Борис Чичибабин: я жил на белом свете и даже был поэтом

Столетие со дня рождения Бориса Чичибабина Prosodia отмечает его автобиографическим стихотворением.

Медведев Сергей

фотография Борис Чичибабин | Просодия

Больная черепаха —
ползучая эпоха,
смотри: я — горстка праха,
и разве это плохо?
Я жил на белом свете
и даже был поэтом, —
попавши к миру в сети,
раскаиваюсь в этом.

Давным-давно когда-то
под песни воровские
я в звании солдата
бродяжил по России.

Весь тутошний, как Пушкин
или Василий Теркин,
я слушал клеп кукушкин
и верил птичьим толкам.

Я — жрец лесных религий,
мне труд — одна морока,
по мне, и Петр Великий
не выше скомороха.

Как мало был я добрым
хоть с мамой, хоть с любимой,
за что и бит по ребрам
судьбиной, как дубиной.

В моей дневной одышке,
в моей ночи бессонной
мне вечно снятся вышки
над лагерною зоной.

Не верю в то, что руссы
любили и дерзали.
Одни врали и трусы
живут в моей державе.

В ней от рожденья каждый
железной ложью мечен,
а кто измучен жаждой,
тому напиться нечем.

Вот и моя жаровней
рассыпалась по рощам.
Безлюдно и черно в ней,
как в городе полнощном.

Юродивый, горбатенький,
стучусь по белу свету —
зову народ мой батенькой,
а мне ответа нету.

От вашей лжи и люти
до смерти не избавлен,
не вспоминайте, люди,
что я был Чичибабин.

Уже не быть мне Борькой,
не целоваться с Лилькой,
опохмеляюсь горькой.
Закусываю килькой.

1969

Чем это интересно.


Стихотворение для харьковского поэта Бориса Алексеевича Чичибабина стало своего рода подведением предварительных итогов.

В 1969 году Чичибабину исполнилось 46 лет. У него только что вышла четвертая поэтическая книжка. По цензурным соображения в сборнике отсутствовали важные для поэта стихи, а опубликованные пришлось откорректировать в угоду цензорам. Такие стихи, по признанию самого Чичибабина, было стыдно показывать друзьям.

Я жил на белом свете
и даже был поэтом, —
попавши к миру в сети,
раскаиваюсь в этом.

Другие итоги.

В 1966 году власти закрыли литературную студию, которую Чичибабин вел в харьковском ДК Связи. Последнее занятие студии прошло 9 января 1966 года и было посвящено памяти Бориса Пастернак.

Борис Леонидович не был запрещен, но и не настолько одобряем властями, чтобы любой желающий мог провести вечер его памяти.

Пусть на плечи уже не «кидается век-волкодав», пусть сегодня эпоха – «больная черепаха», но и она может стереть человека, превратив его в горстку праха.

Впрочем, Чичибабин успел попробовать и хватку века-волкодава.

В моей дневной одышке,
в моей ночи бессонной
мне вечно снятся вышки
над лагерною зоной.

В общей сложности в тюрьмах и лагерях поэт провел 5 лет, с 1946 по 1951 годы. Статья 58-10, антисоветская агитация. Вероятной причиной ареста вчерашнего дембеля, а в 1946-ом студента Харьковского университета, стали строки:

Пропечи страну дотла,
Песня-поножовщина,
Чтоб на землю не пришла
Новая ежовщина!


Во время следствия в Бутырской тюрьме Чичибабин написал «Красные помидоры» и «Махорку». В 1960-е годы стихотворения положил на музыку друг Чичибабина Леонид Пугачев, и они широко разошлись по стране. Классика тюремной лирики.

Кончусь, останусь жив ли,-
чем зарастет провал?
В Игоревом Путивле
выгорела трава.

Школьные коридоры -
тихие, не звенят...
Красные помидоры
кушайте без меня.

Как я дожил до прозы
с горькою головой?
Вечером на допросы
водит меня конвой.

Лестницы, коридоры,
хитрые письмена...
Красные помидоры
кушайте без меня.

1946

Не случайно в стихотворении упомянут и Петр Великий.

Я — жрец лесных религий,
мне труд — одна морока,
по мне, и Петр Великий
не выше скомороха.

Петр Первый – для Чичибабина символ бесчеловечной государственной власти. Такие как Петр - угроза маленькому человеку, юродивому, раскольнику, поэту. Такому как Чичибабину. Петр регулярно появляется в стихах Бориса Алексеевича.

Будь проклят, император Петр,
стеливший душу, как солому!


Будь проклят, нравственный урод,
ревнитель дел, громада плоти!
А я служу иной заботе,
а ты мне затыкаешь рот.

Будь проклят тот, кто проклял Русь —
сию морозную Элладу!
Руби мне голову в награду
за то, что с ней не покорюсь.
(1972)

Все дела того детины, славе вопреки
я отдам за звук единый пушкинской строки.
Я отдам, да и не глядя, все дела Петра
ради в пушкинской тетради росчерка пера.
(1989)

В иерархии Чичибабина Пушкин стоит куда выше Петра.

Упомянута в стихотворении Чичибабина и «Лилька» - главное обретение поэта конца 60-х. Лилька – это поклонница его таланта Лилия Карась (р.1938). С ней Чичибабин познакомился осенью 1967 года, вскоре она стала его женой.

На сердце красится боль и досада.
Милым лицом твоим весь озарясь,
только с тобою изыйду из ада,
Лиля Карась.

Прелесть примет твоих неуловима.
Ты во спасенье мое родилась.
С верой шепчу твое светлое имя,
Лиля Карась.

«Лильке» Чичибабин посвятил немало стихов, есть среди них и эротические:

Ты в одеждах и то как нагая,
а когда все покровы сняты,
сердце падает, изнемогая,
от звериной твоей красоты.

Но все же главный итог конца 60-х: стихи советского поэта Чичибабина не востребованы читателями.

Юродивый, горбатенький,
стучусь по белу свету —
зову народ мой батенькой,
а мне ответа нету.

В общем, так жить больше нельзя. Да, был поэтом, но обо мне прежнем лучше не вспоминайте. «Уже не быть мне Борькой».

Член Союза советских писателей Чичибабин попрощалтся с читателями. Поэт Чичибабин ушел в подполье, в неподцензурную литературу.. «Уход из дозволенной литературы… был свободным нравственным решением, негромким, но твёрдым отказом от самой возможности фальши», — написал об этом двадцать лет спустя хороший знакомый Чичибабина философ Григорий Померанц.

До 1989 Чичибабин проработал счетоводом в харьковского трамвайно-троллейбусном управлении. Его стихи распространялись только в самиздате или в магнитофонных записях. В 1977 году большая подборка его стихов вышла в русском журнале «Глагол» (США, издательство «Ардис»).

К советским читателям Чичибабин вернулся только в 1989 году – издал за свой счет в Москве книгу «Колокол». Возвращение (но можно сказать, и знакомство) было триумфальным. В 1990 году за «Колокол» Чичибабин был удостоен Государственной премии СССР. Он побывал в Италии и Израиле. Его хорошо принимала публика – в Москве, Ленинграде, Харькове, Ростове-на-Дону.

Умер Борис Чичибабин 15 декабря 1994 года. Похоронен в Харькове.

Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Давид Бурлюк: скользну в умах, чтобы навек исчезнуть

21 июля 1882 года родился «отец русского футуризма» Давид Бурлюк. Prosodia вспоминает поэта нефутуристическим стихотворением, в котором автор лукавит с собой относительно желания «навек исчезнуть».

#Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Валентин Гафт: о Раневской и ее сердечном друге

40 лет назад, 19 июля 1984 года, ушла из жизни Раневская. День памяти актрисы Prosodia отмечает стихотворением Валентина Гафта о дружбе Фаины Георгиевны с Александром Пушкиным.