Борис Чичибабин: никто из нас не рыцарь

15 декабря 1994 года умер Борис Чичибабин. Prosodia вспоминает поэта стихотворением, в котором автор призывает читателей «поставить Дон Кихота уму в поводыри». Сам Чичибабин сделал донкихотство образом жизни.

Медведев Сергей

фотография Борис Чичибабин | Просодия

         * * *


Покамест есть охота,

покуда есть друзья,

давайте делать что-то,

иначе жить нельзя.



Ни смысла и ни лада,

и дни как решето, –

и что-то делать надо,

хоть неизвестно что.



Ведь срок летуч и краток,

вся жизнь – в одной горсти, –

так надобно ж в порядок

хоть душу привести.



Давайте что-то делать,

чтоб духу не пропасть,

чтоб не глумилась челядь

и не кичилась власть.



Никто из нас не рыцарь,

не праведник челом,

но можно ли мириться

с неправдою и злом?



Давайте делать что-то

и, черт нас подери,

поставим Дон Кихота

уму в поводыри.



Пусть наша плоть недужна

и безысходна тьма,

но что-то делать нужно,

чтоб не сойти с ума.



Уже и то отрада

у запертых ворот,

что все, чего не надо,

известно наперед.



Решай скорее, кто ты,

на чьей ты стороне, –

обрыдли анекдоты

с похмельем наравне.



Давайте что-то делать,

опомнимся потом, –

стихи мои и те вот

об этом об одном.



За Божий свет в ответе

мы все вину несем.

Неужто все на свете

окончится на сем?



Давайте ж делать то, что

Господь душе велел,

чтоб ей не стало тошно

от наших горьких дел!



(1979)





Чем это интересно




Поэт и переводчик Юрий Айхенвальд сказал: «Дон Кихот существует в русской жизни двояко: как идея, имя-притча, толкование которой менялось, и как целая вереница живых воплощений, исторических воплощений донкихотства».



Рыцарь Печального Образа появляется всякий раз, когда автор видит в себе или окружающем его мире очередной кризис. Можно обойтись и без кризиса – любой поэт без труда найдет в себе черты Дон Кихота. Само занятие поэзией предполагает и печальный образ, и Дульсинею, и ветряные мельницы, и способность увидеть в них великанов.



Он смешон, но сколько детской


Доброты в улыбке нежной,



И в лице, простом и бледном,



Сколько веры безмятежной!



И любовь и вера святы.



Этой верою согреты



Все великие безумцы,



Все пророки и поэты!




Это Дмитрий Мережковский, «Дон Кихот».



Да, все мы таковы 


Страдальцы торопливые, увы,



Ведь мужество смешно, забавен страх,



Пойди пойми, над чем смеется век,



О, как тебе неловко, человек.




А это Бродский – «Романс Дон Кихота».



Очень может быть, что творчество поэта не одобряется властями, он, как Дон Кихот, не понят и гоним, и тогда у поэта есть шанс воплотить идеи этого героя не на бумаге, а в реальной жизни. Это как раз случай Бориса Чичибабина.



Борис Алексеевич обращался к образу Дон Кихота неоднократно.



«Смешно толпе добро», – такой припев заладя,


не я ли с давних пор мотал себе на ус



извечнейший, как жизнь, как солнышка с оладьей,



с застенчиво-смешным прекрасного союз.





И мы с тобой смешны, как умникам Исус,



как взрослому дитя, как Мандельштам и Надя.



Твоей душе молясь, твои колени гладя,



я над самим собой мальчишески смеюсь.





Устроено хитро, что нежность и величье



нам часто предстают в комическом обличье.



Так, может быть, и нас запомнят наизусть?





Вот скачет Дон Кихот – и хлоп с лошадки наземь!



Зачем же он смешон? Затем, что он прекрасен.



Смешны избранники. Тем хуже? Ну и пусть!




Это 1972 год. Чичибабин – член Союза писателей, его основное место работы – харьковское трамвайно-троллейбусное управление. Он старший мастер материально-заготовительной службы (счетовод). Рассказывают, что при первом знакомстве Евтушенко, протянув руку, представился : «Евтушенко, поэт». И получил ответ: «Чичибабин, бухгалтер».



В этом стихотворении Чичибабин не боится подставиться, предстать в смешном свете, сравнивая себя и свою Дульсинею с Мандельштамом и Надей. Конечно, он предвидит насмешки: ну кто такой Чичибабин в сравнении с Мандельштамом?



В стихотворении 1979 года ставки выше:



Давайте что-то делать,


чтоб духу не пропасть,



чтоб не глумилась челядь



и не кичилась власть.




И далее:



Пусть наша плоть недужна


и безысходна тьма,



но что-то делать нужно,



чтоб не сойти с ума.






Чичибабин уже исключен из Союза писателей, его печатают только за рубежом. В 1974 году по требованию КГБ поэту пришлось подписать предупреждение о том, что, если он продолжит распространять самиздатовскую литературу и читать стихи антисоветского содержания, на него может быть заведено дело. Какие стихи антисоветские, решает КГБ. Но Чичибабин – Дон Кихот, он не может бездействовать:



Давайте делать что-то


и, черт нас подери,



поставим Дон Кихота



уму в поводыри.







Справка об авторе




Борис Алексеевич Чичибабин (урожд. Полушин) родился 9 января 1923 года в Кременчуге. Окончив школу, поступил в Харьковский университет. Получить высшее образование ему не удалось: сначала помешала война, а в 1946 году его осудили за антисоветскую агитацию (нашли крамолу в изданных самиздатовским способом стихах).



Выйдя на свободу, Чичибабин окончил бухгалтерские курсы, работал в домоуправлении, а затем – до 66 лет – в Харьковском трамвайно-троллейбусном управлении.



На рубеже 50-х – 60-х стали появляться первые публикации Чичибабина – в «Знамени», «Новом мире», в местных изданиях. В 1963 году вышли два первых сборника стихов.



В январе 1964 года Чичибабину поручили руководство литературной студией при ДК работников связи. В 1966-м студию закрыли – после занятия, посвященного памяти Бориса Пастернака.



В начале 1968 года в Харькове был опубликован последний доперестроечный сборник Чичибабина «Плывёт Аврора».



В 1972 году поэт сознательно ушел из официальной литературы и с тех пор печатался только в самиздате или записывался на магнитофон.



В 1973 году Чичибабина исключили из Союза писателей СССР. От него потребовали передать в КГБ свои стихотворения, которые он читал где-либо – мол, надо разобраться. Причем Чичибабин должен был сам подготовить печатный текст. Как настоящий Дон Кихот, Борис Алексеевич отослал в КГБ самые крамольные, но важные для себя сочинения: «Проклятие Петру» и «Памяти А. Т. Твардовского». В последнем были, например, такие слова:



И если жив ещё народ,


то почему его не слышно?



И почему во лжи облыжной



молчит, дерьма набравши в рот?




Относительно широкие массы узнали Чичибабина с началом перестройки. В 1987 году поэта восстановили в Союзе писателей. В 1990 году за изданную за свой счёт книгу «Колокол» Чичибабин был удостоен Государственной премии СССР.



Борис Чичибабин умер 15 декабря 1994 года. Похоронен в Харькове.

Читать по теме:

#Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Давид Бурлюк: скользну в умах, чтобы навек исчезнуть

21 июля 1882 года родился «отец русского футуризма» Давид Бурлюк. Prosodia вспоминает поэта нефутуристическим стихотворением, в котором автор лукавит с собой относительно желания «навек исчезнуть».

#Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Валентин Гафт: о Раневской и ее сердечном друге

40 лет назад, 19 июля 1984 года, ушла из жизни Раневская. День памяти актрисы Prosodia отмечает стихотворением Валентина Гафта о дружбе Фаины Георгиевны с Александром Пушкиным.