Поэзия глазами читателя-историка

berdinskih

Бердинских В. История русской поэзии. Модернизм и Авангард. — М.: Ломоносовъ, 2013. — 480 с.

Книга историка В. Бердинских представляет собой интересную попытку взглянуть на поэзию Серебряного века с читательской точки зрения. Согласно приведённому на обложке издания отзыву А. Битова, «это научно-популярное издание новаторского типа. В таком ракурсе русскую поэзию ХХ века ещё никто не рассматривал». Как представляется, в книге сочетаются даже два ракурса, несколько противоречащих друг другу. Во-первых, автор стремится «связать воедино разрозненные нити становления и развития этого феномена (русской поэзии Серебряного века — Н.К.), охватить панорамным взором всю эту завораживающую, клубящуюся и меняющуюся картину прошлого» (с. 9). При этом В. Бердинских не желает оставаться на чисто научных позициях. Вот как автор формулирует необходимость популяризаторского изложения материала: «Наука всё более закрывается от посторонних, то бишь — «неспециалистов», а стало быть — и общества. Но ведь поэзия — это не высшая математика. Она много говорит сердцу и уму простого читателя-любителя. Вот с мыслью высказаться на эту тему — с точки зрения именно читателя — и создавался сей опус» (там же).

Заявленная «точка зрения читателя» неизбежно ведёт к некоторым упрощениям, однако, нужно отдать автору должное, её уравновешивает историографически основательный подход к материалу: в книге «стихотворческий ренессанс» представлен максимально полно. Отдельных главок удостаиваются даже поэты второго и третьего рядов (К. Р., М. Зенкевич, Д. Бурлюк, А. Кусиков), автор вполне реализует своё стремление «изучать поэзию не только по отдельным её исполинам, но и (в литературном контексте) — вместе со стихотворцами второго и третьего рядов» (с. 321). И вся книга, как указано в заключении, является своеобразной прелюдией к запланированному автором труду о поэтике важнейших, по мнению
В. Бердинских, русских поэтов ХХ века — А. Ахматовой, М. Цветаевой, О. Мандельштама и Б. Пастернака. Именно точкой зрения читателя, видимо, можно объяснить обилие непривичных для истории литературы оценочных характеристик. Для стиля В. Бердинских крайне характерны высказывания такого рода: «Да, это искусство, оно монументально, но вместе с тем — безжизненно, мертвенно». (с. 131, о Вяч. Иванове), а также патетические пассажи, завершающиеся многоточиями, например: «Главный бич символизма —
многословие, свойственное, надобно признать, не только К. Бальмонту, но и В. Брюсову, А. Блоку, И. Анненскому…» (с. 38). Хотя очевидно, что, например, в отношении И. Анненского данное утверждение противоречит не только общеизвестным фактам (напомним, поэт при жизни издал лишь один тоненький сборник, состоящий, в основном, из 2-3-строфных стихотворений), но и вдумчивому анализу его поэзии, проведённому самим автором в соответствующей главе.

Книга весьма последовательно разбита на главы в соответствии с доминирующими в литературе 1-й трети ХХ века направлениями: символизм, акмеизм, футуризм, имажинизм, ОБЭРИУ, также имеется глава о поэтах, не относящихся ни к одному из течений (В. Ходасевич, М. Кузмин, Н. Клюев, В. Набоков). Краткие биографические справки о героях и анализ их творчества дополняется практически в каждой главке приложениями, выдержками из текстов самих поэтов или критических отзывов о них. По нашему мнению, автор несколько увлекается биографиями своих героев, но и этот интерес находит своё обоснование. «Особую ценность, — пишет В. Бердинских, — представляют не отдельные <…> сочинения, а движение литературной судьбы, сам тип человека определённой эпохи, его жизнь — в своей во многом непонятной и странной для нас ценности и завершённости» (с. 321).

Несколько инородными частями в целом удачно выстроенной структуры книги выглядят замаскированная под приложение обширная статья М.Бердинских о рецепции С. Есенина, а также последняя глава — 30-страничные выдержки из читательского дневника начала ХХ века, интересного скорее с исторической и краеведческой точки зрения. В них курсистка родом из Вятки, обучающаяся в Петербурге, многословно рассуждает о политических событиях начала века и собственной жизни, практически не касаясь вопросов поэзии.

В целом же книга предлагает богатый материал для первого приближения к поэзии Серебряного века: удачно подобраны как цитаты, порой не самые хрестоматийные, так и отрывки из воспоминаний современников и критики. Много нового книга может открыть и читателю, осведомленному об основных тенденциях русской лирики. В частности, она позволяет по-новому взглянуть на такие фигуры, как А. Мариенгоф, В. Нарбут, В. Шершеневич, обыкновенно рассматриваемые в качестве маргинальных в русской поэзии. Возвращаясь к заявленным автором во введении установкам на «историческую панораму» и «точку зрения читателя», можно сказать, что историк, в этой книге побеждает читателя, и мы получаем ещё одну историю русской поэзии, не слишком «новаторскую», однако с более человеческим лицом, чем это принято в литературоведении.

Никон Ковалёв

В закладки: постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *