Цитата на случай: "Крикни сейчас "замри" - я бы тотчас замер, / как этот город сделал от счастья в детстве". И.А. Бродский

На Линор Горалик пожаловались в ФСБ и Госдуму

Жалобщиков возмутило стихотворение поэтессы, включенное в муниципальный этап олимпиады школьников по литературе 2021–2022 гг. по Московской области.
фотография Линор Горалик | Просодия

Линор Горалик 

Автор жалобы, адресованной министру просвещения РФ С.С.Кравцову, - журналистка, член Союза писателей России Ирина Ушакова. Опубликована жалоба в православной газете «Русская народная линия». Ушакова пишет, что она выступает от лица учителей литературы нескольких московских школ и родителей.


Как сообщает издание, копии письма направлены в Совет Федерации Федерального Собрания РФ, в Государственную Думу Федерального Собрания РФ, в Федеральную службу безопасности РФ, в Российскую академию наук, в Российскую академию образования, в Общество русской словесности, в Союз православных женщин.


Из письма непонятно, что не так со стихотворением. Понятно, что Ирине Ушаковой неприятен сам автор. «Творчество этого автора давно известно как аморальное: нецензурная брань, кощунство, болезненная психика, -пишет Ушакова и делает вывод. - Не нужно быть психиатром, чтобы понять, что в конечном итоге такие тексты программируют подростков на суицид».
Ушаков просит министра образования принять меры и «защитить наших детей от влияния таких «литераторов», «творчество» которых разлагает умы, расшатывает нравы, повреждает психику!»


               Как в норе лежали они с волчком, —
зайчик на боку, а волчок ничком, —
а над небом звездочка восходила.
Зайчик гладил волчка, говорил: “Пора”,
а волчок бурчал, — мол, пойдем с утра, —
словно это была игра,
          словно ничего не происходило, —
          словно вовсе звездочка не всходила.

Им пора бы вставать, собирать дары —
и брести чащобами декабря,
и ронять короны в его снега,
слепнуть от пурги и жевать цингу,
и нести свои души к иным берегам,
по ночам вмерзая друг в друга
(так бы здесь Иордан вмерзал в берега),
укрываться снегом и пить снега, —
          потому лишь, что это происходило:
          потому что над небом звездочка восходила.

Но они все лежали, к бочку бочок:
зайчик бодрствовал, крепко спал волчок,
и над сном его звездочка восходила, —
и во сне его мучила, изводила, —
и во сне к себе уводила:
шел волчок пешком, зайчик спал верхом
и во сне обо всем говорил с волчком:

                  “Се, — говорил он, — и адских нор глубина
                   рядом с тобой не пугает меня.
                   И на что мне Его дары,
                   когда здесь, в норе,
                   я лежу меж твоих ушей?
                   И на что мне заботиться о душе?
                   Меж твоих зубов нет бессмертней моей души”.

Так они лежали, и их короны лежали,
и они прядали ушами, надеялись и не дышали,
никуда не шли, ничего не несли, никого не провозглашали
и мечтали, чтоб время не проходило,
чтобы ничего не происходило, —      
           но над небом звездочка восходила.
                    Но проклятая звездочка восходила.
 

 


Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас