Алексей Апухтин: всё васильки, васильки

27 ноября 1840 года по новому стилю родился Алексей Апухтин. Prosodia вспоминает поэта его стихотворением, часть которого в ХХ веке стала популярной дворовой песней.

Медведев Сергей

фотография Алексей Апухтин | Просодия

Сумасшедший


Садитесь, я вам рад. Откиньте всякий страх
И можете держать себя свободно,
Я разрешаю вам. Вы знаете, на днях
Я королем был избран всенародно,
Но это всё равно. Смущают мысль мою
Все эти почести, приветствия, поклоны…
Я день и ночь пишу законы
Для счастья подданных и очень устаю.
Как вам моя понравилась столица?
Вы из далеких стран? А впрочем, ваши лица
Напоминают мне знакомые черты,
Как будто я встречал, имен еще не зная,
Вас где-то, там, давно…
Ах, Маша, это ты?
О милая, родная, дорогая!
Ну, обними меня, как счастлив я, как рад!
И Коля… здравствуй, милый брат!
Вы не поверите, как хорошо мне с вами,
Как мне легко теперь! Но что с тобой, Мари?
Как ты осунулась… страдаешь всё глазами?
Садись ко мне поближе, говори,
Что наша Оля? Всё растет? Здорова?
О, Господи! Что дал бы я, чтоб снова
Расцеловать ее, прижать к моей груди…
Ты приведешь ее?.. Нет, нет, не приводи!
Расплачется, пожалуй, не узнает,
Как, помнишь, было раз… А ты теперь о чем
Рыдаешь? Перестань! Ты видишь, молодцом
Я стал совсем, и доктор уверяет,
Что это легкий рецидив,
Что скоро всё пройдет, что нужно лишь терпенье.
О да, я терпелив, я очень терпелив,
Но всё-таки… за что? В чем наше преступленье?..
Что дед мой болен был, что болен был отец,
Что этим призраком меня пугали с детства, —
Так что ж из этого? Я мог же, наконец,
Не получить проклятого наследства!..
Так много лет прошло, и жили мы с тобой
Так дружно, хорошо, и всё нам улыбалось…
Как это началось? Да, летом, в сильный зной,
Мы рвали васильки, и вдруг мне показалось…
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Да, васильки, васильки…
Много мелькало их в поле…
Помнишь, до самой реки
Мы их сбирали для Оли.
Олечка бросит цветок
В реку, головку наклонит…
«Папа, — кричит, — василек
Мой поплывет, не утонет?!»
Я ее на руки брал,
В глазки смотрел голубые,
Ножки ее целовал,
Бледные ножки, худые.
Как эти дни далеки…
Долго ль томиться я буду?
Всё васильки, васильки,
Красные, желтые всюду…
Видишь, торчат на стене,
Слышишь, сбегают по крыше,
Вот подползают ко мне,
Лезут всё выше и выше…
Слышишь, смеются они…
Боже, за что эти муки?
Маша, спаси, отгони,
Крепче сожми мои руки!
Поздно! Вошли, ворвались,
Стали стеной между нами,
В голову так и впились,
Колют ее лепестками.
Рвется вся грудь от тоски…
Боже! куда мне деваться?
Всё васильки, васильки…
Как они смеют смеяться?
. . . . . . . . . . . .
Однако что же вы сидите предо мной?
Как смеете смотреть вы дерзкими глазами?
Вы избалованы моею добротой,
Но всё же я король, и я расправлюсь с вами!
Довольно вам держать меня в плену, в тюрьме!
Для этого меня безумным вы признали…
Так я вам докажу, что я в своем уме:
Ты мне жена, а ты — ты брат ее… Что, взяли?
Я справедлив, но строг. Ты будешь казнена.
Что, не понравилось? Бледнеешь от боязни?
Что делать, милая, недаром вся страна
Давно уж требует твоей позорной казни!
Но, впрочем, может быть, смягчу я приговор
И благости пример подам родному краю.
Я не за казни, нет, все эти казни — вздор.
Я взвешу, посмотрю, подумаю… не знаю…
Эй, стража, люди, кто-нибудь!
Гони их в шею всех, мне надо
Быть одному… Вперед же не забудь:
Сюда никто не входит без доклада.

1890 г.

Чем это интересно


Стихотворение 50-летнего поэта и правоведа (выпускника Императорского училища правоведения) было опубликовано в декабре 1890 года в журнале «Вестнике Европы».

Первый сборник Алексея Апухтина вышел только за четыре года до «Сумасшедшего». До этого были лишь журнальные публикации. Некоторые стихи распространялись в списках.

Благодари меня за все: за пыл мечтаний,
За счастье и обман, за солнце и грозу,
За каждый вопль разбитых упований,
За каждую пролитую слезу;
И если, жизнью смят, в томлении недуга,
Меня ты призовешь, к тебе явлюсь я вновь,
Я, лучших дней твоих забытая подруга,
Я старая и верная любовь!

(1868 год, фрагмент стихотворения «Старая любовь»)


Часть стихов Алексея Николаевича была положена на музыку. 6 романсов сочинил партнер Апухтина Петр Ильич Чайковский.

Сам поэт к публикациям не стремился, деньги литературным творчеством не зарабатывал. «Это было бы все равно… что определить своих дочерей в театр-буфф», - так он говорил.

Тем не менее, своих «дочерей в театр-буфф» Апухтин отдавал регулярно. Его сочинения входили в репертуар многих чтецов-декламаторов, их привлекала возможность и изобразить и лирического героя, и «взгляд со стороны» . «Сумасшедший» идеально подходил для чтения вслух. Вот бред сумасшедшего, вот кратковременная ремиссия, вот вставной номер – песня-воспоминание, а вот опять бред, причем агрессивный. Чтец может примерить как минимум три маски,

В «Очерке истории русского стиха» Михаил Гаспаров пишет, что полиметрия «Сумасшедшего» напоминает классическую полиметрию XVIII века, где «один размер ощущается как общий фон, другие выделяют внутренние вставные куски или, наоборот, внешнее обрамление»; в этом тексте «лирическое воспоминание «Да, васильки, васильки…» 3-ст. дактилем на фоне бредового вольного ямба».

«Сумасшедший» был переиздан в сборнике Апухтина в 1893 году, за несколько месяцев до смерти автора. Стихотворение попало в сборник «Чтец-декламатор» «для чтения в дивертисментах».

О популярности стихотворения можно судить по письму Александра Блока Зинаиде Гиппиус (1901 год). 21-летний поэт пишет: «Придётся играть… сумасшедшего — в костюме и с Машей». Маша – это тетка Блока.

По свидетельству фольклориста Александры Архиповой, традиция декламации Апухтина дожила до середины XX века. Она приводит воспоминания военного летчика, относящиеся к 1944 году, в котором описано чтение декламатором-любителем «Сумасшедшего».

В 1910-е годы популяризации стихотворения способствовало кино. Самый известный фильм, снятый по мотивам «Сумасшедшего» - это «кинодекламация» «Мания величия, или записки сумасшедшего Васильки» Петра Чардынина (1910 год, продюсер Александр Ханжонков). Находившиеся в зале актеры Петр Чардынин и Александра Гончарова озвучивали фильм  стихотворением Апухтина..

На сюжет "Суасшедшего" было создано девять разных фильмов. Второе место после стихов Некрасова.

Лирическая вставка «Да, васильки, васильки…» с многочисленными вариациями, — получила широкое распространение как городской романс или дворовая песня. Известна 31 фольклорная версия "Сумасшедшего". Вот одна из них, наиболее «кровавая».

Ах, васильки, васильки,
Сколько их выросло в поле!
Помню, у самой реки
Мы собирали их с Олей.

Оля цветочек сорвёт,
Низко головку наклонит:
«Милый, смотри, василёк
Твой поплывет, мой потонет…»

Долго ходили они,
Он предложил ей кататься,
К речке когда подошли,
В лодку помог ей взобраться.

Олю он на руки брал,
В глазки смотрел голубые
И без конца целовал
Алые щечки худые.

«Я ли тебя не любил,
Я ли тобой не гордился,
След твоих ног целовал,
Чуть на тебя не молился.

Но лучшие дни унеслись,
Время пошло по-иному:
Я умирал от тоски —
Ты отдавалась другому».

Милый тут вынул кинжал,
Низко над Олей склонился,
Оля закрыла глаза,
Труп её в воду свалился.

Утром пришли рыбаки,
Олю нашли у прилива,
Надпись была на груди:
«Олю любовь погубила…»

…Ах, васильки, васильки,
Сколько их выросло в поле!
Помню, у самой реки
Мы собирали их с Олей…


Прекрасна и такая, «назидательная» версия песни.


«Оля, ты любишь меня?»
Оля шутя отвечала:
«Нет, не люблю я тебя,
Быть я твоей не мечтала!».


Милый вынул кинжал,
Низко над Олей склонился,
Хлынула алая кровь,
Олин венок покатился.


Не надо так много шутить,
Не надо так много смеяться.
Любовь не умеет шутить,
Любовь не умеет смеяться.

А вот версия Аркадия Северного




Песня неоднократно упоминалась в кино («Карнавал» Лиозновой, «Хрусталев, машину!» Германа), романах («Дети Арбата» Рыбакова, «Разбитая жизнь, или Волшебный рог Оберона» Катаева, «Защита Лужина» Набокова), а также пьесе Вампилова «Утиная охота» (ранний вариант).

Живы «Васильки» и сегодня: в этом можно убедиться, поискав песню в интернете. Истории типа "смерть у воды" всегда в цене. Вспомним «По Дону гуляет казак молодой» или Where the Wild Roses Grows Ника Кейва.


Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Стихотворение дня
Николай Вентцель: мы надо Львом свершили правый суд

6 февраля 1920 года умер поэт, прозаик, драматург Николай Вентцель. Prosodia вспоминает литератора его басней в защиту Льва Толстого.

#Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Вадим Шершеневич: штопаю браки и веру Христа

5 февраля 2023 года исполняется 130 лет со дня рождения поэта, переводчика, драматурга Вадима Шершеневича. Настоящая известность пришла к нему в начале 1920-х годов, после основания «Ордена имажинистов». Prosodia решила рассказать о том, как поэт-имажинист пытался воспитать нового читателя.