Цитата на случай: "Я ловлю в далеком отголоске, / Что случится на моем веку". Б.Л. Пастернак

Лев Гинзбург: во французской стороне

В день памяти Льва Гинзбурга Prosodia вспоминает историю о том, как стихи средневековых панков в его вольном переводе стали советским поп-хитом.

Медведев Сергей

фотография Лев Гинзбург | Просодия

Прощание со Швабией


Во французской стороне,
на чужой планете,
предстоит учиться мне
в университете.
До чего тоскую я –
не сказать словами...
Плачьте ж, милые друзья,
горькими слезами!
На прощание пожмем
мы друг другу руки,
и покинет отчий дом
мученик науки.

Вот стою, держу весло –
через миг отчалю.
Сердце бедное свело
скорбью и печалью.
Тихо плещется вода,
голубая лента...
Вспоминайте иногда
вашего студента.
Много зим и много лет
прожили мы вместе,
сохранив святой обет
верности и чести.

Слезы брызнули из глаз...
Как слезам не литься?
Стану я за всех за вас
Господу молиться,
чтобы милостивый Бог
силой высшей власти
вас лелеял и берег
от любой напасти,
как своих детей отец
нежит да голубит,
как пастух своих овец
стережет и любит.

Ну, так будьте же всегда
живы и здоровы!
Верю, день придет, когда
свидимся мы снова.
Всех вас вместе соберу,
если на чужбине
я случайно не помру
от своей латыни;

если не сведут с ума
римляне и греки,
сочинившие тома
для библиотеки,
если те профессора,
что студентов учат,
горемыку школяра
насмерть не замучат,
если насмерть не упьюсь
на хмельной пирушке,
обязательно вернусь
к вам, друзья, подружки!

Вот и все! Прости, прощай,
разлюбезный Швабский край!
Захотел твой житель
увидать науки свет!..
Здравствуй, университет,
мудрости обитель!
Здравствуй, разума чертог!
Пусть вступлю на твой порог
с видом удрученным,
но пройдет ученья срок –
стану сам ученым.
Мыслью сделаюсь крылат
в гордых этих стенах,
чтоб отрыть заветный клад
знаний драгоценных!


Чем это интересно


Впервые это стихотворение было опубликовано в 1970 году в книге «Лирика вагантов в переводах Льва Гинзбурга (М., Художественная литература). По сути это была первая книга, посвященная творчеству средневековых (XI–XIV века) бродячих поэтов, писавших преимущественно на латинском языке. До 1970 года на русском языке были опубликованы лишь отдельные стихотворения вагантов, в основном в хрестоматиях, хотя в Европе их стихи были вновь открыты в середине XIX века.

Трудно сказать, почему в Советском Союзе игнорировали эту средневековую «субкультуру». Наверное, переводчикам эти стихи казались слишком «развратными»: в них было много пьянства, секса и богохульства (хотя тогда это был плюс). Ваганты – это такие панки эпохи Крестовых походов.

Прощайте, глади водные!
Лежу, на блюде поданный,
И рты вокруг голодные.
Бедный, бедный,
Был я белый 
Черный стал зажаренный.

Это строки из стихотворения «Жареный лебедь» в переводе Михаила Гаспарова. Но это уже 1975 год, академическое издание «Поэзия Вагантов» (под ред. и в пер. Гаспарова М., «Наука», 1975). А первым открыл вагантов для советской публики Лев Гинзбург.

Сегодня Гинзбурга упрекают в том, что его перевод далек от оригинала, в котором было не пять, а восемь строф. Еще и название придумал другое: в оригинале было «Hospita in Gallia» («Гость Франции»), а стало «Прощанием со Швабией».

С альтернативной версией перевода, более близкой к оригиналу, можно ознакомиться здесь.

В оригинале не было этого фрагмента:

если не сведут с ума
римляне и греки,
сочинившие тома
для библиотеки,
если те профессора,
что студентов учат,
горемыку школяра
насмерть не замучат,
если насмерть не упьюсь
на хмельной пирушке,
обязательно вернусь
к вам, друзья, подружки!

Предвидя возможные упреки, Гинзбург комментирует перевод: «Прощание со Швабией – как явствует из этой песни, "швабский житель" отправился учиться во Францию, в Парижский университет. Опасения простодушного шваба насчет того, как бы парижские профессора его "не замучили насмерть", отнюдь не беспочвенны. Курс обучения – например, на богословском факультете – длился десять лет. На последнем экзамене выпускник, по утверждению академика Е. Тарле, от шести часов утра до шести часов вечера выдерживал "натиск" двадцати диспутантов, которые сменялись каждые полчаса, он же был лишен отдыха и не имел права за все двенадцать часок экзамена ни пить, ни есть. Выдержавший испытание становился доктором и увенчивался особой черной шапочкой».

Можно сказать, что Гинзбург сделал стихи повеселее. Как бы то ни было, в Советском Союзе узнали о поэзии вагантов.

Композитор Давид Тухманов рассказывал: «В каком-то доме я увидел стоящий на книжной полке крошечный томик, размером с портсигар. Он смотрел через стекло, обложкой наружу, и я прочитал заглавие: "ИЗ ВАГАНТОВ". Из чего-из чего? Я не встречал раньше такого слова и не знал, впрочем, как и многие другие, что такое, или вернее, кто такие эти "ваганты". Раскрыв книжечку, я увидел стихи, а в предисловии прочёл, что "ваганты"  это странствующие студенты, бродячие школяры средневековой Европы».

Стихотворение «Прощание со Швабией» Тухманову в целом понравилось. Кроме названия и двух «куплетов» – про Бога и про Швабию. В первом случае композитор испугался цензуры, а Швабия ему показалась неуместной. Морализаторство в финале стихотворения Тухманову (или его продюсеру и жене Татьяне Сашко, отвечавшей в проекте за подбор текстов) тоже показалось лишним.

«Не знаю, можно ли считать простым совпадением обстоятельств то, что книжечка эта попалась мне на глаза как раз в тот период, когда я сочинял свой цикл "По волне моей памяти"? Во всяком случае, в "Песенке студента", сразу же внедрившейся в эту сюиту, я постарался передать в музыке озорной и неуемный дух, свойственный вообще всякой студенческой братии во все времена».

В 1976 году о веселых вагантах узнал весь Советский Союз. Простенькая песня была самой легкой для восприятия на всем альбоме «По волне моей памяти» – и потому самой популярной.


Справка об авторе


Лев Владимирович Гинзбург родился 24 октября 1921 года в Москве. Занимался в литературной студии Дома пионеров под руководством Михаила Светлова. В 1939 году поступил в МИФЛИ, но в сентябре того же года ушел в армию. Шесть с половиной лет прослужил на Дальневосточном фронте. К этому периоду относятся его первые публикации – стихи в армейской и фронтовой газетах.

Демобилизовашись, Гинзбург поступил на филфак МГУ (окончил в 1950-м). Первую книгу переводов (с армянского) выпустил в 1952 году. Гинзбург известен как переводчик Шиллера, Гейне, немецких народных песен и баллад, поэзии вагантов, поэтов XVII века. Считается, что поэт сумел своими переводами переломить негативное отношение к немецкой культуре, сформировавшееся у многих советских людей после войны.

Писатель Григорий Свирский в своей книге «На лобном месте» отмечает, что «Потусторонние встречи» (беседы с бывшими вождями третьего рейха) не были приняты советской критикой. «Благоговение перед кровавым всесилием» характеризовало не только немецкое, но и советское общество. По мнению Свирского, публикация «Встреч» стала одним из поводов для смены руководства журнала «Новый мир».

Лев Гинзбург умер 17 сентября 1980 года.

Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Николай Клюев: «беседная изба» и «Белая Индия»

Сегодня исполняется 137 лет со дня рождения Николая Клюева, одного из главных представителей новокрестьянской поэзии. Prosodia рассказывает о стихотворении, в котором русская изба становится символом универсума.

#Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Кари Унксова: «И слаба же я бабы на муку»

80-й день рождения забытой ленинградской поэтессы Кари Унксовой Prosodia отмечает ее необычным стихотворением о женской природе.