Цитата на случай: "Это надо быть трижды гением, / чтоб затравленного средь мглы / пригвоздило тебя вдохновение". А.А. Вознесенский

Даниил Хармс: «Эх, не забудьте, ребята, к зиме насолить огурцов»

Новый год Prosodia отмечает «зимним» стихотворением Даниила Хармса, в котором автор дает советы, как надо было готовиться к зиме, чтобы 1 января было из чего делать оливье.

Медведев Сергей

Даниил Хармс: «Эх, не забудьте, ребята, к зиме насолить огурцов»

Что мы заготовляем на зиму


Мы работаем летом в колхозах,
Разделившись на бригады.
В поле, в лесу, в огороде
и в саду между яблонь
и кустов смородины
мы бегаем
с лопатами, граблями, лейками
в одних только синих трусиках.
И солнце печет наши спины,
руки и шеи.
Теперь мы будем к зиме
делать запасы
и сдавать
в Плодовощсоюз.
Пусть оттуда
запасы пойдут
по рабочим
и детским
столовым.
Из малины и клубники
мы сварили варенье.
Чернику засушим
и будем зимой
черничные есть кисели.
Крыжовник и вишни
мы в банку положим,
пробку зальем сургучом,
чтоб туда не попали микробы
и плесень.
Ягоды свежие будут лежать.
Мы банку откупорим в марте.
Теперь давайте сушить грибы,
нанизывать на нитку
их шапочки.
То-то будет зимой
грибная похлебка.
В этом бочонке у нас
будут соленые грузди.
А в этом — соленые рыжики.
Эх, не забудьте, ребята,
к зиме насолить огурцов.
Вот перед вами бочонок
светлозеленых огурчиков.
Залейте их крепким рассолом
и листик дубовый
киньте туда.
К зиме огурцы потемнеют,
важными станут и толстыми.
Смотри,
когда будешь их кушать,
держи огурец над тарелкой,
чтоб не закапать штаны
огуречным рассолом.
А курам –
суши тараканов:
лови их летом
на печке.
Зимой будут куры клевать
их с большим
аппетитом.
А если,
купаясь летом в реке,
ты найдешь на берегу
простую зеленую глину,
то запаси этой глины
побольше.
Будешь зимой
лепить из нее человечков.
И, может быть,
вылепишь ты
себя самого,
пионера на летней работе.
Да так хорошо
и так умело,
что тебя отольют из чугуна
или из бронзы
и поставят в музее
на первое место.
А люди скажут:
«Смотрите –
Это новый, советский
художник».

(1931; детский журнал «Чиж»)


Чем это интересно

Стихотворение интересно хотя бы уже тем, что верлибр достаточно редко встречается у Хармса. Во-вторых, по ходу сюжета вдруг ни с того ни с сего меняется фигура рассказчика. Начинает повествование ребенок, видимо, пионер, «в одних только синих трусиках». Последние слова этого пионера: «В этом бочонке у нас / будут соленые грузди. / А в этом – соленые рыжики». И вот слово берет другой рассказчик, который издевается над пионерами : «Эх, не забудьте, ребята, / к зиме насолить огурцов». Типа грузди и малина – это хорошо, но соленые огурцы – гораздо лучше, куда ж без них!

Далее следуют вредные советы детям: сушить тараканов на зиму, собирать глину, чтобы вылепить себя самого на летней работе. Если работа будет удачной, то у пионера есть шанс стать «новым советским художником». В общем, сплошное издевательство над пионерами и советскими художниками.

Стихотворение заметили. На допросе Хармс рассказал следователям:

«Наша группа стала работать в области детской литературы с 1927-го года. В область детской литературы наша группа привнесла элементы своего творчества для взрослых, т. е. заумь, которую я в предыдущем протоколе назвал контрреволюционной. Наиболее заумными являются следующие мои детские произведения: "Иван Иванович Самовар", стихи "о Топорышкине", "Как старушки покупали чернила", "Во-первых и во-вторых" и др. Весьма приближаются к форме заумного творчества такие произведения Введенского: "Кто", "Железная дорога", "Бегать, прыгать" и др. в этом же роде. К наиболее бессмысленным своим стихам, как, напр., стихотворение "о Топорышкине", которое, ввиду крайней своей бессмыслицы, было осмеяно даже советской юмористической прессой, я отношусь весьма хорошо, расценивая их как произведения качественно превосходные. И сознание, что они неразрывно связаны с моими непечатающимися заумными произведениями, приносило мне большое внутреннее удовлетворение.

Я должен был, ввиду предъявляемых требований, в дальнейшем несколько отойти от прямо заумных произведений, типа указанных выше, и начать писать несколько более конкретно. Однако такие мои вещи, как "Миллион" и "Что нужно заготовлять на зиму", не стали от этого менее политически вредными, контрреволюционными, чем произведения, выше названные. В обеих книжках, и в "Миллионе", и в "заготовках", общественно-политические темы сознательно подменены мною естествоведческими темами. В "Миллионе" тема пионерского движения подменена мною простой маршировкой, которая передана мною в ритме самого стиха, с другой стороны, внимание детского читателя переключается на комбинации цифр. В книжке "Что мы заготовляем на зиму" тема о том же пионерском лагере подменена мною сознательно темой естествоведческой, и внимание ребенка переключается на те предметы, которые необходимо заготовить на зиму. Я квалифицирую эти книжки как политически враждебные современному политическому строю, которые вместе со мной разделяла и вся группа. В тех случаях, когда, ради материальных соображений, я пытался приспособиться к предъявляемым общественностью к детской литературе требованиям, у меня получались явно халтурные произведения…»


хармс.jpg


хармс-1.jpg

Справка об авторе

С конца 1920-х по конец 1930-х годов Хармс (1905 – 1942) активно сотрудничал с детскими журналами «Ёж», «Чиж», «Сверчок», «Октябрята». Детская литература была для него постоянным и почти единственным источником дохода. В декабре 1931 года Хармс, Введенский, Бахтерев были арестованы по обвинению в участии в «антисоветской группе писателей». Поводом для ареста стала их работа в детской литературе. Хармс был приговорён коллегией ОГПУ к трём годам концлагеря. 23 мая 1932 года приговор был заменён высылкой («минус 12»), и поэт отправился в Курск, где уже находился высланный Александр Введенский. В Ленинград Хармс вернулся 12 октября 1932 года. Умер 2 февраля 1942 года во время блокады.

Читать по теме:

#Стихотворение дня
Иван Хемницер. «О Стрекозе и жалостливом Муравье»

День рождения самого известного до Крылова баснописца Prosodia отмечает его историей о «Стрекозе и Муравье». В версии Хемницера ни одно насекомое не пострадало.

#Стихотворение дня #Обэриуты
Шварц и Олейников: рассмешить хирурга Грекова

День памяти автора «Обыкновенного чуда», поэта и драматурга Евгения Шварца Prosodia отмечает стихотворением, написанным им вместе с Николаем Олейниковым, вероятным прообразом главного героя этого самого «Чуда». Веселым текстом друзья-поэты хотели развеселить умирающего врача.