Олег Эрберг: какой квартал игрушечный мне снился?

2 марта 1956 года умер Олег Эрберг. Prosoodia вспоминает поэта-ничевока его стихотворением о Лондоне, точнее, о том, каким ему приснился Лондон.

Медведев Сергей

фотография Олег Эрберг | Просодия

В тумане фонари тяжелы и неярки.
Как душу уберечь от томной мокроты?…
И вечер звезды выбросил в Гайд-паркс
из «Общества презренья бедноты».

Напудренный парик в Вестминстерском аббатстве
на шторах хартий золотых пустынь, –
Аббат о кознях лунных мастурбаций
читает внятно мерную латынь.

Расскажут мясники туманной кровью с крыш, как
в воловьих шкурах индульгенцию таят.
И над парламентом алжирская мартышка
кривлялась, как ирландский депутат.

И каждый кэб кричит аббату: «Ав-ва»,
и шепчет брань молитвою бичей,
и желтогрязная и мутная канава
качала ватных королевских голубей.

Какой квартал игрушечный мне снился?
Какой удел таинственный мне дан?
И вот аббат звездой перекрестился,
принявши Темзу за Иордан.

1921

Чем это интересно


Председатель Совета Союза Верховного Совета СССР Андрей Жданов в докладе о журналах «Звезда» и «Ленинград» (1946) писал: «Все эти символисты, акмеисты, «желтые кофты», «бубновые валеты», «ничевоки», — что от них осталось в нашей родной русской советской литературе? Ровным счетом ничего...»

Жданов ошибся. Все перечисленные им течения оставили след в русской литературе. В том числе и «ничевоки» - одна из самых скандальных группировок русского авангарда, опередивших свое время, «хулиганствующая молодежь».

Вот стихов «ничевоки», действительно, оставили немного. Если главный «ничевок» Рюрик Рок и его подруга Сусанна Мар имели отдельные поэтические сборники, то от рядового «ничевока» Олега Эрберга до нас дошли лишь два стихотворения. Одно из них – о лондонском сне – мы и приводим.

Первые упоминания об Эрберге относятся еще к 1917 году. В январе в Ростове-на-Дону он участвовал в любительской постановке трагедии «Владимир Маяковский». 4 апреля выступил на вечере «южных футуристов». Как вспоминал советский театральный критик Илья Березарк (в 1917-ом  Илья - начинающий литератор), Эрберг был популярным в Ростове-на-Дону поэтом.

Стихотворение Эрберга «В тумаке фонари тяжелы и неярки…» было опубликовано в сборнике «Всероссийского Союза Поэтов» в 1921 году. Все поэты сборника были разбиты по направления. Были имажинисты, символисты, центрифугисты, классики. Эрберга назвали акмеистом.

«Ничевока Олега Эрберга.
ЗАЯВЛЕНИЕ.
С грустью извещаю всех Ничевоков и читателей «СОПО» что я, поместивший в означенном сборнике стихи, отнесенные премированно-компетентным Президиумом В.С.П., к существующей, так называемой школе «акмеистов» без моего ведома и на то согласия, решительно никогда никаких дел с Петербургской бакалейной лавочкой под фирмой «Акмеисты сыновья и К?» не имею и вообще считаю, что Акмеисты – сволочь.
Ничевок Олег Эрберг».

Как можно было назвать Эрберга акмеистом, когда он был «ничевоком»! С 1920 года!

О круге интересов молодого поэта (Эрберг родился в 1898 году в Ростове-на-Дону) можно судить по такому факту. В 1921 году в Кафе поэтов (подвал под нынешним центральным универмагом - Prosodia), где собиралась ростовская творческая молодежь, кто-то позвонил и сообщил что на вокзале среди беспризорных находится известный поэт Велимир Хлебников. Илья Березарк и Олег Эрберг отправились на вокзал искать Хлебникова. У Эрберга был большой фотографический портрет поэта. По портрету и был найден Велимир.

«Хлебников не верил, что мы специально прибыли его искать, - вспоминал Березарк. - Он никак не мог понять, откуда попала к Эрбергу его фотография и почему какое-то ростовское кафе им интересуется. Он прибыл в Ростов только час назад, ни с кем здесь не был знаком и даже ни с кем не разговаривал. Пришёл он пешком из Харькова по рельсам».

Кроме двух стихотворений подписи Олега Эрберга стоят под главными «постановлениями» «ничевоков». Постановления вошли в сборник «Собачий ящик» - своего рода манифест движения.

«Собачий ящик», как сообщали авторы во вступительной части, был «составлен, как доступное руководство для домашнего изучения Ничевочества. Как самому в кратчайший срок сделаться Ничевоком, не прибегая к употреблению лекарственных средств и дорогостоящих механических приспособлений, как-то испанские сапоги и пр. и т. п…. Сфабрикован «Собачий Ящик» для целей разложения и деморализации изящной словесности, согласно постановления Творческого Бюро Ничевоков от 5 декабря 1920 г.»

Подпись Эрберга стоит под «Приказом по организационной части».

1. Никому не возбраняется быть Ничевоком.
2. Со дня опубликования сего Ничевоки разделяются на:
I) Ничевоков Творчества и II) Ничевоков Жизни.
3. Каковые все объединяются в Российское Становище Ничевоков
4. К Ничевокам Творчества причисляются в первую очередь все активно-динамические работники в области искусства, которые руководствуются в вопросах творчества декретами об искусстве Творничбюро.
5. На Творческое Бюро Ничевоков (ТВОРНИЧБЮРО) возлагаются задачи организационного центра творческо-законодательные и контроля над деятельностью Ничевоков Творчества.
6. Положение о Творческом Бюро разрабатывается им же самим на основании волевого революционного акта захвата жизненного организма искусства Ничевоками.
7. Творческому Бюро надлежит разработать положение о Секретариате Ничевоков, каковой является исполнительным органом Творничбюро.
8. Ведению Секретариата подлежат Ничевоки Жизни, активно принимающие участие в общей работе Ничевоков.
9. Ничевокам Жизни присваивается наименование «Хобо», что значит – рафинированный революционный бродяга..
Августа 30 дня 1920 г.
Р.С.Ф.С Р.
г. Ростов на Дону


А вот  фрагмент «Декрета о ничевоках поэзии».

... Фокус современного кризиса явлений мира и мироощущений Ничевоком прояснен: кризис – в нас, в духе нашем. В поэтпроизведениях кризис этот разрешается истончением образа, метра, ритма, инструментовки, концовки. (Единственное пока что жизненное течение в поэзии – имажинизм нами принимается как частичный метод). Истончение сведет искусство на нет, уничтожит его: приведет к ничего и в Ничего. Наша цель: истончение поэтпроизведения во имя Ничего. На словесной канве вышить восприятия тождества и прозрения мира, его образа, цвета, запаха, вкуса и т. д.
Итак, истоки Всего – из Ничего. Средство изобразительности путем ряда n+1 (где n = элементы изобразительности до данного момента времени, а 1 = средство новой изобразительности) – привести к равенству: n+1 = бесконечность, т. е. – Ничего: цель бесконечности = Ничего. Отсюда:
5. В поэзии ничего нет; только – Ничевоки.
6. Жизнь идет к осуществлению наших лозунгов:
Ничего не пишите!
Ничего не читайте!
Ничего не говорите!
Ничего не печатайте!
ТВОРНИЧБЮРО: Сусанна Мар, Елена Николаева, Аэций Ранов, Рюрик Рок, Олег Эрберг.
Главный секретарь: Сергей Садиков.
Ростов н/Д. Августа 1920 года

Сегодня «Собачий ящик» называют «протоконцептуальным» текстом. В нем нет художественных произведений, а есть инструкция, как должен вести себя поэт. Пародия над советскими постановлениями и декретами.

В общем, «ничего не пишите, ничего не читайте, ничего не говорите». Уничтожайте предыдущее искусство. Пародия, гротеск, парадоксальная композиция – вот наше оружие (что мы и видим в стихотворении Эрберга). Позиция провокационная и опасная. Госиздат не сразу дал разрешение на выход сборника-манифеста. Когда же «Ящик» все же был выпущен (в апреле 1922 года), на него обрушилась советская критика.

Кстати, «Собачьем ящике» «ничевоки» впервые назвали себя соратниками западноевропейских дадаистов.

Были в манифесте «ничевоков» и «политические» требования – «Декрет об отделении искусства от государства».

1. Ныне определяется полное отделение искусства от государства.
2. В порядке планомерного развития сего постановления объявляется несостоятельность государства в вопросах руководства заготовками, учета, распределения и контроля над производством искусства.
3. Весь аппарат управления, заготовки, учета, распределения и контроля производственных единиц искусства нацело по установлении наличности и остатков передается Творческому Бюро Ничевоков.
4. Все регистрации произведений искусства, предпринимаемые государством с целью фиксации их ценности, с 3-го июля с. г. считать ни для кого не обязательными…
6. Настоящий декрет переводится на все языки мира, рассылается всем национальным объединениям, органам государственной власти; вручается В.Ц.И.К., Большому и Малому Совнаркомам и очередному Конгрессу Коминтерна.
ТВОРНИЧБЮРО: Борис Земенков, Елена Николаева, Аэций Ранов, Рюрик Рок, Олег Эрберг.

Понятно, что это стеб, пародия. Но это были опасные стеб и пародия. К началу 1923 года группа распалась, можно сказать, что серьезно никто не пострадал – не был расстрелян, не сел в тюрьму. Ранова только отправили в ссылку.

В 1925 году Эрберг окончил Ленинградский институт живых восточных языков. Интерес к Востоку можно найти и в стихах Эберга, точнее – во втором известном нам стихотворении поэта.

Мы торговали воском и ладаном,
и от неба совсем посинели;
а багдадские персы молились и меняли
деревянную печень и мясо полишенеля.
Священен пот умирающего шиита
в унавоженном верблюдами квартале.
И длительна полночь Гарун-аль-Рашида,
когда в предбаннике под Сородой мы щекотали.
И когда мы с'ели нашпигованного гусем, полшенеля Гасана,
пришли из кизекового леса
и принесли нам золотых фазанов
семь грязных юношей из сонного Эфеса.
А когда мы тонули в море,
от арабских
акул причал ища,
вспомнили, что не было церквей в Бассоре.
А с неба ухмылялось блаженное лицо царя Алексей Михалыча.

1921

А.Ранов вспоминал об Эрберге (40-е годы): «Самым удивительным человеком из «ничевоков» был Олег Эрберг, необыкновенно ласковый, предупредительный и внимательный собеседник, любящих животных, он писал неплохие стихи. В двадцатые годы он окончил Институт восточных языков и работал драгоманом в советском посольстве в Афганистане. Он хорошо познакомился с бытом и нравами афганцев. Это помогло ему написать ряд живых и интересных новелл. Он выпустил книжку этих рассказов об Афганистане. Стихи его мне не запомнились, но по прозу его я очень люблю. Олег был очень интересным собеседником. Лет 15 тому назад внезапно умер, очевидно, от инфаркта миокарда или инсульта».

В 1936 году Эрберг перевел на таджикский язык «Ревизора» Гоголя. Он автор пяти прозаических книг, участник войны.

Немецкий писатель Бернхард Келлерман (1879-1951) так сказал об Эрберге: "Я нашел в рассказах Эрберга не только пустыню и жару, разрушенные караван-сараи и нищие глиняные лачуги, но и нечто другое, гораздо большее, чем можно было ожидать, — я нашел в их авторе рассказчика высокого класса, какого редко можно встретить".


О «ничевоках» читайте в материалах Prosodia

Рюрик Рок: жениться или умереть

Сусанна Мар: женский взгляд на имажинизм

Сусанна Мар: первый и единственный сборник


Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Стихотворение дня #Поэты эмиграции #Русский поэтический канон
Николай Гронский: оставленный на дне

115-й день рождения поэта Николая Гронского Prosodia отмечает его стихотворением-посвящением Марине Цветаевой.

#Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Петр Вяземский: и многому изведал цену я

В 232-й день рождения Петра Вяземского Prosodia публикует его стихотворение «Я пережил». Написанное по вполне конкретному и скорбному поводу, сегодня оно читается в первую очередь как пророчество поэта о своей будущей судьбе, не только прижизненной, но главным образом посмертной.