Сергей Золотарёв. Сердцем выжатое сцепление

Prosodia публикует очень изобретательный цикл миниатюр Сергея Золотарёва, в поэзии которого абсолютная свобода перевоплощений есть существо божественного мира.

Сергей Золотарёв. Сердцем выжатое сцепление

Чем это интересно


Поэтическая речь Сергея Золотарёва развивается одновременно в нескольких образных и стилистических регистрах, и плотность переключений между ними такова, что читатель в любом случае остается озадаченным — если не обнаруживает в себе любви к искусству таких переключений, которая очень похожа на любовь собственно к искусству. Одна из миниатюр цикла показывает абсолютную свободу переключений как существо божественного мира — так это и стоит понимать. Сюжетные линии цикла Сергея Золотарёва расходятся в разные стороны, так что связан он, прежде всего, формой восьмистишия, классической для миниатюры. Нужно заметить, что в области миниатюры в современной русской поэзии немалая конкуренция. В некотором смысле Сергей Золотарёв дает в цикле ассортимент по-разному устроенных миниатюр. Но в их центре все же — очень узнаваемое поэтическое мышление Сергея Золотарёва. Оно заставляет вспоминать метареалистов и их метаболу, позволяющую сочетать вещи, между которыми нет никакого сходства: «клюшки хоккейной крюк — / крик — загибается над коптильней / вечера в гиперзвук». Но в мире, который создает Сергей Золотарёв, есть трогательный закон, согласно которому носителем искомого человеком смысла может оказаться что угодно — например, слово «Кожгалантерея». А еще нельзя не заметить тематической рамки цикла — он начинается и заканчивается внезапным обнаружением мысли о смерти.


Справка о Сергее Золотареве


Сергей Феликсович Золотарёв родился в 1973 году. Окончил Государственную академию управления им. С. Орджоникидзе. Автор поэтических книг «Яйцо» (М., 2000), «Книга жалоб и предложений» (М., 2015), «Линзы Шостаковича» (М., 2020). Публиковался в журналах «Арион», «Дружба народов», «Новая юность» и др. В Prosodia подборки выходили в 2020 году и в 2022-м. Лауреат премии журнала «Новый мир» (2015). Живет в г. Жуковский.


1

в больнице дают направление на забор крови

забор крови — стена плача — бедственные слои

мироздания возвышающиеся у каждого в изголовье

сколько рассветы с закатами ни плои


могут ли чувствовать собственную смерть как чужую

люди которые воспринимают чужую боль как свою?

тело располагающееся по фен-шую

двигает мебель души к забытью


2


сидящий на ветке предавшись мечтам

о сне пневматическом птенчик стремится

в душе голубиной устроить почтамт

и разом удовлетворить любопытство


вскрывающий вены как чье-то письмо

забывший что есть еще дедовский способ

над паром дыханья нагреть существо

и вновь запечатать оставив вопросы


3


известие неощутимо

и плавно бритвенным станком

проигнорировав щетину

прообразует в горле ком


ком в горле — внутренняя бритва
с опасной режущей по всей
сплошной поверхности молитвой
с бессчетным множеством осей


4


ветер холод водка кладбище

Островцы как Остров Цы

старичок оградку гладящий

закругляющий концы


гроб с кукушкой заводящийся

опусканьем в глинозем

мы когда назад потащимся

поболтаем обо всем


5


зеркало обрызгано водою

высохнет — останется налет

с тою же хозяйкою но с тою

разницей что больше не нальет


и попавший в образ тихоходки

годы пивший ведрами кощей

как пустынник ласковый и кроткий

чахнет над природою вещей


6


посмотри на материальное проявление

неба духовного — это ли не чудо?

твоим сердцем выжатое сцепление —

и все перемещается совершенно свободно


нет ни газа ни тормоза — небо прозрачно

и ходит как легкие шестеренки

переключаясь одновременно на все передачи

пока мысли удерживаются в сторонке


7


ели не касаются земли

лапами — зависшие тревожно

высшие растения смогли

выжить в этом воздухе треножном


так и надо — долго оседать

после взрыва — выцветшие тени

действуют как антиоксидант

вымывая силу тяготения


8


знаешь как гнут лебединые крылья?
клюшки хоккейной крюк —

крик — загибается над коптильней
вечера в гиперзвук


и пропадает — и либертанго

тащит его в зенит

и попадает — и только штанга

солнца еще звенит


9


высадка пассажиров производится строго на остановочных пунктах

саженцы пассажиров приравниваются к незабудкам

саженцы ласковы — высадка их строга

у троллейбуса — штанга у деточкина — нога


10


улитка делает из куба

земли — за лето — шар земной

как бутом стачивает зубы

над оголенною десной


но не каким-то абразивом

а мягкотело и в слезах

бессмысленно и некрасиво

как будто пальцы облизав


11


вот это зимнее солнцестояние

когда земные сутки составляет тьма

обратная квадрату расстоянья

до солнышка и это всё — зима


есть в нашей темноте какое-то безумие

она как будто даже и не темнота

а все частицы световые в сумме

не с головы состава но с хвоста


13


завернувшись в белый саван

одеяла я кругом

загрустил о самом-самом

как о самом дорогом


и уже совсем старея

прозвучало в тишине

слово Кожгалантерея

как записка обо мне


Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Новые стихи #Современная поэзия
Александр Правиков. Луковка для общего супа

Это новые стихи Александра Правикова — они смелы своей прямой рефлексией о современности, предлагающей шаблоны вместо ответов на главные вопросы.

#Новые стихи #Современная поэзия #Поэты русской диаспоры
Наталья Белоедова. Мальчики летят летят и гаснут

Prosodia публикует стихи Натальи Белоедовой из Узбекистана, участницы лонг-листа «Русской премии». Она пишет миниатюры, в которых мир одухотворенной природы отвечает на вопросы человека.