преферансу злопамяти, к яблокам и пирогам
бабы Нюры, к которой он ездил на лето в Житомир.

Это происки жизни хвостатой, летящей стремглав
зачинаться и только б успеть заскочить на подножку,
но я смутно уже понимаю, и я бы могла
не спешить, не заскакивать, просто уйти, если можно.

***

Человеческим словом, глаголом божественным речь,
именуя растения, всякую тварную живность,
округляя углы, чтобы целым сберечь, остеречь
от падения дитятко. Стой! Голова закружилась,
потеряла его, потеряла, ищи-не ищи,
как найду — позвоню, напишу, напишу и приеду,
это слово…в повешенной трубке мышонок пищит,
у него его нету. Ещё: у него его нету.
Равновесные дни, не столкнёшь до того ничего,
не запомнишь и не отличишь близнецов друг от друга,
безъязыко во сне ожидания видеть его
и протягивать руки. Пиши: и протягивать руки.
Ни мужское, ни женское, ни на каком языке,
пренебрегшее формой, принявшее всякую форму,
иногда промелькнёт в проходящей гудящей строке,
в проносящемся поезде узнанной вдруг незнакомкой.
Так живи в немоте, так и мыкайся в муке, в му-му-
му-му-муке, топя неизведанный отблеск глагола.
Только радости было: что, если не мне — никому
не достанется мой бессловесно распахнутый голос.

В закладки: постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *