Фридрих Гёльдерлин: гений, просмотренный веком

Prosodia подготовила подборку стихотворений Фридриха Гёльдерлина – немецкого поэта-романтика начала XIX века, заново открытого в веке двадцатом.

Чернышев Илья

портрет Фридрих Гёльдерлин | Просодия

В истории немецкого Романтизма фигура Гёльдерлина (20 марта 1770 — 7 июня 1843) стоит обособленно, хотя главные константы его поэзии – убежденность в самоценности творчества, восхищение природой, стремление преобразить действительность – связывают поэта с другими представителями этого направления. Тем не менее, благодаря формальной свободе своих стихотворений (соединению элементов лирики и прозы), особой ритмичности, текучей образности и экзистенциальным переживаниям своего лирического героя, Гёльдерлин смог стать актуальным и для модернистской эпохи.


Лаконичный и при этом насыщенный биографический очерк о Гёльдерлине содержится в письме М.Ю. Цветаевой, написанном 8 октября 1927 года А.М. Горькому: «Вы просите о Гёльдерлине? Гений, просмотренный не только веком, но Гёте. Гений дважды: в нашем и в древнем смысле, то есть: такие чаще над поэтами бдят, чем сами пишут. Величайший лирик Германии, больше Новалиса. Родился в 1770 г., готовился, сколько помню, сначала в священники – не смог – после различных передряг поступил гувернером в дом банкира Гонтара, влюбился в мать воспитанников (Diotima, вечный образ его стихов) – не вышло и выйти не могло, ибо здесь не выходит, – расстался – писал – плутал – и в итоге 30-ти с чем-то лет от роду впал в помешательство, сначала буйное, потом тихое, длившееся до самой его смерти в 1842 г.. Сорок своих последних безумных лет прожил один, в избушке лесника, под его присмотром. Целыми днями играл на немом клавесине. Писал. Много пропало, кое-что уцелело. «Открыт» лет двадцать назад. При жизни печатался кое-где по журналам, никто не знал и не читал. Умер один, на руках своего сторожа».


Творчество Гёльдерлина, заново открытое во второй половине XX века после философских работ М. Хайдеггера «Гёльдерлин и сущность поэзии» и «Разъяснения к поэзии Гёльдерлина», оказало серьёзное влияние на немецких поэтов-модернистов – Г. Тракля, Р.М. Рильке, С. Георге.


0из 0

1. Диотима

О, приди и утешь, ты, кому стихии покорны,

Преданны музы небес, хаос подвластен земной,
Битвы шум заглуши миротворными громами неба,
Так, чтобы в смертных сердцах горький разрыв исцелить.
Чтобы природа людей, как встарь, величаво-спокойна,
Вновь из бродильни времен мощно, светло вознеслась.
В сердце народа вернись, красота неизменно живая!
Сядь за праздничный стол, в храм лучезарный вернись.
Ведь Диотима живет, словно нежные стебли зимою,
Духом богата своим, тянется к солнцу она.
Солнце ее, лучезарное время, в глубоком закате,
И в морозной ночи бури стенают теперь.


(Пер. Вячеслав Куприянов)


В декабре 1795 года Гёльдерлин, не желая связывать свою жизнь с церковью, устраивается в дом банкира Гонтара в качестве домашнего учителя. С этого момента начинается самый плодотворный период в творчестве поэта, завершившийся в 1807 году безумием и затворнической жизнью в доме приютившего его плотника.


В отличие от классицистов Гёльдерлин не стремился подражать греческим мастерам, однако мир Древней Греции являлся для него источником вдохновения. Отсюда – античная ритмика и образ Диотимы, жрицы из диалога Платона «Пир», преподавшей Сократу «философию любви». Под ее именем Гёльдерлин скрыл мать своих учеников Сюзетт Гонтар.


Знакомство с ней поэт воспринял как столкновение с непостижимым идеалом красоты и истинной женственности. В письме к своему другу Людвигу Нойферу он пишет: «Милый друг! Есть в мире существо, перед которым дух мой может пребывать тысячелетия и спустя тысячелетия все равно видеть, как наивно наше мышление и разумение перед лицом природы. Нежность и величие, и тишина, и жизнь, и ум, и характер, и облик – все слилось в благословенное одно в этом существе. мог ли я стать таким, каков я теперь, ликующий, как орел, если бы мне не явилась она, Единственная, и с нею моя жизнь, дотоле мне недорогая, обновилась, обрела силу и радость, просветилась ее весенним светом?».

2. К Паркам

Еще одно мне дайте, могучие,
Благое лето — и тучной осенью
Пожну я звуки! Будет сердце —
Песнью насытясь — готово к смерти.


Немые души, чей втуне Божий дар
Пропал при жизни, и в Орке мучимы
Тоской... Но, если песня грянет —
Образ и отсвет огня святого,


Приму я нежно влагу забвения!
И если, дрогнув в страхе, пред Летою
Замолкнут струны — буду счастлив,
Зная: как боги я жил однажды!


(Пер. Игоря Белавина)


Стихотворение «К Паркам», написанное в 1798 году, входит в цикл «маленьких од», созданных, вероятно, по совету Гёте, о котором тот говорит в письме к Шиллеру: «Вчера был у меня и Гёльдерлин; он выглядел несколько подавлено и болезненно Я посоветовал ему особо писать короткие стихотворения, выбирая для каждого по-человечески интересный предмет».


Оно стало первым произведением, которое привлекло внимание матери Гёльдерлина – исключительно из-за своего содержания. Вынужденный покинуть дом Гонтаров и лишенный возможности созерцать свою Диотиму, поэт обращается к богиням судьбы с просьбой дать ему еще один год плодотворного творчества, словно предчувствуя надвигающееся безумие.


В поисках подходящей ритмики Гёльдерлин вновь обращается к греческим строфическим размерам – на этот раз к алкеевой строфе, которая в его творчестве чаще всего служит выражению бурного эмоционального порыва.


3. Середина жизни

Желтые груши свесил

И весь свой шиповник

В озеро берег,

Лебеди, любо

Вам, пьяным от ласки,

Окунать главы

В трезво-святые воды.


Горе мне ныне, где мне

Найти цветы зимой, где же

Солнечный луч,

И земные тени?

Стены стоят,

Стынут немо, под ветром

Скрежещет флюгер.

1804 г.


(Пер. Вячеслава Куприянова)


Стихотворение «Hälfte des Lebens» (дословно – «Половина жизни») предположительно написано в 1804 году, за год до того, как поэт окажется в Тюбингенской клинике из-за обострившегося психического расстройства. Затем последуют 37 лет, проведенные в доме плотника Эрнста Циммера, приютившего сумасшедшего поэта. Таким образом, стихотворение почти буквально делит жизнь Гельдерлина на две половины.


Художественный замысел произведения также связан с разделением жизненного пути. В первой строфе нарисован гармоничный пейзаж – плывущие по озеру лебеди и деревья на берегу. Идиллия разрушается с приходом зимы – времени года, символически связанного со смертью. Природные образы, наполненные естественной красотой, сменяются архитектурными, созданными человеком: исчезают цветы, и вместо них появляются холодные и бессловесные стены.


4.Лето

Когда весь цвет весенний пропадает,

То значит, лето в год себя вплетает,

И как ручей течёт вниз по долине,

Так роскошь гор кругом сияет ныне.

И поле, чтобы в роскоши явиться,

Должно, как день, в свой вечер погрузиться:

Как протекает год, так время лета скоро

С картинами природы пропадёт от взора.


24 мая 1778


(Пер. Владимира Летучего)


«Лето» относится к поздним текстам Гёльдерлина и написано им в тот трагический период, когда шизофреническое расстройство уже не позволяло поэту осознанно общаться с другими людьми. В эти годы он продолжает заниматься поэзией, однако из его стихотворений исчезает греческая ритмика; ее сменяют силлабо-тонические размеры. Показательно также появление рифмы.


Большинство поздних произведений посвящено наблюдениям за сменой времен года – занятиям, очевидно, занимавшим внимание Гёльдерлина. Под текстами, написанными с 1807 года, поэт часто оставлял подпись: «Ваш покорный слуга Скарданелли» и ставил вымышленную дату.


Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Новые стихи #Современная поэзия
Дмитрий Аникин. Богатый гость Садко

Prosodia публикует поэтический цикл москвича Дмитрия Аникина о том, как новгородский гусляр-купец Садко схоронил от Москвы вольный русский мир на дне Ильмень-озера. Поэт добивается от былинного сюжета крайне современного звучания. 

#Новые стихи #Современная поэзия
Дарья Горновитова. Под портретом Пушкина

Prosodia публикует большую психоделическую поэтическую вещь Дарьи Горновитовой, поэта и драматурга из Самары. Это монолог своеобразного героя нашего времени – провинциального врача.