Цитата на случай: "Всё смешалось в общем танце, / И летят во все концы / Гамадрилы и британцы, / Ведьмы, блохи, мертвецы". Н.А. Заболоцкий

Михаил Зиновкин. Ромео звонит по Скайпу

Prosodia представляет поэта Михаила Зиновкина, вошедшего в шорт-лист Волошинского конкурса в номинации журнала Prosodia «"Время порывисто дует в лицо…" (cимволы современного мира в поэзии)».
фотография Михаил Зиновкин | Просодия

Справка об авторе


Михаил Васильевич Зиновкин родился в 1976 году. Сетевой автор-стихотворец, коренной архангелогородец; по образованию – экономист. Автор сборников «Медленные сюрикены бабочек» (2013) и «Удалённый доступ» (2014). Лауреат премии «Народный поэт–2013» по версии читателей (сайт stihi.ru).



привкус железа

привкус железа серы и мойвы
белые нитки пьяные мойры
без сожаленья медленно спой мне
две колыбельных
мрачные (г)рифы колкие ноты
отблески зарев за поворотом
гулко шагают чёрные роты
в куртках кобейна

привкус безумья боли и чили
бремя свободы вскрылось как чирей
добрые дяди нас научили
требовать денег
это ли снилось в вязких постелях
жадным адептам евро-истерик
выруби телик выруби телик
выруби телик

с привкусом мёда моды и гари
мёртвые книги втоптаны в гравий
крейсер аврора что тебя парит
если не спится
жирные камни жалкие крохи
сладкая чая горькое кофе
странные сэлфи ярые профи
синие птицы

в чьих-то вольерах на аватарах
падают в пропасть толпы икаров
розданы карты выбраны кары
брошены тени
привкус брусчатки меди и мидий
выживут циник хроник и риддик
если устанешь всех ненавидеть
выруби телик


Птица-тройка

Вновь птица-тройка мчится вникуда,
Не разбирая знаков и разметки.
А мимо пролетают города,
Где пашут за гроши марионетки,
Мелькают избы мёртвых деревень,
Где тридцать лет уже никто не пашет.

Сидит ямщик – ушанка набекрень –
И хлещет так, что спины сивок в кашу.

А впереди, за сломанным мостом
Холопы реставрируют дороги.
А впереди такой лежит простор,
Что хватит всем: и сирым, и убогим,
Которых высылают за Можай,
Чтоб не могли отсвечивать в столице.

И горизонта вечная межа
Летит навстречу нашей тройке-птице,
Выдавливая прыщики дворцов
Да чирьи освящённых нефтевышек.
И ветер бьёт копытами в лицо
И всей округе звон зловещий слышен,
Чтоб не хватались, глупые, за гуж,
А провожали взглядами – и только.

Но с каждым днём всё больше мёртвых душ
У важных пассажиров резвой тройки…


Осеньзаново

Прелыми листьями пахнут сумерки,
Небо пускает белёсый пар.
Мы почему-то ещё не умерли –
Словно трамваи, уходим в парк,
Из понедельников пятясь в пятницы,
Превозмогая паршивый сплин.
Колотым бисером звёзды катятся
В амбивалентность унылых спин.
Щурятся фарам дома и лужи. И
Город поддерживает почин
Приобретённое петербуржие
Неторопливым дождём лечить.
А в под завязку набитых кластерах
Благоустроенной духоты
Снова возводят себя на царствие
Телики, ноуты и коты:
Гипнотизируя, лепят исподволь
Комнатной комы холодный ком.
Сумерки вводят луну в неистовство –
Бегает по небу босиком,
Воет и плачется, словно пьяная,
Выставив Вагнера на рингтон.

Я не хочу эту осень заново,
Только меня не спросил никто.


Кисмет

Её «кисмет» звучал, как «kiss me»,
И я седлал шальные мысли,
Ведь свет из лампы тщетно лился,
Не взбаламучивая згу,
Куда-то в сторону рассвета,
Стонала в плеере кассета,
И был дурманяще абсентов
Заветный вкус горячих губ…

А утро, вслушиваясь в intro,
Водило сны по лабиринтам,
И город, словно струйный принтер,
Визгливо множил горожан
В разводах зелени и бликов,
И расставаться было дико,
И всем от мала до велика
Нас безотчётно было жаль…


Ромео берёт iPhone

Такая эпоха – будто у бога днюха,
И валится с неба разный ненужный хлам.
Ромео берёт iPhone и уходит к шлюхам;
Джульетта садится в Uber и едет в храм.

И кажется, каждый с богом запанибрата.
И точно уверен: бог, однозначно, прав.
Ромео сосёт текилу и мнёт мулаток;
Джульетта грустит под Ёлку и вяжет шарф.

Но это неправда! Вы никому не верьте:
Бог молится, чтоб мы приняли пользу лжи.
Ромео прекрасно знает, что болен смертью;
Джульетта боится жизни, но хочет жить.

И мир на пределе. Бог опускает скальпель –
Он всё это делал тысячу раз подряд…
Ромео берёт iPhone и звонит по Скайпу,
Джульетта снимает трубку и льёт свой яд…


Симптоматика

Впору чудить, смеяться и Фрейда праздновать.
Все психиатры сходят с ума по-разному
(В каждом найдётся малая червоточина).
Я бы проверил, да рисковать не хочется –
Хочется вылить красное в изумрудное
И насладиться тихой житейской мудростью,
Выйти за рамки мутного мироздания,
Не возлюбив как ближнего, так и дальнего,
Просто лежать в палате на чистой простыни
Между Омоном Ра и шестым апостолом,
Заживо связанным верой/надеждой/фобией,
Предпочитая счастью его подобие.

Это ли мука, если фигово мелется?
Ты ведь такая умница и умелица:
Сказку расскажешь, выставишь свечи с банками
И уравняешь праведников и пранкеров,
Бросившись в омут ереси доброй хищницей.
Был бы диагноз, а пациенты сыщутся.
И на глазах у камер, как будто походя,
Вырастет очередь за седативной похотью:
Так и родится очередная мания.
Общество создано, чтобы его дурманили –
Витиевато, пафосно, по-научному.
Лишь бы хватило капельниц и наручников.

Можно хвалиться брендами и зарплатами –
Так, чтобы все вокруг восхищённо плакали,
А по ночам в ночнушках молиться истово
И опасаться гнева судебных приставов.
Можно сидеть на фитнесе и на йогурте –
В Буэнос-Айресе, Мельбурне или Ёбурге,
А по ночам хомячить борщи и пончики,
Переживая, чем это всё закончится.
Можно любую прихоть за ваши кровные.
И продолжать считать отклоненья нормою,
И умиляться – каждый своими гранями.
Все психиатры сходят с ума. Заранее.


Спрячь меня в облаке

Спрячь меня в облаке – стань моим ангелом,
Чтобы я мог умереть
В чистой гармонии с миром и совестью,
С вечностью накоротке,
В тесных наушниках, в сладкой агонии,
Грея в руке амулет –
Малую флэшку на восемь антихристов
Липовых коммюнике.

Спрячь меня в облаке, и запароль его,
Чтобы не смели взломать
Гарные хакеры с мятыми лицами,
Ткущие липкий ажур.
Нежно прошепчется – чёрным по вайберу –
В тёплых моих закромах,
Как я тебе благодарен, хорошая,
Но отплатить погожу.

Будут метаться безликие молнии,
Будут гудеть провода.
Всё, что когда-то считалось бессмысленным,
Так и останется им.
Спрячь меня в облаке, полном отчаянья,
И заходи иногда –
Просто смотреть на далёкую землю и
Гладить мой выцветший нимб.


Чёрный чемодан

Прости меня за эти хрень и хронь.
Я остаюсь, но ты меня не тронь,
Хотя моя охрипшая ладонь
Уже лежит в твоей – такой уютной,
Хотя башка полнее бурдюка:
Там в трёх осях запутался Декарт,
И мысли наползают на декабрь,
Как алкаши на банку «Абсолюта».

Прости меня и что-нибудь проси,
Ведь ты – моё любимое УФСИН.
А мной так много сломано осин,
Что я всё больше верю саксаулу.
Я всё тебе безропотно отдам,
Чтоб ты хранила чёрный чемодан,
Где проводы бегут по проводам,
И наши вещи падают со стула.

Прости меня. И я тебя прощу
Сквозь пристально-волнительный прищур.
Раскручивая времени пращу
Мы так и не завалим Голиафа,
Отдав ему и деньги, и ключи.
И, несмотря на тысячи причин,
Нас будет невозможно обличить
Под самым офигенным полиграфом.

Прости меня, ведь мы с тобой – одно.
Но для кого спасительнее дно,
Решать монете, вставшей на ребро
Последнего залётного Адама.
Спаси меня и выложи в Фейсбук.
Нам не составить прошлого без букв.
Я насорил. Давай найдём избу.
И ты достанешь нас из чемодана.


беспилотник

однозвучно гудит беспилотник.
даль темна, как чужая душа.
я врастаю бессмысленной плотью
в равнодушную явь муляжа.
и уже не ищу, не алкаю
мутных истин в стакане вины.
жизнь – как танцы с ручными волками,
или сон от стены до стены –
не устанет показывать дули
и безбожно лагает опять:
то завоешь – и в ус не подуют,
то прошепчешь – придут убивать,
засмеёшься – никто не ответит
(даже эхо даётся в кредит).
быть не самым счастливым на свете –
значит, тоже кому-то вредить,
чтоб сидеть в тесноте и обиде,
словно в пробке в элитном Пежо,
безуспешно пытаясь развидеть
блокпосты за цветным миражом,
и не слышать, как в небе напротив
(так привычно – аж слёзы из глаз!)
однозвучно гудит беспилотник,
беспристрастно взирая на нас.

Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Главная #Главные стихи
Ода радости. Счастливая девятка звездных стихотворений русской поэзии

Prosodia предложила поэту Ирине Ермаковой выбрать десять любимых стихотворений русской поэзии. Ирина выбрала девять – тех, в которых восторг перехлестывает через край.

#Новые стихи #Современная поэзия #Волошинский конкурс
Полина Орынянская. В поле свёкла, в небе ворон, а промежду – благодать

Полина Орынянская в 2021 году стала лауреатом Волошинского конкурса в номинации журнала Prosodia. Публикуем лучшие стихотворения из конкурсной подборки.