Михаил Дёмин: ты подошла ко мне танцующей походкой

97-й день рождения поэта, прозаика, вора в законе Михаила Дёмина Prosodia отмечает народной песней, в основу которой легли его стихи.

Медведев Сергей

фотография Михаил Демин | Просодия

Ты проституткою была, тебя я встретил.
Сидела ты под вербой на скверу.
В твоих глазах метался пьяный ветер,
И папиросочка дымилась на ветру.

Ты подошла ко мне танцующей походкой
И по-блатному бросила: «Пойдем!»
А через час споила меня водкой
И завладела моим сердцем, как рублем.

Ведь до тебя еще я не был уркаганом,
Ты в уркагана превратила паренька.
Ты познакомила с приправой и наганом,
Идти на «мокрое» не дрогнула рука.

Но вот однажды всех нас повязали –
Нас было пятеро фартовых огольцов.
Мы крепко спали и ничего не знали.
Когда волыны нам уставились в лицо.

Костюмчик серенький, колесики со скрипом
Я на тюремный на бушлатик променял.
За эти восемь лет немало горя мыкал,
И не один на мне волосик полинял.

А через восемь лет я вырвался на волю,
А ты такая же как восемь лет назад,
Так расскажи мне, марьяна, по порядку –
С каких же пор ты плавишь огольцов?

Раздался выстрел, марьяна пошатнулась,
И тихо-тихо упала на песок.
Она упала, глаза ее закрылись –
Не будешь больше плавить огольцов!

1940-е

Чем это интересно


У песни - десятки вариантов. В некоторых у «марьяны» (женщины) есть имя, - Маруська. В некоторых вариантах «танцующая походка» становится «нелегкою». Есть совсем экзотические:

Мы познакомились на клубной вечериночке,
Картину ставили тогда «Багдадский вор».
Чулочки новые и желтые ботиночки
Зажгли в душе моей пылающий костер.

В этом случае есть привязка ко времени. Фильм «Багдадский вор» показывали в послевоенном СССР - режиссер картины Александр Корда подарил «Вора» Советскому Союзу в знак признательности за его вклад в борьбу с нацизмом. Этот фильм и увидел «фартовый оголец» (везучий молодой уголовник) на «клубной вечериночке» (вечернем киносеансе в клубе).

Как считает исследователь блатного фольклора Александр Сидоров (Фима Жиганец), лишь несколько куплетов можно считать авторской редакцией (первый, второй, а также куплет «Костюмчик серенький»).

В автобиографическом романе «Блатной», написанном в Париже в 1969-72 годах, Демин пишет:

«Леший так и не появился. Урки ждали его долго. Некоторые от скуки стали резаться в карты. Кто-то звучно всхрапнул. Затем в углу послышалась песня:

Костюмчик серенький, колесики со скрипом
Я на тюремный на бушлатик променял.

Это была моя песня! И блатные знали это. И, услышав ее, я подумал с облегчением: раз поют, значит, верят… Значит, здесь у меня есть сторонники».

Демин описывает события 1947 года.

Песня упоминается в романе еще один раз:

Ты проституткою была,
Тебя я встретил,
Сидела ты под вербой на скверу.
В твоих глазах метался пьяный ветер
И папиросочка дымилась на ветру...

Настоящие имя и фамилия Демина – Георгий Трифонов, он двоюродный брат известного советского писателя Юрия Трифонова. Их отцы - Евгений и Валентин - уроженцы Новочеркасской станицы Области Войска Донского. Казаки стали революционерами, затем красными военачальниками, а потом и видными советскими руководителями.

Отец  Демина, кроме того, известен как поэт (тюремная лирика), прозаик и драматург. Писал под псевдонимом Бражнев. С 1922 по 1934 годы у него вышло 10 книг.

Валентина Трифонова расстреляли в 1938 году. Евгений умер в 1937 году от инфаркта в ожидании ареста.

Как пишет дочь Юрия Трифонова Ольга Трифонова-Тангян, «иногда Георгий в справках указывал, что родился в Финляндии (в другом контексте он заявлял, что родом из Ростова-на-Дону, хотя, скорее всего, он родился в Москве). Теперь этот факт трудно проверить. Но это и не исключено, поскольку именно в те годы Валентин Трифонов служил советским торгпредом в Хельсинки, и беременная супруга его брата могла приехать в Финляндию, чтобы навестить семью и 18 июля 1926 года родить там сына. Известно, что Татьяна Трифонова (сестра Юрия Трифонова – Prosodia) родилась в Хельсинки 14 апреля 1927 года. Почему же чуть раньше там не мог родиться и Георгий?».

Счастливое детство Георгия было коротким. Оно прошло с отцом, братом Андреем и сводной сестрой Соней в поселке старых большевиков Кратово. Мать Георгия Лика Беляевская оставила семью, когда сыну не было и семи лет. Лика была дочерью известного в Новочеркасске нотариуса Владимира Беляевского, племянницей генерала Святослава Денисова, главнокомандующего Донской белой армией.

В 1925 году мать и старшая сестра Лики эмигрировали во Францию.

После смерти Евгения Трифонова Соню взяли к себе ее тетки, а Георгий со старшим братом Андреем переехали в московскую квартиру матери - та жила у нового мужа. Для ведения хозяйства она наняла сыновьям домработницу.

Демин писал: «По сути дела, я оказался предоставленным сам себе. На меня никто не обращал внимания. Никто, за исключением, пожалуй, полицейских властей. А вот этого я как раз боялся больше всего».

В 1942 году 16-летний Георгий получил два года принудительных работ - за нарушение указа о всеобщей обязательной трудовой повинности. Он не явился по повестке на военный завод.

Как пишет Ольга Трифонова-Тангян, «через год с небольшим Георгия выпустили досрочно из-за слабого здоровья, но вскоре призвали в армию. Вернувшись с войны, он начал работать в дизайнерском бюро автомобильного Завода им. Сталина и брать уроки рисования у известного художника Дмитрия Моора. Но вскоре бывшим осужденным стали давать новые сроки. Его товарищей по работе арестовали, и Георгия вызвали в отдел кадров. Почувствовав опасность, он ускользнул с завода, без документов бежал из Москвы и начал бродяжничать. От отчаяния, голода и безденежья он в Ростове прибился к воровской шайке… Там он получил квалификацию майданника – вора в поездах, которая в целом отвечала его характеру – он любил приключения, путешествия, опасности».

Если верить тому, что написано в романе «Блатной», Георгий даже убил человека.

В 1947 году молодого вора арестовали, он был осужден на шесть лет лагерей с последующей ссылкой. Так что 1953—1956 годы Георгий Трифонов провел Сибири.

Первая публикация Георгия Трифонова появилась на страницах игарской газеты «Коммунист Заполярья» в 1955 году. 11 стихотворений. Автор взял псевдоним - Михаил Дёмин.

Как я мёрз
Как я мёрз,
Ах, как мёрз бывало:
Спал в снегу
И плутал в пургу.
Песни пел я,
И застывала
Кровь
На коже обмёрзлых губ…
Что ж, но если,
Пройдя по свету,
Мне бы столько не испытать –
Никогда б
Мне не спеть об этом,
И поэтом бы мне не стать!

(30 октября 1955 года)

О своем неоднозначном прошлом Георгий не рассказывал в редакции. Мол, просто приехал в Сибирь за романтикой. Кроме того, Юрий Трифонов передал брату рекомендательное письмо от поэта Григория Поженяна.

На адрес редакции пришел положительный отзыв из лагеря под Ангарском:

«Привет, шарамыга!

Вся наша кодла в восторге. Мы прочли твои куплеты в газете и рады, что ты, наконец, раскрутился, победил и сумел доказать фрайерским этим мордам, что настоящие урки тоже не лыком шиты, и талантов у нас навалом, и культуры то же самое, хватает, – хоть отбавляй. И вот это мы разъяснили начальнику режима, и он, гад ползучий, стушевался, аж позеленел. Он ведь тебя знает, помнит еще по штрафняку на Курейке. И он сказал: не может того быть! А мы ему, ублюдку, сказали: вот, гляди! И потом смеху было на весь барак… А куплеты у тебя складные. Не хуже Пушкина. Так что, давай, держись, и шуруй в том же духе!»

Георгий не подвел товарищей. С 1956 по 1967 годы у Михаила Дёмина вышло 6 книг стихов и прозы. В 1959 Демин стал членом СП СССР, переселился в Москву, в 1962—1964 посещал Высшие литературные курсы.

В 1960-х годах стали возможны контакты советских граждан с родственниками за границей, и Лика съездившая к своей старшей сестре в Париж, договорилась с ней, что та пригласит и племянника. Георгий дважды побывал во Франции. Во второй раз он не вернулся.

Писатель Станислав Куняев, друживший с Дёминым, вспоминал: «С помощью Юрия Трифонова, поручившегося за него, Мишаня съездил во Францию. Вернулся каким-то другим: обалдевшим, молчаливым, замкнутым. Через год-два поехал к кузине во второй раз… и не вернулся! Это, пожалуй, был первый «невозвращенец» из писательского клана».

Это конец 1968 года.

В начале 70-х в СССР все книги автора были изъяты из библиотек.

Во Франции Георгий написал автобиографическую трилогию: «Блатной», «Таежный бродяга», «Рыжий дьявол». Трилогия была переведена на немецкий, английский, итальянский, японский, португальский языки.

26 марта 1984 года Георгий Евгеньевич умер, как и отец, от инфаркта.


Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Виктор Кривулин: чем дышать?

80-летие Виктора Кривулина Prosodia отмечает его программным стихотворением, обозначившим культурную стратегию многих неподцензурных поэтов-семидесятников.

#Стихотворение дня #Переводы
Лафонтен: не видишь ли ты телочки моей?

403-й день рождения великого баснописца Prosodia отмечает маленьким эротическим стихотворением, которое ничему не учит и от которого Лафонтен на склоне лет отрекся.