Борис Поплавский: наука сна и чистая поэзия

6 июня исполняется 118 лет со дня рождения Бориса Поплавского. При жизни поэта был издан лишь один сборник стихов, в то время как основная часть его наследия увидела свет много позже. Prosodia выбрала стихотворение из сборника «Автоматические стихи», в котором видения скрывают «духовную музыку», а сон становится истоком истинной поэзии.

Белаш Катерина

Фотография Бориса Поплавского | Просодия

                  * * *

Мы пили яркие лимонады и над нами флаги кричали

И бранились морские птицы

Корабли наклонялись к полюсу

Полное солнце спало в феерическом театре

В пыли декораций где огромные замки наклонялись

Под неправдоподобными углами

В пустом и черном зале сидело старое счастье

в рваных ботинках

И курило огромные дешевые папиросы

Созерцая ядовитый огонь заката

В пыли кулис

А наверху плыли дирижабли

Люди кричали и пропадали

Дали молчали и появлялись

И уже шел дождь

Изнутри вовне, из прошлого в будущее

Унося в своей серой и мягкой руке

Последнюю доблесть моряков

 

(1934)

 

Чем это интересно

 

Исследователи традиционно отмечают, что в поэзии Бориса Поплавского переплетаются черты символизма, сюрреализма и дадаизма. Наиболее часто упоминаемая в этом контексте параллель – с творчеством «проклятых поэтов», в частности, с Артюром Рембо. В этом, безусловно, есть доля истины, однако поэзия Поплавского вряд ли укладывается в такие рамки.


В сборнике «Автоматические стихи» нашла свое воплощение техника автоматического письма, активно применявшаяся сюрреалистами. На первый взгляд стихотворения этой книги действительно представляют собой некий каталог впечатлений и образов. В то же время нельзя сказать, что Поплавский пользовался данной техникой последовательно: Александра Володина замечает, что «впоследствии он тщательно их [стихи из сборника. – К.Б.] редактировал, что противоречит самой идее бессознательного письма». Сам поэт, рассуждая об «Улиссе» Джеймса Джойса, также отдавал себе отчет в некоей парадоксальности автоматического письма: «Конечно, "Улисс" есть не только документ, а продукт огромного отбора и сложнейшей конструкции Но отнюдь не отбора и выдумывания мыслей, а отбора бесчисленных текстов-документов, написанных бесконтрольно».


Впрочем, не столь важно, играл ли Поплавский по правилам того или иного течения. Гораздо интереснее, как в «Автоматических стихах» – и в выбранном нами стихотворении – проявляются творческие принципы поэта.


Современники отмечали, что рассуждения Поплавского были, мягко говоря, сложны для понимания. Владислав Ходасевич вспоминает: «…все это было очень неясно, сбивчиво, а, главное, – совершенно противоречиво». Впрочем, общее представление Поплавского о сущности поэзии, о «механизмах» творчества можно обнаружить в его статьях и эссе. Некоторые тезисы «Заметок о поэзии» (1928) нашли отражение в поэтике «Автоматических стихов» – в частности, о динамичности процесса творения и о его стихийности: «…стихотворец, как во сне или припадке, бросается в свое стихотворение; в таком случае неведомо, что выйдет; и часто в произведении, в конце, получается неизмеримо большее, чем было в начале…и только тогда стихотворение есть откровение, и поэзия больше стихотворца». Соответственно, стихи как порождение «дионисического начала», по структуре похожи не на «твердые тела, например, статуи», а на «разноцветные жидкости».


Творчество Поплавского сопряжено с мистическим, иррациональным началом – именно сновидения в его трактовке приобретают особое значение для рождения чистой поэзии. В снах ничто не равно ничему, и это неравенство не дает стихам «застыть», лишиться своей текучести, изменчивости. Стихи Поплавского не превращаются в каталоги случайно рассеянных по тексту образов – напротив, из них складываются «некие агадочные картины", в которых известное соединение образов и звуков чисто магически вызывало бы в читателе ощущение того, что предстояло» поэту.

   


Справка об авторе

 

Борис Юлианович Поплавский родился 6 июня 1903 года в Москве в семье музыкантов, выпускников Московской консерватории. Учился во Французском лицее Филиппа Неррийского. Поэт очень хорошо знал французский язык, читал книги на языке оригинала. Стихи начал писать довольно рано – во многом из-за влияния старшей сестры Натальи, выпустившей лишь один сборник – «Стихи зеленой дамы» (1917).


После Революции Поплавский вместе с отцом переезжает на юг России; в 1920 году они едут в Константинополь, а через год эмигрируют во Францию (Париж). Так, поэт станет одним из самых ярких представителей первой волны русской эмиграции.


Во Франции Поплавский поступает в Парижскую художественную академию, затем для дополнительных занятий живописью на какое-то время уезжает в Берлин. Там он знакомится с Андреем Белым и окончательно убеждается в том, что хочет посвятить свою жизнь литературе. Возвратившись в Париж, Поплавский слушает лекции в Сорбонне, становится завсегдатаем библиотеки (вспомним Артюра Рембо, проводившем часы в библиотечных залах), а также занимается боксом.


Первые публикации стихов Поплавского появились в эмигрантских журналах «Воля России», «Современные записки» (конец 1920-х годов). Поэт посещает кафе на Монпарнас, ставшие творческими центрами, общается с другими представителями русской эмиграции (к примеру, с Зинаидой Гиппиус и Дмитрием Мережковским).


Первый и единственный прижизненный сборник Поплавского «Флаги» был издан в 1931 году. Он собрал довольно много рецензий, в основном – одобрительных. В частности, Георгий Иванов сравнивал стихи этого сборника с симфониями Андрея Белого и «Стихами о Прекрасной Даме» Александра Блока; о «Флагах» он написал следующее: «…стихи Поплавского есть проявление именно того, что единственно достойно называться поэзией, в неунизительном для человека смысле». Однако некоторые писатели по-настоящему оценили гений Поплавского лишь после его смерти. Владимир Набоков, по выходе «Флагов» написавший довольно резкую статью (она начиналась словами: «Редко, очень редко в стихах Поплавского сквозит поэзия»), впоследствии признал свою неправоту: «Я никогда не прощу себе той злобной рецензии».


Другие поэтические сборники (например, «Снежный час», «В венке из воска») были опубликованы в конце 1930-х годов, а главные романы писателя («Аполлон Безобразов», «Домой с небес») – лишь в начале 1990-х.


Борис Поплавский умер 9 октября 1935 года. Поэт вместе со своим знакомым принял смертельную дозу героина. Обстоятельства его смерти до конца не ясны: по одной из версий, это было самоубийство, по другой – несчастный случай. Поплавский похоронен в Париже, на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Читать по теме:

#Главная #Стихотворение дня
Марина Кудимова: Шатунов и утешение пошлостью

Поэт Марина Кудимова написала стихи «На смерть Юры Шатунова» – получилась не столько элегия на смерть, сколько портрет времени, для которого его голос оказался своеобразным ключом.

#Стихотворение дня #Поэзия музыкантов
Почему Виктор Цой еще жив

21 июня 2022 года исполнилось бы 60 лет со дня рождения Виктора Цоя, лидера группы «Кино», автора всех ее песен. Prosodia предлагает не спеть, а прочитать его «Невеселую песню», попытавшись понять, как устроены поздние тексты певца.