Дмитрий Авалиани: ящерка ютящейся эпохи

85-ю годовщину со дня рождения Дмитрия Евгеньевича Авалиани Prosodia отмечает характерным для него «алфавитным» стихотворением.

Медведев Сергей

фотография Дмитрий Авалиани  | Просодия

Я
ящерка
ютящейся
эпохи,
щемящий
шелест
чувственных
цикад,
хлопушка
фокусов
убогих,
тревожный
свист,
рывок
поверх
оград.
Наитие,
минута
ликованья,
келейника
исповедальня.
Земная
жизнь
еще
дарит,
горя,
высокое
блаженство
алтаря

Чем это интересно



«Я» для Авалиани - компромисс между традицией и экспериментом. Стихотворение можно прочитать и не обращая внимания на то, что первые буквы слов – это русский алфавит в обратном порядке. Но для Авалиани важен именно этот порядок.

Традиционные стихи уже накладывают на автора ряд ограничений – рифмой, размером. Авалиани хотел максимально усложнить задачу, написать, если так можно выразиться, стихи в квадрате. Сочинение стихов для Авалиани - это решение головоломки, игра.

Конек Дмитирия Евгеньевича - палиндромы, анаграммы, панторифмы, и многое другое, чему и названия нет, например, двустишия, отличающиеся одной буквой, или стихотворение, написанное с использованием только трех согласных.

Авалиани (вместе с Владимиром Гершуни, Еленой Кацюбой, Николаем Ладыгиным) - считается основоположником современного русского палиндрома. Поэт сделал палиндромы полноценной формой художественного высказывания.

Не до логики — голоден

Ем, увы, в уме

Я не моден, тут не до меня

Есть и более сложные палиндромы, состоящие из нескольких строк.

Ни морд, ни лап. И мир —
пни лбов мущин.
Нищ ум — во, блин!
Прими палиндромин

Кроме палиндромов Авалиани занимался «каламбурами». Так он называл строки, состоящие из одних и тех же букв в одной и той же последовательности.

Поэта путь мой
по этапу тьмой

небом живы
не бомжи вы

избыт и я
из бытия

вы шелестите, перья
выше лести теперь я

Анаграмматические стихотворения в исполнении Аваллиани выглядят так:

Аз есмь строка, живу я, мерой остр.
За семь морей ростка я вижу рост.
Я в мире сирота.
Я в Риме Ариост.

Дыряво вроде
ведро водяры.

Врать?
Тварь!

То есть во второй строке обязательно есть слово, являющееся анаграммой слова в первой: строка – ростка, остр – рост, дыряво – водяры.И так далее.

Экспериментировал Авалиани и с визуальной поэзией. Считается, что именно он (независимо от иностранных авторов) изобрел особые формы поэтического высказывания – «листовертни», «ортогоналы» и «двоевзоры».

«Листовертень» (термин Германа Лукомникова) - это текст небольшого размера (от одного слова до нескольких строк), нарисованный таким образом, чтобы при переворачивании на 180 градусов читался уже другой текст. Иногда два прочтения составляют вместе рифмованное двустишие или четверостишие.

«Ортогонал» - это текст, изменяющийся при повороте на 90 градусов.

В «двоевзоре» читаются разные слова без поворота листа.

Вот примеры.

Листовертень - старики
Переворачиваем на 180 градусов.

Листовертень - кризис

Были у Авалиани и «обычные» стихи - интересы поэта иногда лежали вне письменной речи. Как и «экспериментальные», они часто обыгрывают всякого рода превращения, предлагают разные взгляды на мир. Только оптика «обычных» стихов - широкоугольная.

Хорошо сидеть на кубе,
если девочка на шаре,
можно даже быть в мундире
или в чёрном клобуке.

Если кто-то там летает,
что-то машет и порхает,
можно даже быть как дуб
с чёрной птицей на руке.


Конец 1990-х – начало 2000-х – золотое время для языкового театра Авалиани. Он часто выступал с чтением-показом собственных стихов. До 1992 года Авалиане не публиковался, зато с 1995 по 2000 годы у Дмитрия Евгеньевича вышло четыре книги стихов, палиндромов, анаграмм и, листовертней. В 2002 году он стал консультантом «Антологии русского палиндрома, комбинаторной и рукописной поэзии».

У Авалиани были и последователи. Так поэт Светлана Литвак в декабре 1997 года представила свой листовертень, превращающий в фамилию Авалиани слово "анекдот". Как заметил автор хроники литературных событий Москвы, напитавший отчет о мероприятии, «следует отметить, что характер графики в листовертне Литвак существенно отличается от авалианиевского, - а это косвенно свидетельствует о потенциале формы».

Вероятно, интерес Авалиани к визуальной поэзии Авалиани впитал, как говорят, с молоком матери: он родился в Москве в семье книжного графика Евгения Авалиани. Окончив кафедру экономической географии СССР географического факультета МГУ, долгое время работал по специальности, затем, в связи с обострением болезни Бехтерева, — сторожем в издательстве НЛО.

Про работу Авалиани в НЛО поэт, литературный критик Борис Колымагин написал: «ночью редакция становилась для него мастерской: Авалиани работал, активно используя принадлежащие издательству бумагу, принтер, ксерокс. На этом однажды и погорел: Ирина Прохорова, владелец сего предприятия, случайно прознала про эту особенность творческого метода Дмитрия Евгеньевича и прогнала, как сокрушенно заметил Олег Асиновский, «батюшку».

Дмитрий Авалиани погиб 19 декабря 2003. Рядом с домом его сбила машина.

Я не мил, а взят, - и мечтою ярем умеряю. Отче, Митя звали меня.

Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Виктор Кривулин: чем дышать?

80-летие Виктора Кривулина Prosodia отмечает его программным стихотворением, обозначившим культурную стратегию многих неподцензурных поэтов-семидесятников.

#Стихотворение дня #Переводы
Лафонтен: не видишь ли ты телочки моей?

403-й день рождения великого баснописца Prosodia отмечает маленьким эротическим стихотворением, которое ничему не учит и от которого Лафонтен на склоне лет отрекся.