Михаил Вольпин: по бульвару мрачно шел прохожий

121-ю годовщину со дня рождения драматурга, художника, поэта и киносценариста Михаила Вольпина Prosodia отмечает его самым известным сочинением – текстом песни из фильма «Весна».

Медведев Сергей

фотография Михаил Вольпин | Просодия

Журчат ручьи


По бульвару мрачно шел прохожий,
Птицы пели трели про апрель.
Нес прохожий толстый, чернокожий,
Многоуважаемый портфель.
Шел мужчина чинно и солидно,
Презирая птичий перезвон,
По лицу мужчины было видно,
Что весну не одобряет он.
Что вся эта весна ни к чему,
Что песня не нужна никому,
Что вешняя вода - ерунда,
Да, да, ерунда!

Журчат ручьи,
Слепят лучи,
И тает лед, и сердце тает,
И даже пень
В апрельский день
Березкой снова стать мечтает.
Веселый шмель гудит весеннюю тревогу,
Кричат задорные, веселые скворцы.
Кричат скворцы во все концы:
"Весна идет! Весне дорогу!"

Все вокруг волшебно и чудесно,
Но прохожий злится и ворчит.
Вот ручей журчит, а не известно,
Для чего и почему журчит.
Налетел и пробежал по луже
Мелкой рябью ветер озорник,
А ворчун надвинул кепку туже
И сердито поднял воротник.
Ему эта весна ни к чему,
И песня не нужна никому,
И вешняя вода- ерунда,
Но, но...Все равно-

Журчат ручьи,
Слепят лучи,
И тает лед, и сердце тает,
И даже пень
В апрельский день
Березкой снова стать мечтает.
Веселый шмель гудит весеннюю тревогу,
Кричат задорные, веселые скворцы.
Кричат скворцы во все концы:
"Весна идет! Весне дорогу!"

(1947)


Чем это интересно


Уроженец Могилева Михаил Давыдович Вольпин запомнился людям, знавшим его, как один из самых остроумных и талантливых писателей своего времени. Анатолий Найман, познакомившийся в Вольпиным в самом конце 50-х, на встрече у Ахматовой, охарактеризовал Михаила Давыдовича как человек острого, немного желчного ума и жалящего языка.

Вольпин родился в 1902 году, окончил четыре курса ВХУТЕМАСа, работал плакатистом в РОСТА под руководством Маяковского, побывал в комсомоле, отслужил в Красной армии, сочинял пьесы, сотрудничал в «Смехаче», «Чудаке» и других сатирических журналах. Его соавторами были Ардов, Ильф, Петров, Катаев, Глушков, Масс и Эрдман.

Вольпин был поклонником Маяковского. На поэтических концертах он «ошикивал» (по выражению Анатолия Наймана) Ахматову. Из любви к Маяковскому.

Сам Вольпин вспоминал: «Я напечатал стихи, одни из самых первых журнальных стихов, в «Красном перце», и, помню, Маяковский подошел ко мне и сказал: «Вольпин, хорошие стихи напечатали, только вот одна рифма плохая». Я говорю: «Какая же плохая?» Он говорит: «Ну, это, знаете, уж я не обязан помнить, какая именно». И я, в общем, ушел со смешанным чувством: с одной стороны, мне было очень лестно, что он похвалил стихи, а с другой стороны, обидно, что не запомнил плохой рифмы».

В начале 1930-х годов Вольпин был штатным сотрудником журнала «Крокодил». Имя поэта было хорошо знакомо московским журналистам и литераторам 1930-х годов.

Были известны и его сатирические, а также "хулиганские" стихи:

Луначарский сказал,
Так что ахнул весь зал:
«Нет у нас полового
вопроса!»
А вопрос половой
Покачал головой,
Не поверил словам
наркомпроса.

Встречаюсь я с баптисткою,
Девкой-недотрогою.
А потому баб тискаю,
Религию — не трогаю.

Среди неисчислимых Дусь
Вы есть единственная Дуся.
Себя я больше не стыдюсь
И буйной страсти предадуся.


27 октября 1933 года Вольпин был арестован ОГПУ. Комментируя в годы перестройки свой арест, Вольпин связывал его с делом драматургов Николая Эрдмана и Владимира Масса. Их арестовали прямо на съемках фильма «Веселые ребята», сценаристами которого они были.

Драматургам вменялось в вину сочинение «антисоветских басен». Вольпин утверждал, что попал в тюрьму по этому же делу: «Меня тоже посадили. Как сказал следователь, за «антисоветские настроения».

9 июля 1933 года заместитель председателя ОГПУ Генрих Ягода писал Сталину: «Направляю Вам некоторые из неопубликованных сатирических басен, на наш взгляд, контрреволюционного содержания, являющихся коллективным творчеством московских драматургов Эрдмана, Масса и Вольпина. Басни эти довольно широко известны среди литературных и окололитературных кругов, где упомянутые авторы лично читают их… Вольпин М.Д. – 1902 года рождения, поэт-сатирик, соавтор Эрдмана, сотрудник «Крокодил»… Полагаю, что указанных литераторов следовало бы или арестовать, или выслать за пределы Москвы в разные пункты».

Кроме того, в распоряжении ОГПУ оказались показания сотрудничавшего с «Крокодилом» писателя и журналиста Леонида Саянского, а также его жены. Они утверждали, что Вольпин «полушутя-полусерьёзно» говорил о своём намерении «убить Сталина».

Вольпина обвинили по двум пунктам cтатьи 58 Уголовного кодекса РФ: 58-8, «совершения террористических актов», и 58-10 — «антисоветская агитация и пропаганда». Однако из текста приговора статья 58-8 была исключена. По постановлению Коллегии ОГПУ от 16 января1934 года осуждён на 5 лет заключения в исправительно-трудовом лагере.

Вольпин отправился в Коми АССР.

Писатель и священник Михаил Ардов (р.1937), отец которого дружил с Вольпиным, рассказывал, что драматург часто вспоминал об этой поездке.

«Их везли в телячьем вагоне, человек тридцать столичных интеллигентов и восемь уголовников. У «политических» была с собой теплая одежда, еда на дорогу и все прочее, а у тех, разумеется, ничего. Урки сразу же выдвинули ультиматум — платить определенную дань. Интеллигенты взялись обсуждать это требование, и Вольпин дал совет: пойти на все их условия. Но большинство решило так: нас много, их мало, — а потому ультиматум был отвергнут.
В первую же ночь урки набросились на интеллигентов с железными прутьями, жестоко их избили и отобрали вообще все вещи. После этого «политические» принялись рассуждать, отчего они не смогли дать грабителям отпор, несмотря на внушительное численное преимущество.
Вольпин говорил:
— Я им тогда пытался объяснить. Наши возможности заведомо не равны. Я ради того, чтобы сохранить свой чемодан, урку не убью, не смогу убить. А он ради моего чемодана меня убьет, он с тем и идет. А потому исход всегда предрешен, всегда в его пользу. Вот точно таким же был и Сталин. Все его соперники теоретики, демагоги — не были готовы к тому, чтобы ради власти Сталина убить. А он знал, на что идет, был совершенно к этому готов. И он их всех до одного убил».

В начале 30-х Вольпин прочно уяснил, что силы неравны. И не стоит дразнить гусей.

Михаил Ардов вспоминал: «Михаил Давыдович несколько раз при мне рассказывал о примечательном разговоре, который был у него с Мандельштамом и Олешей. Вольпин пытался открыть им глаза на мрачную реальность. Осип Эмильевич отделался одной сакраментальной фразой:
— Надо без страха смотреть в железный лик эпохи.
А Олеша стал возражать по существу дела.
Вольпин вспоминал:
— Ну, с Мандельштамом я спорить не стал… А Олеша был мне ровня, и я ему сказал буквально так: «Юра, если вы не опомнитесь и станете культивировать в себе казенный оптимизм, вы или перестанете писать, или сопьетесь».

При этом сам Вольпин, по словам Наймана, был одним из считанных людей, выслушавший от Ахматовой «Реквием» в конце 30-х, в  марте 1937 года  Вольпина освободили -  «по зачёту рабочих дней». Михаилу Ардову запомнились афоризмы Вольпина 50-х-60-х: «У нас в Советском Союзе печать только свободная, всякая другая у нас запрещена», «Советская колыбельная песня должна будить ребёнка».

После освобождения Вольпин вновь встретился с Эрдманом. Во время войны они вместе служили в ансамбле песни и пляски НКВД. Затем вместе 30 лет писали сценарии, главным образом для фильмов-сказок. Кроме того Вольпин писал тексты песен, в том числе для фильмов «Кубанские казаки», «Весна».

Песня из «Весны», пожалуй, самый известный текст Вольпина.

По бульвару мрачно шел прохожий,
Птицы пели трели про апрель.

При желании в прохожем, можно представить Вольпина, отказывающегося «культивировать в себе казенный оптимизм».

На счету Вольпина сценарии к фильмам «Заколдованный мальчик», «Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями», «Морозко», «Огонь, вода и… медные трубы».
Но были и «Рассказы о Ленине» (вместе с Эрдманом и Е.Габриловичем) или «Застава в горах» (сценарий Вольпин написал вместе с Эрдманом). За фильм «Смелые люди» (1950 год) сценаристы Эрдман и Вольпин получили Сталинскую премию.

Михаил Давыдович Вольпин погиб в автомобильной катастрофе 25 июля 1988 года.

Читать по теме:

#Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Виктор Кривулин: чем дышать?

80-летие Виктора Кривулина Prosodia отмечает его программным стихотворением, обозначившим культурную стратегию многих неподцензурных поэтов-семидесятников.

#Стихотворение дня #Переводы
Лафонтен: не видишь ли ты телочки моей?

403-й день рождения великого баснописца Prosodia отмечает маленьким эротическим стихотворением, которое ничему не учит и от которого Лафонтен на склоне лет отрекся.