Борис Габрилович: а говорить было не о чем

16 декабря 1950 года родился Борис Габрилович. Prosodia вспоминает ростовского поэта его единственным опубликованным при жизни стихотворением.

Медведев Сергей

фотография Борис Габрилович | Просодия

  * * *

Падали

капли

снежные.

Гибли

     на кирпичах.

А говорить было

не о чем.

Не о чем было

          молчать.

Лишь в глубине –

           как маятник -

      Тупо качнулась боль.

Люди!

Поставьте здесь

памятник.

Здесь умерла

любовь.

 

 

Чем это интересно


Стихотворение было опубликовано в ноябре 1968 года в газете Ростовского государственного университета «За советскую науку». Публикацию стихов первокурсника филфака Габриловича, а также третьекурсников Георгия Булатова, Алексея Приймы и Александра Петрова предваряла статья «У поэтов вырастают крылья».

 

Если вы не поленитесь и наберете в поисковике словосочетание «Падали капли снежные», то сразу же попадете на ресурсы типа «Жемчужины мысли» и «Лучшие стихи про любовь». «Автор неизвестен». Можно даже скачать песню «О грустном», там тоже падают капли снежные.

 

Значительная часть стихотворений погибшего в 20 лет Бориса Габриловича написана как бы из будущего. Поэт знает, что его жизнь скоро оборвется, его будут вспоминать и друзья, и подруги, будут жалеть, что не выслушали поэта, а он будет сидеть где-то на облаке и усмехаться: я же вам говорил...

 

Я уже на вашем пороге

я уже вытираю ноги

посидим за бутылкой вместе

уделите мне лет так двести

ВЫСЛУШАЙТЕ МЕНЯ.

 

Или такое:

 

вот так бы мне когда-нибудь

дойти до вас, как кровь по венам,

как боль по лезвию ножа,

когда в меня

не станут верить,

когда меня

устанут ждать!

 

Это обращения к друзьям. Подругам – такой привет из будущего:


Когда-нибудь тебе приснится

вот этот самый новый год…

О, как ты распахнешь ресницы,

почувствовав холодный пот,

привстанешь нервно на подушках,

не понимая, что к чему,

дрожа губами

малодушно,

уставишься в ночную тьму.

 

 

В начале XXI века Бориса Габриловича «услышали» в интернете. Хотя бы так. Он полагал,


что из прокуренности комнаты,

где воздух серый и густой,

твой голос, раненный и тонкий,

если не сгинет насовсем,

пробьется разве что за стенку,

где кашляет больной сосед.

  

Быть услышанным – одна из важнейших тем в творчестве Габриловича. В киноповести «Ковыляя кот идет», дописанной (а, может, и не дописанной) им за несколько дней до гибели, идет речь о группе студентов филфака университета. Действующие лица: поэт Андрей, девушка, друг, члены редакции стенгазеты, длинноволосый – и почему-то глуповатый (так написано) – битник.


Главный герой – поэт – умирает от рака легких.


В финале на фоне городских пейзажей диктор читает следующий текст: «Город, в котором живут наши герои, называется N-ск. Это районный центр, не очень крупный, но всё же в нём есть 4 института, с десяток техникумов и даже один университет, в котором учатся наши герои. Город насчитывает (…) жителей… Сколько в городе поэтов – неизвестно, потому что справочник местного отделения советских писателей вряд ли может пролить на это свет».

 

И уже перед титрами на фоне дождя – Андрей у микрофона, он читает стихи:

 

Я сбудусь

может быть кольцо

тайфуна скрутит вас в ту полночь

когда надежды нет на помощь

но вдруг как шлюпка или поручнь

вам явится моё лицо

я сбудусь.

 

Это, кстати, стихи другого поэта участника подборки 1968 года – Алексея Приймы. Когда-то некоторые критики считали Прийму одним из самых перспективных советских поэтов. Увы, Алексей – из «несбывшихся». Однажды на всесоюзном совещании молодых писателей выступил первый секретарь ЦК ВЛКСМ Б.Н. Пастухов, который разоблачил «авангардиста» Прийму: оказалось, что Алексей – «человек прозападной ориентации, лишенный национальных корней». 

 


Справка об авторе


Поэт Борис Аронович Габрилович родился 16 декабря 1950 года в Ростове-на Дону в семье ученого-микробиолога. Поступил в университет. Написал более 200 стихотворений и один киносценарий. 4 сентября 1970 года на вечеринке он выпал из окна 4-го этажа. Через 2 дня он умер. Придя в себя в больнице, Боря сказал тете: «Очень хочу жить».


Что было причиной смерти – несчастный случай или самоубийство – осталось неясным. Похороны Габриловича превратились в студенческую демонстрацию с речами на кладбище: Борис был очень популярен в студенческой среде.

 

В ростовской газете «Комсомолец» появилась статья «Тень на портрете»:

 

«Осенью в университете случилось несчастье. Погиб 19-летний студент. Разбился насмерть, упав пьяным из окна. Была ли случайной эта пьянка? Судя по образу жизни собутыльников, нет. Хозяин квартиры, где собирались пить приятели, – четверокурсник физфака В.Чупринин, за все годы учебы в университете не имел ни одного серьезного поручения. О В. Маркине в докладе на отчетно-выборной конференции прошлого года говорилось буквально следующее: "Сколько усилий пришлось приложить многим активистам, чтобы уговорить (а точнее, принудить) постричься студента второго курса филфака В. Маркина". Имеющий приводы в милицию, не вылезающий из учебной задолженности, Валентин Маркин считал себя теоретиком чистого искусства и проповедовал его в университетской литгруппе. Третьим был студент мехмата Л. Блехер, который после смерти товарища. боясь ответственности за организацию попойки, голословно пытался представить несчастный случай как протест. Против кого, чего? – Блехер объяснить не мог».

 

Добавить тут нечего.

 

Сегодня Борис Габрилович для Ростова – культовая фигура.

 

 


Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Стихотворение дня #Поэты эмиграции #Русский поэтический канон
Николай Гронский: оставленный на дне

115-й день рождения поэта Николая Гронского Prosodia отмечает его стихотворением-посвящением Марине Цветаевой.

#Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Петр Вяземский: и многому изведал цену я

В 232-й день рождения Петра Вяземского Prosodia публикует его стихотворение «Я пережил». Написанное по вполне конкретному и скорбному поводу, сегодня оно читается в первую очередь как пророчество поэта о своей будущей судьбе, не только прижизненной, но главным образом посмертной.