Александр Квятковский: тактовик вместо ямба

4 мая 1888 года родился конструктивист и теоретик стиха Александр Квятковский. Prosodia вспоминает поэта стихотворением, иллюстрирующим его поиски в области ритмологии.

Медведев Сергей

фотография Александра Квятковского | Просодия

Санная луната 


Белые поляны, белые поля. 
Лунные беляны, дымная земля. 
Санное сосанье. Сонная сосна. 
Втягивают коней мутные снега. 

Тихая метель, путая ресницы. 
Лунатая ночь поит небылицы... 
Сунь сонь в сани — запах сенокоса. 
Бледные подковы — отсветами кос. 

Гей, кони, гей! Гони коней в кон! 
Канули каникулы в сон... 
Пей, ночь, пей снеговой хмель, 
Снеговой вой, голубой бой!.. 

Ночь... Ночь? Белые поля 
Лечь... Лечь? Длинная земля. 
Метла? метели замела поля, 
Матовая мгла пухом зацвела...



Чем это интересно


Литературовед, теоретик стиха, поэт, участник движения конструктивистов Александр Павлович Квятковский (1888–1968) считал, что Ломоносов и Тредиаковский навязали русской поэзии не свойственные ей размеры и ритмы. Их силлабо-тоническая реформа, утвердившаяся в России с 40-х годов XVIII века, была вдохновлена зарубежной поэзией (подробнее об этом читайте в Prosodia).

В «Ритмологии русского стиха» (работа закончена в 1967 году) Квятковский писал: «Русское литературоведение началось в XVIII веке с разработки теории стиха. С первых же шагов теория стиха пошла по ложному следу, который вел из Германии».

Квятковский полагал, что в русском стихе не может быть двухсложных размеров – ямба и хорея. На самом деле у них четырехдольный ритм, соответствующий природе языка. Иначе почему в ямбах и хореях так много пропусков системных ударений?

Например, пушинская строка «Мой дядя самых честных правил» становится ямбом, только если мы игнорируем ударение на первом слове. А если его не игнорировать?

По мнению Квятковского, силлабо-тоническая система мешает определению истинного ритма стиха. В 1928 году поэт ввел термин «тактовик».

Квятковский представлял строку как «тактометрический период». Текст и паузы, собранные в стопу (в терминологии Квятковского – крату), образовывали такт. Вместо любой доли могла стоять пауза, вместо двух и даже трех долей – долгий слог. Количество пауз может быть любое. То есть чтобы вогнать строку в «тактометрический период», часть слогов можно растянуть, а где-то добавить паузы.

Сам Квятковский в 1929 году писал следующее: «Тактовик – своеобразная форма русского стиха; структура его выдержана в духе тактометрической системы, допускающей гармоничное сочетание в стихе любых ритмических модификаций краты: полносложных и неполносложных (паузных); ритмической разнодлительности слогов (долгие, краткие и кратчайшие); разноакцентных ритмов – константных и инверсированных. Этим тактовик резко отличается от стихов силлаботонической системы, где обязательны: равносложие соизмеримых строк, равнодольность всех слогов, совпадение ударных слогов с метрическими акцентами размера (константный ритм), отсутствие внутристишных структурных пауз. Мерой тактовика, как и силлаботонического стиха, служит тактометрический период с его контрольным рядом; тактовик скандируется четким речитативом. Практически основы тактовика заложены в метрических формах русского народного стиха».

Контрольный ряд – ключевое понятие в теории Квятковского, это предельное «расстояния стиха», которое заполняется не только речевым (слоговым) материалом, но и структурными динамическими паузами.

Как определить этот контрольный ряд? Его надо услышать. По сути речь идет о том, чтобы стихи ложились на некий уловленный поэтом ритм. И этот ритм, по Квятковскому, первичен в стихотворении, это идеальная мера, которая существует до стиха и только потом заполняется словами и паузами.

Квятковский приводит примеры. Вот трехкратный трехдольник:

| Наш /\ о | тец — /\ за|вод. /\ /\ |
| Красная | ке-епка — | флаг. /\ /\ |
| Только за|вод позо|вет, /\ /\ |
| Руку /\ | прочь, /\ /\ | враг! /\ /\ |

(Владимир Маяковский)

/\ – это пауза.

А вот четырехкратный четырехдольник:

| Бе-ейте /\ | в пло-ощади | бу-унтов /\ | то-опот! /\ |
| Вы-ыше /\ | го-ордых го|лов /\ гря-а|да! /\ /\ /\ |
| Мы /\ /\ раз|ли-ивом вто|ро-ого по|топа
Пере|мо-оем ми|ров /\ горо|да. /\ /\ /\ | /\ /\ /\ /\ |
| Дней /\ /\ /\ | бык /\ /\ /\ | пег. /\ /\ /\ | /\ /\ /\ /\ |
| Ме-едленна | лет /\ а-ар|ба. /\ /\ /\ | /\ /\ /\ /\ |
| Наш /\ /\ /\ | бог /\ /\ /\ | бег. /\ /\ /\ | /\ /\ /\ /\ |
| Се-ердце /\ | наш /\ бара|бан /\ /\ /\ | /\ /\ /\ /\ |

(Маяковский)

Четырехкратный трехдольник:

Би|лет — /\ /\ | щелк. /\ Ще|ка — /\ /\ | чмок. /\
Сви|сток, —и рва|нулись ту|да мы, /\ | /\ /\
Ку|да, /\ как | се-ельди | в сети чу|лок, /\
Плы|вут круго|светные | дамы. /\ | /\ /\

(Маяковский)

Пушкинская строка про дядю у Квятковского стала трехкратным четырехдольником.

Как считал Квятковский, краты бывают трехдольные, четырехдольные, пятидольные и шестидольные (две доли слишком мало, чтобы образовать группу, а семь – слишком много). Шесть вообще тоже довольно много.

Как пишет Квятковский, «шестидольный тактовик представлен в русской поэзии единственным примером – стихотворением автора этих строк "Санная луната", напечатанным в сб. "Бизнес" (М., 1929)».

Вот как оно должно быть прочитано.

| Белые по|ляны, || белые по|ля. /\ |
| Лунные бе|ляны, || дымная зем|ля. /\ |
| Санное со|санье. || Сонная сос|на. /\ |
| Втягивают | коней || мутные сне|га./\ |
| Тихая ме|тель, /\ || путая рес|ницы. |
| Лунатая | ночь /\ || поит небылицы... |
| Сунь /\ сонь /\ | в сани — || запах сено|коса. |
| Бледные под|ковы — || отсветами | кос. /\ |
| Гей, /\ кони, | гей! /\ || Гони? коне?й | в кон! /\ |
| Канули ка|нику||лы /\ в сон... /\ | /\ /\ |
| Пей, /\ ночь, /\ | пей /\ || снеговой /\ | хмель, /\ |
| Снеговой /\ |вой, /\ || голубой /\ | бой!.. /\ |
| Ночь... /\ /\ /\ | Ночь? /\ || Белые по|ля. /\ |
| Лечь... /\ /\ /\ | Лечь? /\ || Длинная зем|ля. /\ |
| Метла /\ ме|тели || замела по|ля, /\ |
| Матовая | мгла /\ || пухом зацвела... /\ |

Как считал Квятковский, существует всего 72 контрольных ряда. «Метрические формы стиха – это внеязыковая категория, их структурные образования можно сравнить с кристаллическими образованиями».

У Квятковского была еще одна претензия (кроме ямбов и хореев) к силлабо-тонической системе: она не открывает путей дальнейшего развития поэзии, а занимается лишь анализом того, что уже давно сделано. Теория Квятковского должна была сподвигнуть поэта на поиски новых ритмов.

Увы, основной труд его жизни, «Ритмология русского стиха», несмотря на обращения С. М. Бонди, Дмитрия Лихачёва, Виктора Шкловского, так и не был издан в советское время. Книга увидела свет только в 2008 году, через сорок лет после смерти автора.

А термин «тактовик» вошел в обиход. Но Михаил Гаспаров писал о том, что если объем междуиктовых интервалов колеблется в диапазоне одного – двух слогов, то это дольник, а если размах достигает трех слогов – это тактовик. Если же объем превышает три слога – это акцентный стих. Про паузы в этом определении ничего не сказано.

Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Современная поэзия #Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Николай Глазков: лез всю жизнь в богатыри да в гении

В день памяти Николая Глазкова. Prosodia вспоминает одно из его ключевых стихотворений, в котором автор размышляет о своей эпохе и месте поэта в ней.

#Современная поэзия #Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Олег Охапкин: давно приглянулась горка

День памяти одного из ведущих представителей ленинградской «второй культуры» Prosodia отмечает стихотворением, в котором автор сравнивает путь поэта с восхождением на Голгофу.