Цитата на случай: "Мой Телемак, Троянская война / окончена. Кто победил - не помню". И.А. Бродский

Андре Бретон: Выстрел из седовласого револьвера

125-й день рождения Андре Бретона, ключевой фигуры сюрреализма, Prosodia отмечает его стихотворением о школьницах и пытается понять, чем этот текст мог удивить современников поэта.

Медведев Сергей

фотография Андре Бретона | Просодия

Все школьницы разом


Часто ты вонзая в землю каблук говоришь как если бы
На кусте раскрывался цветок дикого
Шиповника кажется целиком слитого из росы
Говоришь Все море и все небо ради одной
Детской счастливой сказки в стране пляски а лучше ради
Одного объятия в тамбуре поезда
Летящего в тартарары сквозь пальбу на мосту а еще лучше
Ради одной бешеной фразы из уст
Глядящего на тебя в упор
Окровавленного человека чье имя
В отдалении перелетает с дерева
На дерево то появляясь то исчезая среди
Нескончаемых снежных птиц
Одной фразы Где же всё где
И когда ты так говоришь все море и все небо
Рассыпаются брызгами словно
Стайка девочек по двору интерната
С очень строгими правилами поведенья
После диктанта в котором они быть может
Вместо «вещее сердце»
Написали «вещи и сердце»

(пер. Марка Гринберга)


Чем это интересно


Приведенное выше стихотворение вошло в книгу Бретона «Седовласый револьвер» (1932 года). Переводчик и знаток поэзии сюрреалистов Михаил Яснов считает, что, возможно, это лучший сборник Бретона. Поэт придавал этому сборнику особое значение: он собрал воедино все лучшие стихи из сочиненного им до того времени и снабдил их подробным предисловием. В предисловии написано: «Воображение – это то, что имеет склонность становиться реальностью». Часто цитируемая фраза Бретона.

Современниками эти стихи воспринимались как безусловно новаторские. Что же в них было нового?

Во-первых, их «визуальность». Соратник Бретона И. Голль в статье «Сюрреализм» (1924) писал: «До начала XX века поэзию оценивало УХО. Ритм, звучность, каданс, аллитерация, рифма – всё для уха. Начиная с двадцатых годов реванш берёт ГЛАЗ. Это эпоха кинематографа, мы осуществляем коммуникацию по большей части посредством визуальных знаков». Стихотворение Бретона в значительной степени «для глаза» – это, своего рода, сценарий клипа.

Во-вторых, необычна была и мелодика стихов Бретона, точнее, стремление к полному ее отсутствию. Михаил Яснов пишет: «Бретон пытается реализовать и иной тип мелодики – противопоставленной стихам Верлена, если говорить о последнем как об образце классической музыкальности во французской поэзии. Поэтические приемы Бретона суть производное от иной системы, допускающей в поэтическую речь все формы прозаизации, – ныне это называется "proseme", "стихопроза", – и носящей в подтексте весь комплекс современной культуры, включая самые маргинальные ее области. Полный доступ в поэзию любого явления бытия, абсолютная свобода созидания и мысли были поэтической реализацией главной философской идеи сюрреализма – дать человеку максимальное величие и поставить его на место Бога».

Третий элемент новизны – это присутствие в стихотворении элементов «хоррора»: «глядящий на тебя в упор окровавленный человек», «поезд летящий в тартарары». Без этого сюрреалисту было нельзя: читателя надо напугать, а себя представить, как человека не из робкого десятка. Известна фраза Бретона: «Самый простой сюрреалистический акт состоит в том, чтобы, взяв в руки револьвер, выйти на улицу и наудачу, насколько возможно, стрелять по толпе. У того, у кого ни разу не возникало желания покончить таким образом со всей этой ныне действующей мелкой системой унижения и оглупления, тот сам имеет чётко обозначенное место в этой толпе, и живот его подставлен под дуло револьвера».

Четвертое: озадачить читателя должны были названия и сборника в целом, и данного стихотворения в частности. Названия должны запустить работу воображения: почему револьвер седой, разве так бывает? Как это – все школьницы разом? Может, опечатка? У Бретона есть ответ и на эти вопросы: «ясность – это глупость».

Прочитав это стихотворение сегодня, приходишь к выводу о том, что мы живем в мире победившего сюрреализма: легко представить этот верлибр в премиальном листе премии «Поэзия» за прошлый год. То есть способ наблюдения за миром, предложенный Андре Бретоном, стал мэйнстримом. Для его понимания нам, в принципе, можно и не знать, что такое сюрреализм.

Наверное, это хорошо. Такой подход дает возможность оценить Бретона прежде всего как поэта, а не акциониста, дающего пощечину советскому писателю Илье Эренбургу (он назвал сюрреалистов педерастами) или сочиняющего памфлет «Труп» (Бретон и товарищи радовались смерти Анатоля Франса, которого называли «последним стариком французской литературы»).

Однако, чтобы такое случилось, должно было пройти немало лет.

Сегодня, по словам известного переводчика Бретона Сергея Дубина, сюрреалистов «лучше сравнивать не с дерзкими революционерами, сбрасывающими все с корабля современности, а с кропотливыми археологами человеческой мысли, отыскивавшими в подвалах традиционной культуры забытые имена и творческие рецепты, чтобы затем, адаптировав их к требованиям момента, преподнести современникам».


Справка об авторе


Андре Бретон родился 19 февраля 1896 года в нормандском городе Теншбре. Окончил церковную школу, учился в колледже, затем в Сорбонне на медицинском факультете.

В 1915 году Бретона направили на фронт санитаром. Там он и познакомился с уже известным поэтом Гийомом Аполлинером. Аполлинер представил его Филиппу Супо, который впоследствии стал ближайшим соратником Бретона. Еще одним фронтовым товарищем поэта был Луи Арагон. Хорошая компания.

К началу 1920-х вокруг Бретона сформировался кружок талантливых поэтов и художников. Их выступления сопровождали драки и скандалы. Так, «презентация» выставки Макса Эрнста проходила в подвале с выключенным светом: кто-то постоянно оскорблял присутствующих, Бретон то и дело зажигал спички, Арагон мяукал, Супо играл с Тцара в прятки. Подобная линия поведения соответствовала словам Бретона «сюрреализм – не художественный метод, а способ мышления и образ жизни». В общем, люди жили весело.

Практически до конца жизни Бретон был творчески активен: публиковал стихи и прозу, писал критические статьи, устраивал выставки своих картин. Всегда интересовался политикой: в 1927 году вступил во Французскую компартию, в 1933 был исключен из нее. В 1940-х сотрудничал с анархистами, выступал против колониализма, против войн в Индокитае и Алжире.

Андре Бретон умер 28 сентября 1966 года из-за обострения болезни дыхательных путей.

Читать по теме:

#Стихотворение дня #Главные фигуры
Михаил Кузмин: прогулка с Протеем

85 лет назад умер один из самых значительных и разнообразных русских поэтов ХХ века Михаил Кузмин. В день его памяти Prosodia публикует стихотворение «Голый отрок в поле ржи...» – вовсе не для разговора о гомоэротике, а чтобы показать, с какой свободой и легкостью поэт, словно мифический Протей, меняется в стихе и как он заряжает движением даже самые избитые, казалось бы, шаблоны. А движение, по Кузмину, и есть Любовь.

#Стихотворение дня #Главные стихи #Главные фигуры
Долгая зима Вячеслава Иванова

28 февраля исполняется 155 лет со дня рождения символиста Вячеслава Иванова. Эту памятную дату Prosodia отмечает стихотворением из цикла «Зимние сонеты», который еще при жизни поэта причислили к «важнейшим памятникам эпохи». Его созданию сопутствовала одна из тяжелейших зим в жизни Иванова, однако даже в ситуации «зимы души» и мира у поэта остается вера в весеннее возрождение.