ЧЕРУБИНА ДЕ ГАБРИАК: ДВОЙНИК ПОБЕДИЛ

5 декабря 1928 года в ташкентской ссылке умерла поэт и драматург Елизавета Дмитриева (в замужестве Васильева). Она вошла в историю под гетеронимом Черубины де Габриак – тоже поэта, 18-летней испанки, богачки, страстной католички, красавицы. Вымышленный образ в итоге полностью заместил собой живого человека. Даже вышедшая в 2020 году книга о Дмитриевой в серии «Жизнь замечательных людей» называется «Черубина де Габриак. Неверная комета», хотя понятно, что никакого такого замечательного человека в реальности не существовало. День памяти поэта Prosodia отмечает стихотворением Черубины «С моею царственной мечтой…»

Рыбкин Павел

Портрет поэтессы Елизаветы Дмитриевой | Просодия

                  * * *
С моею царственной мечтой
Одна брожу по всей вселенной,
С моим презреньем к жизни тленной,
С моею горькой красотой.


Царицей призрачного трона
Меня назначила судьба...
Венчает гордый выгиб лба
Червонных кос моих корона.


Но спят в угаснувших веках
Все те, что были бы любимы,
Как я, печалию томимы,
Как я, одни в своих мечтах.


Но я умру в степях чужбины,
Не разомкну заклятый круг.
К чему так нежны кисти рук,
Так тонко имя Черубины?

(1909)


Чем это интересно


Это самый влиятельный поэтический текст, написанный Дмитриевой от лица Черубины. Он отозвался не только в женской поэзии Серебряного века, например, в стихах Марины Цветаевой («В огромном липовом саду…», 1914) или Мариэтты Шагинян («Полнолуние», 1911). Главное, что он повлиял на жизнь самой Дмитриевой: пророчество литературного двойника сбылось. Елизавета Ивановна действительно умерла в степях чужбины, далеких и от родного Петербурга, и от Испании графини де Габриак, а «заклятый круг» – если понимать под ним связь с двойником – так и остался не разомкнут, теперь уже навсегда. Ни стихи, написанные от своего имени, ни те, что были созданы от лица нового гетеронима, китайского поэта Ли Сян Цзы с его циклом «Домик под грушевым деревом» (октябрь 1928), потеснить Черубину уже не смогли. Она затмила их всех.


Поэт и литературный критик Елена Погорелая, автор «Неверной кометы» в серии ЖЗЛ,  объясняет влиятельность этих стихов и мистификации в целом тем, что Черубина  «сформулировала запрос на женскую лирическую ипостась Серебряного века,  подготовила "выход на поле" двух центральных фигур женской лирики – Анны  Ахматовой и Марины Цветаевой» (Черубина де Габриак. Неверная комета. М.: Молодая гвардия, 2020. С. 133–134), а заодно и сама первой ответила на этот запрос, воплотив образ блоковской Прекрасной Дамы в амплуа поэта. 


Стихотворение датировано 1909 годом: это как раз год рождения и смерти Черубины. В конце мая Лиля (так по-домашнему называли Елизавету) вместе со своим возлюбленным Николаем Гумилевым приехала по приглашению Максимилиана Волошина в Коктебель. Там она быстро сблизилась с Максом, а от  Гумилева, наоборот, отдалилась – тот вынужден был вернуться в Петербург. Там  же, в Котебеле, родилась мистификация. Зачем это было нужно, написано  немало. Одна из целей – поставить голос Дмитриевой как поэту, другая (это уже  осенью) – раскрутить созданный под началом Сергея Маковского журнал «Аполлон»: для раскрутки очень кстати пришлось открытие нового имени в  поэзии.


Проблема в том, что литературная игра быстро стала живой жизнью. Черубина  своими стихами влюбила в себя весь литературный Петербург. С ней стали  искать встречи (между прочим, Дмитриева была сотрудником редакции «Аполлона» и весь этот ажиотаж наблюдала изнутри). Когда Маковский, тоже  увлеченный таинственной незнакомкой, сообщил Волошину, что ему удалось найти  дачу графини на Каменноостровском и что теперь нужно только дождаться ее  возвращения из-за границы, стало понятно, что игру пора прекращать.


История закончилась 22 ноября дуэлью Гумилева и Волошина на Черной речке. Гумилев стрелял в воздух, пистолет Макса дал осечку. Обошлось без жертв. На  поле чести, в снегу вместо чьего-то бездыханного тела осталась лежать только волошинская галоша, давшая потом обильную пищу для фельетонных насмешек. Тем не менее фарсовое завершение игры снова привело к серьезным переменам в жизни ее участников, как до того игра привела к дуэли. Достаточно сказать, что Гумилев порвал с «Аполлоном» и основал Цех поэтов – родился акмеизм. Кроме того, гумилевское предложение руки и сердца, которое Анна Ахматова отвергала трижды, наконец-то было принято. Волошину, наоборот, пришлось отказаться от мысли вступить в брак с Дмитриевой (а дело шло к тому).


В плане работы с литературными мистификациями поэт пытался взять реванш с Цветаевой, предлагая ей выступить сразу от лица поэта Петухова и неких гениальных близнецов, но та отказалась. О влиянии истории с де Габриак на жизнь Дмитриевой было сказано в самом начале: сбывшееся пророчество литературного двойника о судьбе живого, из плоти и крови, оригинала – случай действительно уникальный. В предисловии к своей книге Погорелая пишет: «…Сегодня, когда история  Черубины де Габриак… уже успела приесться, самое время услышать историю Елизаветы Ивановны Дмитриевой-Васильевой» (указ. соч., с. 8).


Вообще-то в таком случае ее именем и следовало бы назвать книгу, тем более из серии ЖЗЛ. Однако на обложке стоит имя Черубины – двойник победил. Означает ли это также победу поэзии или, наоборот, все дело в связанных с мистификацией реальных событиях и судьбах – вопрос открытый.




Справка об авторе



Елизавета Ивановна Дмитриева (1887 – 1928) родилась в семье учителя  чистописания и акушерки. В детстве много болела, страдала костным и легочным туберкулезом. Случалось, была подолгу прикована к постели. На всю жизнь  осталась хромой.


В 1904 году она с отличием окончила Василеостровскую гимназию, в 1908-м, тоже  с отличием, – Императорский женский педагогический институт, где изучала историю Средних веков и французскую средневековую литературу. Годом ранее, летом 1907 года, Дмитриева слушала лекции в Сорбонне. В Париже, в мастерской художника Гуревича, она познакомилась с Николаем Гумилевым. В марте 1908 года состоялось знакомство с Максимилианом Волошиным.


Еще до окончания института Елизавета Ивановна получила право преподавать  русский язык и историю. Ее наняли домашним учителем к пасынку поэта Вячеслава Иванова Косте Шварсалону. Так Дмитриева впервые оказалась в «Башне» – ивановской квартире на Таврической улице, ставшей одним из самых известных и влиятельных литературных салонов эпохи символизма. В 1909-м она вернется туда вместе с Волошиным уже как подающий надежды поэт, а не домашний учитель. И в том же году, в марте, завязывается ее роман с Гумилевым.


При этом еще в 1906 году Дмитриева познакомилась со студентом  Института путей сообщения Всеволодом Васильевым и дала обещание выйти за него замуж. Когда разворачивалась история с де Габриак, Васильев служил в армии, но позднее, в 1911-м, они действительно поженились. С 1907 года и до вступления в брак Дмитриева зарабатывала преподаванием и переводами. В 1912 году она всерьез увлеклась идеями антропософии и все лето провела в Швейцарии, слушая лекции Рудольфа Штайнера, основоположника учения. В августе 1913-го Лиля (теперь уже Елизавета Васильева) назначена гарантом Антропософского общества и полностью погружена в редактирование лекций, переводы, ведение переписки. Даже стихи в это время она сочиняет скорее в виде сопровождения для занятий эвритмией.


В 1918 году Васильева переезжает вместе с мужем в Екатеринодар (Краснодар). Трудится в местных газетах, знакомится с Самуилом Маршаком, приехавшим сюда к жене и сыну. Вместе с поэтом она участвует в создании детского театра и Детского городка для перевоспитания беспризорников, пишет и ставит пьесу по сказке Оскара Уайльда «Молодой король». Кроме того, Васильева служит в Кубанском университете, в переплетной артели. В Краснодаре выходит ее совместный с Маршаком сборник «Театр для детей».


В 1922 Васильева возвращается в Петроград, работает помощником заведующего литературно-репертуарной частью в Театре юного зрителя, но два года спустя увольняется и поступает на Высшие курсы библиотековедения. Пишет книгу для детей о Миклухо-Маклае «Человек с луны». В 1926-м поступает на работу в библиотеку Академии наук. Возвращается к активным занятиям антропософией.


В апреле 1927-го происходит первый арест Васильевой – по обвинению в активной борьбе с рабочим классом при царском правительстве и при белых. В августе следует, видимо, более тяжелое обвинение в связях с Антропософским обществом: Васильеву приговаривают к высылке из Ленинграда на три года. Она отправляется к мужу в Ташкент. Прожить эти три года ей было не суждено.


26 ноября 1928 года с диагнозом рак печени Елизавета Васильева поступила в ташкентскую больницу им. Полторацкого. Ее не стало в ночь на 5 декабря.

Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Главная #Стихотворение дня
Марина Кудимова: Шатунов и утешение пошлостью

Поэт Марина Кудимова написала стихи «На смерть Юры Шатунова» – получилась не столько элегия на смерть, сколько портрет времени, для которого его голос оказался своеобразным ключом.

#Стихотворение дня #Поэзия музыкантов
Почему Виктор Цой еще жив

21 июня 2022 года исполнилось бы 60 лет со дня рождения Виктора Цоя, лидера группы «Кино», автора всех ее песен. Prosodia предлагает не спеть, а прочитать его «Невеселую песню», попытавшись понять, как устроены поздние тексты певца.