Михаил Лермонтов: романтик и критик мироздания

Официальная жизнь Михаила Лермонтова в русской литературе была очень коротка – с 1837 по 1841 годы. Но как литературное событие Лермонтов состоялся в полной мере: он привнес в поэзию и прозу небывалый самоанализ, который был одновременно анализом современного ему общества. К 209-й годовщине со дня рождения поэта Prosodia подготовила ответы на ключевые вопросы о его творчестве.

Кузнецова Анна

портрет Михаил Лермонтов | Просодия

Михаил Юрьевич Лермонтов (1814 – 1841) родился в Москве в ночь на 15 октября (3 октября по юлианскому календарю). По отцовской линии, согласно семейному преданию, Лермонтовы ведут свой род от Георга Лермонта, который перешел на русскую службу после взятия крепости Белой в 1613 году и затем остался в России. Лермонт – одна из старейших шотландских фамилий, ее первые упоминания относятся к XIII в. Отцом Михаила Лермонтова был армейский капитан Юрий Лермонтов, происходивший из неродовитой дворянской семьи. Мать будущего великого поэта, Мария Арсеньева, принадлежала к богатому и знатному роду Столыпиных. Брак был заключен против воли матери невесты, Елизаветы Алексеевны Арсеньевой (в девичестве Столыпиной). В 1817 году мать Михаила Лермонтова умерла от туберкулеза, отец по бедности мог дать ребенку лишь скромное образование, и Е.А. Столыпина взяла мальчика к себе на воспитание.

Михаил Лермонтов провел детство в поместье Тарханы, принадлежавшем его бабушке (сейчас – село Лермонтово Пензенской области), и Е.А. Арсеньева усиленно занималась его здоровьем и образованием. В 1828 году Михаил Лермонтов поступил на четвертый курс Благородного пансиона при Московском университете, после окончания которого в 1830–1832 гг. учился на нравственно-политическом, а затем на словесном отделениях Московского университета. В 1832 году М. Лермонтов был вынужден оставить Московский университет, пытался перейти в Санкт-Петербургский университет, в котором отказались засчитать два курса, пройденных им в Москве, вследствие чего Лермонтов принял решение поступить в Санкт-Петербургскую школу гвардейских подпрапорщиков, из которой был выпущен в 1834 году в звании корнета и направлен на службу в лейб-гвардии Гусарский полк. 

Первые сохранившиеся поэтические опыты относятся ко времени пребывания Лермонтова в пансионе. В 1830 году в журнале «Атеней» опубликовано его стихотворение «Весна». В 1828–1830 гг. предпринимаются попытки создать поэмы, созданы первые наброски к поэме «Демон». В 1835 году журнал «Библиотека для чтения» без ведома автора публикует поэму «Хаджи-абрек». В том же году Лермонтов создает драму «Маскарад», публикация которой так и не была осуществлена из-за цензурных запретов.

1837 год становится рубежным для развития мировоззрения и творчества М.Ю. Лермонтова: потрясенный гибелью Александра Пушкина, поэт пишет стихотворение «На смерть поэта», которое стало широко известно благодаря многочисленным рукописным копиям. За это произведение в конце февраля 1837 г. Лермонтов был арестован, разбирательство по делу проходило при личном участии императора Николая I. За Лермонтова вступились друзья А.С. Пушкина, прежде всего, В.А. Жуковский, и его бабушка Е.А. Арсеньева, имевшая значительные светские связи. В результате Лермонтов «с сохранением чина» был переведен в Нижегородский драгунский полк, действовавший на Кавказе. Пребывание на Кавказе было богато событиями, наложившими особый отпечаток на творчество Лермонтова: были написаны поэмы «Беглец», «Мцыри», «Демон», поэт посетил Пятигорск с его «водяным обществом», Тифлис, познакомился со ссыльными декабристами.  

Спустя восемь месяцев благодаря усиленным хлопотам бабушки Лермонтов вернулся в гвардию в Новгород, а еще через полгода – в Петербург. В 1839 – 1840 гг. в "Отечественных записках" были напечатаны главы романа «Герой нашего времени», а в 1840 г. был выпущен сборник «Стихотворения» - единственное прижизненное собрание сочинений поэта, включавшее 26 стихотворений (из 400) и две поэмы (из 36) – «Мцыри» и «Песня про купца Калашникова», и отдельным изданием – роман «Герой нашего времени».

В феврале 1840 года произошла ссора М.Ю. Лермонтова с сыном французского посла Эрнестом Барантом, за которой последовала дуэль. Барант стрелял первым и промахнулся, Лермонтов выстрелил в сторону, противники тут же помирились. Как сын французского посла Барант не был привлечен к судебной ответственности, а М.Ю. Лермонтов был предан военному суду и выслан на Кавказ в действующую армию. Как участник тяжелого сражения при реке Валери́к в Чечне был дважды представлен к наградам, но ходатайства были отклонены.

В начале февраля 1841 года Лермонтов добивается разрешения на короткий отпуск и приезжает в Петербург, где старается осуществить публикацию поэмы «Демон», общается с писателями, задумывает издание собственного журнала. В апреле 1841 года М.Ю. Лермонтов получил приказ в 48 часов оставить Петербург и отправиться в свой полк на Кавказ. По пути в полк Лермонтов задержался в Пятигорске для лечения, где произошла его ссора с отставным майором Николаем Мартыновым, за которой последовала дуэль. 27 июля (15 июля по старому стилю) 1841 года Михаил Лермонтов был убит выстрелом в грудь навылет на дуэли с Мартыновым у подножия горы Машук вблизи Пятигорска. По свидетельству очевидцев, во время дуэли поэт выстрелил в воздух, не целясь в противника. Михаил Лермонтов был похоронен на городском кладбище в Пятигорске, а весной 1842 года прах Лермонтова был перевезен в Тарханы и погребен в семейном склепе Арсеньевых.

В чем заключается «лермонтовский элемент», о котором говорил критик Белинский? 


Жизнь Лермонтова-человека и художественная эволюция Лермонтова-поэта находятся в определенном противоречии: жизнь осталась незавершенной, трагически и внезапно прервалась, а путь Лермонтова в литературе представляется вполне законченным.  Хотя нельзя говорить об исчерпанности его творчества, можно говорить о том, что творческая биография Лермонтова в ее целостности к моменту его гибели уже состоялась.

«Лермонтовский элемент» (термин В.Г. Белинского) заключается, прежде всего, в том скепсисе, в той горькой иронии, которыми проникнуты вопросы, поставленные в поэзии. Лермонтов остается на протяжении всего своего творческого развития романтиком в своей глубинной сути, а целью собственного сомнения полагает критику современного ему бытия для указания верного пути человека и человечества к идеальному миропорядку. Основной пафос лермонтовской поэзии, по верному замечанию Белинского, «заключается в нравственных вопросах о судьбе и правах человеческой личности». Поэт осознает себя пророком, который способен разрешить вопросы этического и общественного мироустройства, что обусловливает и постоянное переживание в лирике провиденциального смысла собственного гражданского и поэтического служения.

В юношеский период лирический герой Лермонтова – героическая натура, которая жаждет сверхчеловеческих целей, но испытывает неудовлетворенность реальным положением в обществе, которое не нуждается в его подвигах, и поэтому жизнь его бесцельна, полна одиночества, он не может быть понят «толпой»:

Хранится пламень неземной
Со дней младенчества во мне.
Но велено ему судьбой,
Как жил, погибнуть в тишине.

(«Отрывок», 1830)

Лермонтов углубляет восприятие романтиками внутреннего мира лирического героя именно за счет самоанализа: он совершенствует метод психологизма через изображение личной трагедии, проникнутое философским созерцанием. Лермонтов делает типовые примеры романтического героя чертами собственной личности: осознание избранности, «печать страстей» на челе, духовная неприкаянность в сочетании с разочарованностью, доходящей в своем развитии до холодности демона. Его «вечным законом» становится стихийная и практически постоянная активность: «А он, мятежный, просит бури, / Как будто в бурях есть покой!» («Парус», 1832).

Так складывается «лермонтовский элемент», практически неизменный от юности до гибели поэта: Лермонтов начинает свою творческую эволюцию так же, как и весь русский романтизм, осмыслением отношений мира и человека, включая ближайшую среду и необозримую Вселенную. Даже тогда, когда в лирике зрелого периода поэт отходит от исповедальности и автобиографизма, от напряженной патетики, он обращается вновь и вновь к энергии отрицания, которая становится еще более глубокой и содержательной, а личность автора ощущается уже в лирической событийности, а не только в эмоциональном строе стихотворений.

Почему М.Ю. Лермонтов почти не был известен современной ему читательской публике как поэт-лирик?


Михаил Юрьевич Лермонтов прожил очень короткую жизнь – всего 27 лет. Его жизнь в литературе была еще короче – лишь четыре года, с 1837 по 1841 годы. Бо́льшая часть произведений написана с 1828 г. по 1836 г., однако взыскательный поэт не считал их достойными публикации и был разгневан, когда отдельные его сочинения попали в печать. Значительно меньшее количество произведений создано в 1837 – 1841 гг., но качество их неизмеримо выше. Из созданного Лермонтовым в юношеский период 1828 – 1836 гг. лишь несколько («Ангел», «Нищий», «Парус», «Русалка», «Умирающий гладиатор», драма «Маскарад» и поэма «Демон» в шестой редакции) являются истинными шедеврами, в то время как практически все произведения, принадлежащие к зрелому периоду, – классические.

Главная особенность творческой эволюции Лермонтова заключается в высказанности всех основных идей еще в раннем периоде развития поэта, который смотрит на мир с позиций личностных воззрений, вполне оформившихся уже в ранней юности. Однако свое поэтическое мастерство Лермонтов оттачивает долго и кропотливо, с вполне отчетливой «оглядкой» на авторитеты Жуковского, Баратынского, Пушкина. Поэт стремится проникнуть в существо Мироздания и человека, задает вечные вопросы бытию и самому себе. Оригинальное и зрелое содержание, свойственное юношескому периоду лермонтовского творчества, помещено в несовершенную пока, ученическую форму, при этом богатство идей, эмоциональной наполненности, творческий потенциал уже в эти годы неоспоримы. 

Зрелый период творчества Лермонтова становится лишь качественным углублением идей, заявленных и разрабатываемых в юности, именно в этом направлении зарождаются и новые представления о мире и о личности. Самым основным отличием юношеской лирики 1828 – 1836 гг. от лирической поэзии зрелого периода 1837 – 1841 гг. стоит считать саму степень художественности, которая постепенно совершенствуется, оттачивается, лирический герой перестает осознаваться лишь как alter ego автора, а приобретает типические черты современника Лермонтова. И поскольку Лермонтов весьма критически относится к своему раннему творчеству, не считая свои стихотворения достойными публикации, исследователи считают рубежным 1837 год, когда решение о печати собственных лирических произведений поэтом все же принимается. Однако широкая известность приходит к Лермонтову именно как к автору романа «Герой нашего времени», публикация которого осуществляется в 1838 – 1840 гг. в журнале «Отечественные записки».

Почему поэмы «Мцыри» и «Демон» считают последними романтическими поэмами в русской литературе? 


Основу сюжета «Мцыри» составляет романтическая ситуация – бегство героя из неволи с целью возвращения в родную среду. Поражение героя на этом пути неминуемо, как и гибель того уклада, в котором он вырос. Исключительность судьбы Мцыри сопоставима с вечностью, растворяется в ней, что позволяет примириться с гибелью героя. Поэма «Мцыри» изображает «недемонические» ситуации и персонажи, тогда как поэма «Демон» - явление иного порядка, являющее собой другой путь завершения развития канона романтической поэмы. 

Сюжет «Демона» основывается на легенде о падшем ангеле, который когда входил в свиту Бога, но возроптал на Него за несправедливость и допущение зла. М.Ю. Лермонтов создает поэму о событиях, происходящих после бегства ангела от Бога и после разочарования демона в Сатане. Поэт ставит целый ряд вопросов в своей поэме: возможно ли искупление грехов, возвращение в лоно Бога, если герой поэмы – Демон – не собирается отказываться от своих прежних убеждений? Может ли примириться с Богом тот, кто Божьего мира не принимает и кто по прежнему остается индивидуалистом, противополагающим всему миру свое «я»? Может ли падший ангел, вновь ищущий согласия с Богом, творить добро?

Разрешение этих вопросов Лермонтов видит в двух идеях. Первая заключена в романтической мысли о любви, которая способна спасти от одиночества и изгнания: Демон, полюбив земную женщину, вновь может приобщиться к Божьему миру. Вторая мысль являет противоположность первой: при том, что земная любовь для Демона благотворна, то страсть Демона несет гибель человеку. Романтический конфликт приобретает мистериальный характер: на небесах разворачивается распря Демона с Богом. Поиски Демоном гармонии, его порыв к свободе, протест против несправедливости бытия неосуществимы именно потому, что гармония достигается своеволием, посредством зла, а сам демонизм при всей его «поэтичности» остается жестоким и разрушительным. Завершение романтической традиции выражена в поэтике поэм «Мцыри» и «Демон», а сам факт окончательной оформленности жанрового канона романтической поэмы именно в двух произведениях являет собой вариативность художественного замысла этого жанра.
   

Сценична ли драматургия Лермонтова? Что такое романтическая драматургия?


М.Ю. Лермонтов создал шесть драматургических произведений: «Цыганы», либретто для оперы по одноименной поэме Пушкина, трагедию «Испанцы», драмы «Menschen und Leidenschaften» («Люди и страсти»), «Странный человек», «Маскарад» и «Два брата». Все они создавались в юношеский период творчества, и после 1837 г. Лермонтов оставил драматургию. Романтическая драма как особая разновидность жанра не в полной мере отвечает самой природе драматургии. Собственно драматургия предполагает действие при том, что все персонажи являются его равными участниками. В романтической драме герой не участвует в действии, а ведет словесную войну с другими действующими лицами, что выражается в его пламенных речах и грозных проклятиях. В целом романтическая драма в своей сути ближе к лирике, нежели к драме как к таковой, что не вовсе не усиливает ее сценичности. Судя по всему, Лермонтов опирается на драматургические образцы европейского романтизма (Лессинг, Шиллер, Гюго), также на шекспировскую традицию. Есть также вполне доказуемые при литературоведческом анализе связи драм «Странный человек» и «Маскарад» с комедией Грибоедова «Горе от ума». Первая законченная трагедия «Испанцы» (1830) отмечена постановкой в центр сюжета романтического героя-мятежника, а также исторической условностью и обобщенностью, которая в целом намекает на российскую социально-общественную современность поэта, а также, в гораздо большей степени, отражает интерес поэта к вечным темам жизни и смерти, любви и ненависти. Романтические драмы из русской жизни выводят на первый план два типа героев – мечтателя идеалиста, символизирующего добро, скептика мстителя и демона разрушителя, в котором персонифицировано зло.

Семейная драма («Menschen und leidenschaften» («Люди и страсти») (1830) основана не на драматургической борьбе, а на войне с нравственно неприглядным, дурным миром, а ее поле – это привычный российский быт. Внутренний мир главного героя, Юрия Волина,  характеризуется как предельно конфликтный, ему свойственны резкие движения души, внезапные переходы от одного состояния к другому, которые переданы с помощью обостренной экспрессии, что отражено ив речи героя, в ее патетичности и повышенной риторичности. Это, в свою очередь, оказывает влияние на саму динамику драматургического действия – оно тормозится монологами, зачастую замедляется и затягивается. 

Драма «Странный человек» (1831) продолжает и усложняет структуру лермонтовской романтической драматургии. Психологические облики Арбенина и самого Лермонтова, его ровесников сопряжены. Монологи героя во многом напоминают лирическую поэзию Лермонтова в ее исповедальности и автобиографизме. Сосредоточенность Арбенина на самом себе, его особая душевная организация во многом обусловливает и возвышенный характер его речей, т.к. внутренний мир героя нуждается в самораскрытии, однако у Лермонтова этим самопояснениям отдается явное предпочтение в ущерб собственно драматургическому действию. 

Драма «Два брата» (1834 – 1836), написанная в прозе, – последнее драматургическое произведение Лермонтова, в котором конфликт двух героев как представителей типов романтического героя Лермонтова дан как противостояние беззащитного добра и разрушительного зла. Так же, как и в других драматургических произведениях, в этой драме явный перевес – на стороне словесной войны героев, а их драматическое противоборство занимает незначительное место в развитии сюжета. 

Наиболее удачной и совершенной в драматургическом и художественном отношении является драма «Маскарад» (1835 – 1836), которая при жизни автора не была ни опубликована, ни поставлена на сцене. Наиболее важными литературными влияниями на Лермонтова в данном случае стоит признать трагедии Шекспира, прежде всего «Отелло»,   также драматургический принцип Ф. Шиллера «двойного сострадания» – жертве и палачу. В отличие от других пьес Лермонтова, в «Маскараде» герой и окружающие его персонажи ведут драматургическую борьбу: несмотря на подчеркнуто центральную роль главного героя другие лица также действуют. Однако и здесь заметно увлечение Лермонтова высокой патетикой, его герои больше говорят, нежели действуют, а сам автор зачастую вовсе забывает, например, о необходимости ремарок и смене субъекта речи. К тому же хронологическая протяженность самих действий и сцен не всегда четко выверена, т.к. подчинена «внутреннему действию» - собственно идеям, а не поступкам. 

Безусловно, все драматургические произведения Лермонтова ориентированы на так называемую «драму для чтения», а значит, строгие законы сценичности к ним не могут быть применены. Из всех них только «Маскарад» в большой степени обобщает итоги юношеского периода, являясь ступенью к творческой зрелости. 

В чем состоит основное значение прозы Лермонтова для русской литературы?


Ранняя проза Лермонтова тесно связана с его лирической поэзией: это неоконченные романы «Вадим» и «Княгиня Лиговская». 

Источник сюжета романа «Вадим» (1832) – эпизод из Пугачевского бунта, в котором центральное место занимает история мести героя за поруганное человеческое достоинство. Конфликт романа – типично романтический, заключающийся в борьбе титанической личности с обществом, постановка метафизической проблемы добра и зла также решена с позиций эстетики романтизма. Горбун Вадим напоминает так называемых «героев монстров», безобразно уродливых физически и прекрасных нравственно, которых можно встретить в   произведениях немецкой и французской литератур. Структура романа родственна романтической поэме, изложенной прозой. Страстям Вадима придается сверхчеловеческий масштаб, они преувеличены до уровня демонизма. Уже в этом произведении можно найти истоки лермонтовского психологизма: месть Вадима обусловливается социально психологическими причинами, однако социально-историческая конкретность отвергается автором. Взаимодействие стилевых пластов – философского, социально-психологического, бытового – позволяют Лермонтову постепенно выработать метод стройного и цельного повествования. 

Роман «Княгиня Лиговская» (1836) представляет собой промежуточное звено между «светской» повестью и романом. «Светская» повесть предполагает в жанровом каноне обращение к сатирическому изображению второстепенных персонажей и вообще «света», в котором благородные чувства утрачивают свою ценность либо вовсе смешиваются с дурными. В этом произведении уже вполне явственны попытки Лермонтова типически обобщить характеры, представив их обусловленность социальной средой и психологией, личностной и общественной, что свидетельствует о сохранении принципов романтической поэтики и о привнесении в художественный мир романа реалистических тенденций. 

Роман «Герой нашего времени» (1838 – 1840) представляет собой совокупность нескольких повестей, являющихся особыми жанровыми разновидностями: «Бэла» - синтез очерка и романтической повести о любви «светского» человека к дикарке или дикарки к цивилизованному человеку, что в целом напоминает романтическую поэму с «траверсированным» сюжетом (герой не совершает побег в чуждую ему социально культурную среду и не возвращается в родное лоно из чуждого окружения, а, напротив, похищенная дикарка водворяется в жилище цивилизованного человека); «Максим Максимыч» – взаимодействие жанровых признаков «физиологического» очерка  и «путешествия»; «Журнал Печорина» воплощает принципы эпистолярного жанра, представляя собой дневник-исповедь, близкий к повести-исповеди или роману-исповеди, классическим для французской традиции. Тем не менее, последовательное изложение событий в «Журнале Печорина» отсутствует: это ряд повестей, характеризующихся разнородной принадлежность. Так, «Тамань» обнаруживает признаки романтической поэмы и баллады (столкновение цивилизованного человека с условно естественными и примитивными по своему общественному развитию людьми, окруженное атмосферой авантюрной таинственности), «Княжна Мери» – светская повесть, «Фаталист» – философская повесть, которая строится на наблюдениях их военного быта.

Сложной в романе является и система субъектов повествования при сохранении его повествовательного единства. Повести, входящие в роман, объединены рассказчиком или повествователем путешественником («Бэла» и «Максим Максимыч»), а в «Журнале Печорина» – героем повествователем Печориным, чья личность раскрывается в его дневниковых записях о себе и своих приключениях. При этом за Печориным всегда остается главенствующее положение в романе, и поэтому повести объединены одним сквозным героем, который участвует в развитии действия каждой. Ни одна из повестей не открывает полностью образ и характер Печорина, но в то же время что-либо «приоткрывает» в этом герое. При этом образ глубоко психологичен, но не автопсихологичен в отношении к самому Лермонтову. 

Печорин занят саморефлексией не только с целью познания самого себя, но и для понимания мотивации других людей: «Все читали на моем лице признаки дурных чувств, которых не было; но их предполагали — и они родились. Я был скромен — меня обвиняли в лукавстве: я стал скрытен. Я глубоко чувствовал добро и зло; никто меня не ласкал, все оскорбляли: я стал злопамятен… И тогда в груди моей родилось отчаяние — не то отчаяние, которое лечат дулом пистолета, но холодное, бессильное отчаяние, прикрытое любезностью и добродушной улыбкой». 
Безусловно, основные особенности романа «Герой нашего времени» - новаторские по своей сущности: такова неизвестная до этого произведения композиция, небывалый психологизм, многоуровневая структура субъектов повествования – повествователей и рассказчиков при отстраненности от них собственно автора, а также их сложное взаимодействие в художественной ткани романа.

Читать по теме:

#Анна Ахматова #Главные фигуры #Русский поэтический канон #Советские поэты
Ахматова. Мастер нелирических переживаний в лирической форме

К 135-летию со дня рождения Анны Ахматовой Prosodia подготовила ответы на пять ключевых вопросов о жизни и творчестве одной из главный фигур русской поэзии XX века.

#Русский поэтический канон
Константин Бальмонт. Бросивший вызов традициям

Ко дню рождения Константина Бальмонта Prosodia подготовила ответы на ключевые вопросы о жизни и творчестве поэта, некогда известного каждому молодому человеку.