Алена Басилова: ах, не виноватая я

80-летие Елены Николаевны Басиловой, поэтессы, входившей в число основателей неофициального литературного объединения СМОГ, Prosodia отмечает одним из немногих дошедших до наших дней ее стихотворений.

Медведев Сергей

фотография Алена Басилова | Просодия

Розовый шут


(из поэмы «Комедия греха»)


                                          О.Целкову

Особливо про-зы-ва... про-зы-ва-ли
Полюбила я шута ро-зо-ва-во!
Полюбила Истинно Сахарно-го!
Ах румянец
выступил
Аховый! — О!
С добрым молодцем гуляли Молодцы...
С добрым молодцем гуляли Девицы...
Встали. Поустали. Но за молодцем
Слава моментальная стелется:
— Ох, не лиловатое — синее!
— Не сиреневатое — красное!
— Красное не красное — Сильное!
— В розовое больше, чем в разное!
— Он ли моложавый — высокенький...
— Он ли уважаемый — махонький...
— Он ли воображаемый все-таки, и...
— Он ли обожаемый? Ахоньки!
— Розовые очи по ночам рычат,
— Розовые очень по ночам рычат,
— Розовые очень, да не грозные,
— Просто очень, очень даже розовые!
Уж его я милого, пятого,
В розовы очечки поприпрятала,
Розового — Стало мне весело —
Розовые сны поразвесила!
— Ох, не лиловатое — синее!
— Не сиреневатое — красное!
— Красное не красное — сильное!
— В розовое больше, чем в разное..
Дай еще разочек мне мой розовенький,
Гипсовый мой, мраморный мой, бронзовенький,
Грезки поразборчивей — раз уж живешь —
(Тьфу-ты, даже рыжим не назовешь!)
Все твои враги — благообразные..
Все твои друзья — О! Улыбаются..
Самые коварные согласные
С гласными прекрасно уживаются..
Детство мое дальнее (только не..)
Бегство мое тайное, тонкое..
Волюшка невинная шалая..
(Вон я побежала за мамою...)
Ро ро ро ро... Розовые, светлые!
Зо зо зо зо (Надо же!) Зо зо зо зо зо!
Вы вы вы вы не были на свете бы,
Если бы, ну если бы, нуеслибынуеслибы... Ну?!
— Ах, не виноватая я — синее!
— Синее не синее — (Матом бы!.)
— Красное не красное — Сильное!
— Ах, не винова, не виноваты вы!

Конец 1960-х?

Чем это интересно


Этот отрывок из поэмы «Комедия греха» входит во все известные антологии, посвященные русской поэзии второй половины ХХ века. Сама же «Комедия греха» с предисловием Виктора Шкловского никогда не была издана. Книга была подготовлена к печати в издательстве «Советский писатель», пролежала там 17 лет и, как гласит легенда, бесследно исчезла.

Несколько отрывков из поэмы были опубликованы в 1992 году в виде буклета, выпущенного «благотворительно-просветительским издательством Союза писателей СССР «Рекламная Библиотечка Поэзии». 2000 экземпляров, 6 стихотворений.

Кстати, в буклете стихотворение имеет продолжение, существенное для понимания текста.

Эко прозевали,
Рты поразевали,
Ни почто меня шутихою розовую
Звали!
Полюбила истинно
Сахарного –
Аж румянец выступил
Аховый
- Воо!


В антологиях этого фрагмента почему-то нет. Исчезло важное слово для этого стихотворения – «прозевали». Прозевали «шутиху розовую». Надо полагать, речь идет об авторе. Без «прозевали» «Розовый шут» - это плач о потерянной любви. В полном варианте стихотворение становится плачем о предчувствии забвения.

О своих поэтических опытах Алена Басилова говорила: «В ранних своих стихах я шла от Иннокентия Анненского, Мандельштама, Пастернака. И я, уверяю вас, превратилась бы в эпигона кого-нибудь из них, если бы не русский фольклор».

В возрасте 19 лет Алена Басилова познакомилась в Поволжье с профессиональной плакальщицей. Она восхитила Алену своей способностью входить в транс.

Басилова писала: «Он (фольклор – Prosodia) меня буквально спас. Меня поразила тайнопись русской фольклорной поэзии. Из поэтического фольклора меня больше всего интересовали разбойничья поэзия и поэзия плакальщиц. Ведь все мы двигались тогда, как в ночи. Благодаря фольклору я себя и нашла».

Вот пример разбойничьих стихов Басиловой.

Со подвечера — ваша,
Со полуночи — тоже,
Ходит девка постарше,
Ходит девка построже,
Ходит море испугом,
Ходит мир перекатом,
Ходит севером, югом,
Ни врагом и не братом,
Ейный дом позаброшен
где-то в самом начале…
— Ходит девка по рожам
За своими плечами.
Простолюдина речка
Точно зеркало старит —
Эта девка осечки
Никогда не оставит!

(из стихотворения «Соловьи-разбойники»)

От плакальщиц Алёна Басилова взяла и свободу в обращении с размерами и ритмами.

Свои стихи Басилова читала в манере напевной декламации с отбиванием ритма, за что члены комиссии при Союзе писателей назвали её «шаманкой».

Зато у ней под каблуком
Удар Ударович Ударов.
В кольце причудливого звука,
В грехе, в пустыне человечьей
Очеловечена до духа
До эха призрачна и вечна…
Чья это, чья это, чья это, чья это,
чья это — чья, чья, чья?
Довольно! Слышишь? — Это Ты
С усталых лиц снимаешь пенки…
Скажи, о чем молчат шуты,
Тобой приставленные к стенке!

(из стихотворения «Чья это музыка стучит…»

Басилова писала: «В 60-е годы я много читала по академическим институтам, в основном у физиков. На одном из таких выступлений.. я познакомилась с Александром Павловичем Квятковским, автором известного «Поэтического словаря» (о Квятовском читайте в материале Prosodia «Александр Квятковский: тактовик или ямб» ). Он сказал, что мои стихи написаны редчайшими размерами. Так, он ни у кого перед этим не мог найти пример на шестидольник третий и был вынужден сам его написать. А у меня шестидольника третьего было сколько угодно. Он также утверждал, что в моих стихах нашел даже «тактовик шестиугольный», которым никто «не пользовался».

Сегодня в сети можно найти не больше десятка стихотворений Басиловой. Но, как пишет поэт Генрих Сапгир, «без Алены Басиловой Москва 60—70-х была бы, боюсь, неполна. Дом ее стоял прямо посередине Садового Кольца примерно напротив Эрмитажа, рядом был зеленый сквер. Теперь ни этого дома, ни сквера давно нет... А когда-то с раннего утра или посредине ночи мы кричали с улицы (она жила на третьем этаже): — Алена!!! — и соседи, как понимаете, были в восторге.

В ее просторной старомосковской квартире кто только не перебывал, стихи там читали постоянно. Помню кресло в стиле Александра Третьего, вырезанное из дерева, как бы очень русское: вместо ручек топоры, на сиденье — деревянная рукавица. Здесь зачинался и придумывался СМОГ в пору, когда Алена была женой Лени Губанова . Здесь пили чаи и Андрей Битов, и Елизавета Мнацаканова — такие разные личности в искусстве. Мне нравилось смотреть, как Алена читает свои стихи: она их буквально выплясывала, оттого у стихов ее такой плясовой ритм».

Список гостей литературного салона Басиловой (она была против этого термина – Prosodia) можно продолжать до бесконечности. Иосиф Бродский, Никита Михалков, Юрий Галансков, Андрей Вознесенский, Семён Липкин, Евгений Кропивницкий, Генрих Сапгир, Игорь Холин, Владимир Высоцкий, Булат Окуджава, Андрей Битов, Юз Алешковский, Игорь Губерман, Эдуард Лимонов, Аделина Адалис, Ариадна Эфрон, Анатолий Зверев, Альфред Шнитке, София Губайдулина, Пётр Фоменко, Галина Волчек, Марианна и Анастасия Вертинские, Евгений Евстигнеев, Олег Табаков, Сергей Юрский, Людмила Гурченко, семья архитектора Шехтеля, Дмитрий Лихачёв, друг детства Сергей Каузов с Кристиной Онассис. И т.д.

Эдуард Лимонов писал о Басиловой: «… в мини-юбках, длинноногая, длинноволосая, в высоких сапогах, с чёрным пуделем. В России такие девочки были тогда жуткая редкость. Зато они встречались в западных журналах, где обычно стояли рядом со знаменитыми людьми….Я бывал у Алёны в её (она шла в ногу со временем, жила если не по Гринвичу, то по Сан-Франциско) комнате, где стены были окрашены в чёрный и чернильный цвета, пахло жжёными палочками, на низких матрасах лежали домашние —крашеные — покрывала в хиппи-стиле и такие же подушки….В общем, вполне Сан-Франциско, Ашбери-Хайтс, того же времени».

Позже Лимонов в статье для российского Vogue написал: «Алёну можно по праву назвать первой советской хиппи».

Но хиппи в России не прижились.

«За нас взялись основательно после суда над Синявским и Даниэлем, когда часть “смогистов” вышла на демонстрацию в их защиту («Митинг гласности» на Пушкинской площади 5 декабря 1965-го - Prosodia), — рассказывала Басилова. — После этой демонстрации и начались посадки».

К 1967 году СМОГ прекратил свое существование.

В 1968 году Алёна Басилова стала свидетелем по делу Александра Гинзбурга и Юрия Галанскова. Вызванная на допрос в КГБ Алёна Басилова отказалась подписывать протокол и давать подписку о неразглашении тайны следствия.

Скорее всего, Басилову выслали бы из Москвы за тунеядство, но Корней Чуковский написал справку, в которой было сказано, что Басилова помогала ему в работе над собранием сочинений. Справка была заверена в Литфонде и предоставлена в милицию.

В 1970 году после развода с Губановым, Алёна Басилова переехала в «Дом на набережной». Ее салон прекратил существование.

Публиковать свои стихи Басилова не пыталась. А со временем и вовсе бросила сочинительство.

30 августа 2018 года Алёны Басиловой не стало. Последние лет 20 она вела затворнический образ жизни.

Леонид Губанов в свое время посвятил ей стихотворение.

Эта женщина не дописана,
Эта женщина не долатана,
Этой женщине не до бисера,
А до губ моих — Ада адова.

Этой женщине — только месяцы,
да и то совсем непорочные.
Пусть слова ее не ременятся,
Не скрипят зубами молочными.

Вот сидит она, непричастная,
Непричесанная, ей без надобности,
И рука ее не при часиках,
И лицо ее не при радости.

Как ей хмурится, как ей горбится,
Непрочитанной, обездоленной.
Вся душа ее в белой горнице,
Ну а горница недостроена.

<...>

Эта женщина с кожей тоненькой.
Этой женщине из изгнания
Будет гроб стоять в пятом томике
Неизвестного мне издания.

Я иду домой, не юлю,
Пять легавых я наколол.
Мир обидели – как юлу –
Завели... забыв на кого?

Москва, 11 ноября 1964

Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Давид Бурлюк: скользну в умах, чтобы навек исчезнуть

21 июля 1882 года родился «отец русского футуризма» Давид Бурлюк. Prosodia вспоминает поэта нефутуристическим стихотворением, в котором автор лукавит с собой относительно желания «навек исчезнуть».

#Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Валентин Гафт: о Раневской и ее сердечном друге

40 лет назад, 19 июля 1984 года, ушла из жизни Раневская. День памяти актрисы Prosodia отмечает стихотворением Валентина Гафта о дружбе Фаины Георгиевны с Александром Пушкиным.