Иван Тургенев: мне целый мир принадлежал!

205-й день рождения Ивана Сергеевича Тургенева Prosodia отмечает его стихотворением о безвозвратно ушедшей молодости.

Медведев Сергей

портрет Иван Тургенев | Просодия

Я шел среди высоких гор


Я шел среди высоких гор,
Вдоль светлых рек и по долинам.
И все, что ни встречал мой взор,
Мне говорило об едином:
Я был любим! любим я был!
Я все другое позабыл!

Сияло небо надо мной,
Шумели листья, птицы пели…
И тучки резвой чередой
Куда-то весело летели…
Дышало счастьем все кругом,
Но сердце не нуждалось в нем.

Меня несла, несла волна,
Широкая, как волны моря!
В душе стояла тишина
Превыше радости и горя…
Едва себя я сознавал:
Мне целый мир принадлежал!

Зачем не умер я тогда?
Зачем потом мы оба жили?
Пришли года… прошли года —
И ничего не подарили,
Что б было слаще и ясней
Тех глупых и блаженных дней.

1878 г.


Чем это интересно


«Я шёл среди высоких гор» входит в известный тургеневский цикл из 83 стихотворений в прозе. Наибольшую известность получило стихотворение «Русский язык» («Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, ты один мне поддержка и опора…»)

У цикла был заголовок «Senilia. Стихотворения в прозе». «Senilia» - значит «старческое».

Некоторые стихи автобиографичны, часть – описание снов и видений, есть притчи, немало злобных миниатюр Тургенев посвятил своим критикам («Услышишь суд глупца…», «Довольный человек», «Дурак», «Гад», «Писатель и критик»).

В целом цикл похож на «поэму о пройденном жизненном пути» - такое определение «Senilia» дал литературовед Л. П. Гроссман (1888 -1965).

Вероятно, Тургенев не собирался публиковать эти тексты при жизни, но летом 1882 года, за год до смерти, уступил просьбам М. М. Стасюлевича, редактора журнала «Вестник Европы».

Есть в цикле и стихи, посвященные старости. Есть стихотворение, навеянное поэтом Иваном Мятлевым, - «Как хороши, как свежи были розы» (подробнее о приключениях этого стихотворения читайте в материале Prosodia «Иван Мятлев: имя розы»)


Как хороши, как свежи были розы…
Свеча меркнет и гаснет… Кто это кашляет там так хрипло и глухо? Свернувшись в калачик, жмется и вздрагивает у ног моих старый пес, мой единственный товарищ… Мне холодно… Я зябну… И все они умерли… умерли…

Как хороши, как свежи были розы…

(1879 год)

«Я шел среди высоких гор» - из этой же серии. Но это единственное в цикле «традиционное» стихотворение: оно написано четырёхстопным ямбом и имеет рифмы.

Страдающий подагрой всемирно признанный автор вспоминает о «начале своего жизненного пути». Ему кажется, что это было лучшее время в его жизни.

Мне целый мир принадлежал!
Зачем не умер я тогда?

И это было время, когда студент историко-филологического факультета Московского университета мечтал стать поэтом.

В 1834 году 16-летний Тургенев написал драматическую поэму «Стено».

Быть может,
Чрез двести лет придет твоя пора,
Мой древний Колизей, — и ты падешь
Под тяжкою рукой веков… как старый,
Столетний дуб под топором. Тогда
Сюда придут из чуждых, дальних стран
Потомки любопытные толпой,
Взглянут на дивные твои останки
И скажут: «Здесь был чудный храм. Его
Воздвигнул Рим, и многие века
Стоял он, время презирая. Здесь,
Да, здесь был Колизей»…

У поэмы три эпиграфа.

Счастлив, кто с юношеских дней,
Живыми чувствами убогой,
Идет проселочной дорогой
К мечте таинственной своей.
Языков

But we, who name ourselves its sovereigns, we
Half dust, half deity, alive unfit
To sink or soar, with our mix_d essence make
A conflict of its elements and breathe.
The breath of degradation and of prides….
Manfred. Byron

(Но мы, называющие себя его властителями, мы, Наполовину прах, наполовину божество, не способные при жизни Погружаться или парить, вызываем своею смешанной сущностью Столкновения его элементов и выдыхаем Дыхание вырождения и гордыни… Манфред. Байрон.)

…fly; while thourt blessd and free…
Shakespeare. Timon of Athen

(«беги; пока ты счастлив и свободен… Шекспир. Тимон Афинский)

Сам Тургенев охарактеризовал «Стено» как «совершенно нелепое произведение, в котором с детской неумелостью выражалось рабское подражание байроновскому “Манфреду”». Позже Тургенев писал:«Байрон был моим идолом, Манфред моим героем». В 1830-е годы Тургенев перевел «Манфреда».

Автор показал «Стено» своему преподавателю, профессору словесности П. А. Плетнёву. Плетнёв разобрал поэму и признал, в сочинителе «что-то есть». Воодушевленный похвалой Тургенев стал писать стихи.

Очевидно, что в стихотворении «Я шел среди высоких гор» Тургенев опять немного байроновский Манфред, блуждающий в альпийских горах.

«Байрон, Манфред, мечты о самоубийстве, моя гордость и мое величье, куда вы все делись?». Это строки из другого стихотворения в прозе («У-а»).

В «У-а» Тургенева вернул к жизни крик младенца, который он услышал в альпийской хижине, среди высоких гор. «Горячий крик человеческой, только что народившейся жизни, ты меня спас, ты меня вылечил!».

И все же, все же…

Пришли года… прошли года —
И ничего не подарили,
Что б было слаще и ясней
Тех глупых и блаженных дней.

Читать по теме:

#Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Виктор Кривулин: чем дышать?

80-летие Виктора Кривулина Prosodia отмечает его программным стихотворением, обозначившим культурную стратегию многих неподцензурных поэтов-семидесятников.

#Стихотворение дня #Переводы
Лафонтен: не видишь ли ты телочки моей?

403-й день рождения великого баснописца Prosodia отмечает маленьким эротическим стихотворением, которое ничему не учит и от которого Лафонтен на склоне лет отрекся.