Цитата на случай: "Бог прав / Тлением трав, / Сухостью рек, / Воплем калек..." М.И. Цветаева

Георгий Шенгели: «Я есмь поэт!»

2 мая исполняется 127 лет со дня рождения поэта, переводчика и литературоведа Георгия Шенгели. Prosodia обратилась к его позднему стихотворению, в котором утверждается истинность лишь поэтической ипостаси.

Белаш Катерина

фотография Георгия Шенгели | Просодия

             * * *

Это всё ещё – «только так»,

Это всё ещё – бивуак...

Не налажен письменный стол,

Не такую ручку добыл,

И не все трактаты прочёл,

И не все словари купил.

А потом – на дворе зима

Или дьявольская жара;

И – от женщины без ума –

Не дотянешься до пера.

Вот закончится ледоход,

Вот поэма в печать пойдёт,

Вот разок покажусь врачу,

Вот бессонницу полечу,

Вот в Туркмению полечу, –

Улыбнуться опять лучу,

Вот пальто сошью по плечу,

Вот редактора проучу,

Вот директор авось помрёт,

Или так его чёрт возьмёт...

Разве можно тут жить, в Москве,

С вечным дребезгом в голове?

Тут портянкой закрыт зенит,

Тут, как зуд, телефон звонит,

Тут, в чертогах библиотек,

Нужных книг не найдёшь вовек,

А работать надо, как вол,

А читатель прёт на футбол.

Но не хнычь, не ной, подожди:

Вот промоют окно дожди,

Вот объявят войне войну,

Вот откроют стране страну,

И куплю я голландский шкап,

И достану шотландский драп,

И добуду пищи уму,

И весну проведу в Крыму.

Только это бы – а потом

Настоящую жизнь начнём!

Все, что нынче, всё «только так»,

Мимолётное, бивуак!

И не будем считать обид:

Это «так», на ходу, транзит.

Настоящая жизнь – потом:

Вольный труд и свободный дом;

Послезавтра – жизнь!..

А пока

Дайте адрес гробовщика.


(30 декабря 1949)



Чем это интересно


Как это часто бывает с творчеством писателей ХХ века, долгое время поэзия Георгия Шенгели была практически забыта и находилась в тени творчества более известных современников. К счастью, в настоящее время ситуация начинает меняться. В 2016 году в издательстве «Водолей» вышла биография поэта (Молодяков В. Георгий Шенгели. Биография. – М.: Водолей, 2016), а в 2017-м – двухтомное собрание его сочинений (Шенгели Г.А. Стихотворения и поэмы: В 2 т. / Сост., подгот. текста, коммент. В.А. Резвого, биограф. очерк В.Э. Молодякова. – М.: Водолей, 2017).


Мнения современников и исследователей о личности и творчестве Шенгели весьма разнообразны. Михаил Гаспаров писал о нем так: «Шенгели в советской поэзии оказался чем-то вроде исполняющего обязанности Брюсова. Шенгели: маленький Брюсов, великий бухгалтер размеров, первый планерист в русской поэзии». Арсений Тарковский в эссе «Мой Шенгели» называл поэта своим «учителем во всем, что касалось стихотворчества». Юрий Олеша вспоминал: «Он поразил меня, потряс навсегда. В черном сюртуке, молодой, красивый, таинственный, мерцая золотыми, как мне тогда показалось, глазами, он читал необычайной красоты стихи, из которых я понял, что это рыцарь звука, слова, воображения».


В 1920-х годах Шенгели преподавал в Высшем литературно-художественном институте (он же – Брюсовский институт). Его познания в поэзии вызывали скепсис со стороны Владимира Маяковского:


молотобойцев

                      анапестам

                                          учит

профессор Шенгели.

Тут

             не поймёте просто-напросто,

                                                в  гимназии вы,

                                                                          в шинке ли?

(«Письмо Владимира Владимировича Маяковского писателю Алексею

Максимовичу Горькому»)


Как поэтического архаиста воспринимали Шенгели некоторые одесские писатели (к примеру, Эдуард Багрицкий, Валентин Катаев). Упреки в том, что поэт примеряет бакенбарды Пушкина или подменяет истинно поэтическое сводом правил стихосложения (последнее ставили в упрек и Валерию Брюсову) в большинстве случаев необоснованны. В поэзии Шенгели есть место и сильному чувству, и эксперименту.


Стихотворение «Это всё ещё – "только так…"» относится к позднему периоду творчества Шенгели. В нем есть то самое сильное чувство, в котором нередко отказывали поэту современники. В данном случае – чувство отчаяния.


Казалось бы, о чем ему жалеть? Признанный литературовед, яркий и востребованный переводчик. Но проблема, кажется, как раз в этом – в известности на том поприще, которое самому Шенгели спустя годы кажется второстепенным. С 1930-х его известность как поэта – которая, признаемся, была не столь широка, как у некоторых современников – начинает сходить на нет. И это, конечно, процесс болезненный. Ведь не зря появляются такие строки: «За горстку денег продан / В переводчики поэт».


И переводческая, и научная деятельность превращается в рутину: «…И не все трактаты прочёл, / И не все словари купил». Всё это автоматизировано, помещено между походом к врачу и, например, покупкой «голландского шкапа». А то, что воспринимается как «вольный труд и свободный дом» постоянно откладывается, переносится на «послезавтра». Возможно, Шенгели в последние годы своей жизни действительно не почувствовал наступления «настоящей жизни» – жизни в поэзии. Зато мы, его запоздавшие читатели, которые не только «прут на футбол», ценим Георгия Шенгели как раз за его стихи.



Справка об авторе


Георгий Аркадьевич Шенгели родился 2 мая 1894 года в Темрюке. Рано потеряв родителей, он переезжает к бабушке в Керчь. С конца 1900-х годов сотрудничает в различных газетах; к началу 1910-х относятся его первые стихотворные опыты и публикации. Шенгели увлекается поэзией французского символизма (Бодлер, Верлен, Верхарн), а из русских поэтов-современников отдает предпочтение Валерию Брюсову.


Ключевым событием в творческой судьбе Шенгели стала «Олимпиада российского футуризма», которая проходила в Крыму в начале 1914 года. Здесь начинающий поэт знакомится с главными эго- и кубофутуристами: Игорем Северянином, Владимиром Маяковским, Давидом Бурлюком. Именно с Северянином Шенгели поедет в турне с «поэзоконцертами».


В 1910-х – 1930-х годах вышло 17 (учитывая переиздания) стихотворных сборников Шенгели, среди них – «Розы с кладбища» (1914), «Гонг» (1916), «Раковина» (1918), «Изразец» (1921), «Планер» (1935) и другие. С середины 1920-х годов поэт активно занимается переводческой деятельностью: в его переводах изданы Эмиль Верхарн, Виктор Гюго, Генрих Гейне, Джордж Гордон Байрон и т.д.


Георгий Шенгели известен также как критик и литературовед. Наибольший резонанс вызвала его статья «Маяковский во весь рост» (1927), которую восприняли (а некоторые и до сих пор воспринимают) как памфлет. Среди известных стиховедческих исследований Шенгели – «Школа писателя. Основы литературной техники» (1929) и «Техника стиха» (1940).


Георгий Шенгели умер 15 ноября 1956 года. Похоронен на Ваганьковском кладбище. На памятнике выгравированы его строки:


Я никогда не изменял

Своей лирической присяге...


Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Варлам Шаламов. «О, соглашайся, что недаром я жить направился на юг»

День памяти Варлама Шаламова Prosodia отмечает стихотворением, показывающим особенности тем и форм его поэзии.

#Стихотворение дня #Мандельштам #Русский поэтический канон
Осип Мандельштам: тайна кружащейся башни

14 января исполняется 131 год со дня рождения Осипа Мандельштама. Prosodia отмечает эту дату стихотворением «Заблудился я в небе…» и пытается выяснить, за здоровье какой кружащейся башни поэт просил дать ему силы выпить и почему здравицы в итоге не получилось.