Павел Грушко: заглядывал в себя

92-й день рождения поэта, драматурга и переводчика Павла Грушко Prosodia отмечает его во многом программным стихотворением: автор в который раз занят поисками смысла жизни.

Медведев Сергей

фотография Павел Грушко | Просодия

                                       Лиле и Максиму Лившиным

Заглядывал в себя и доходил до края,
и там клубилось то, чему названья нет,
поскольку некто Бог –
или Боязнь иная –
не явность, а молва, вопрос, а не ответ.

Заглядывал в себя и возвращался целым,
почти всегда шёл дождь и серебрился сад,
и было не понять – что за его пределом,
какой на свете год, какой в краю уклад?

О жизни знал лишь то, что довелось очнуться,
и что слияньем стал неведомых кровей.
О смерти знал лишь то, что с ней не разминуться,
а есть ли в этой мгле просвет – пойди, проверь.

Не мог уразуметь, когда возникло время,
куда оно летит, на время ли оно?
И замысел, –
какой у этого творенья,
и для чего о нём нам мыслить суждено?

Заглядывал в себя, стыдясь и обмирая,
почти всегда шёл дождь и сад был в серебре.
Заглядывал в себя и доходил до края,
и там один во всём себя искал в себе.

2004

Чем это интересно



Пожалуй, из стихотворений с вопросами к мирозданию, Богу, «чему названья нет», а также к самому себе и человечеству можно составить цикл. И этот цикл в творчестве Павла Грушко будет занимать центральное место.

Поиском именно вопросов поэт занимался всю жизнь. Ответы не столь важны для автора. Вопросы важнее, они не дают «дремать уму».

К вопросу

Вопрос вопросов «Почему?»,
настырный пастырь поколений,
ты не даешь дремать уму,
спасая люд от лютой лени.

С тобою нам покоя нет,
бываешь горек ты и сладок,
ты нас наводишь на ответ,
ты — нож на горле у загадок.

Ты просишь нас изведать суть,
охотишься за складной речью.
Спроси меня о чем-нибудь.
Я как смогу тебе отвечу.

1971

Поиски ответа на вопрос в чем смысл жизни и есть смысл жизни. У мироздания (Бога, «чему названья нет», хаоса), тоже нет ответа, его должен найти сам человек, которому хаос «делегировал» мыслительные способности.

В распавшейся дуброве
откроется на миг,
что ты – избранник крови,
её тепла должник,
что мыслит лишь тобою
безвременный хаос,
где ты с твоей судьбою
не деревом возрос,
за целый мир в ответе,
за чистоту и честь –
ведь ты и есть на свете,
и ведаешь, что есть.

1964

Стихотворение «Заглядывал в себя…» - это история духовных поисков Павла Грушко. Его личный 40-летний (по меньшей мере) опыт..

Любопытно определение поэзии, данное Грушко в одном из интервью.

«Оно (поэтическое излучение – Prosodia) возникает, на мой взгляд, когда уникальная судьба (а каждая судьба — уникальна), находя присущие только данной личности неповторимые тональности, рождает текст, где есть:
а) информация, основанная на своём, а не на чужом опыте, изложенная своим натуральным голосом;
б) когда этот текст прост (а истинная простота добывается из сложности, она — просветление сложности);
в) когда в тексте есть необычные, желательно не трюкаческие, приёмы и некая элегантная нескладность, новизна, нарушающая монотонность изложения.
г) когда содержание гармонично сочетается с формой».

Стихи родившийся в Одессе Павел Моисеевич Грушко начал писать в 1950-х, еще будучи студентом испанского отделения переводческого факультета 1-го Московского государственного педагогического института иностранных языков(окончил в 1955 году). Но его первый поэтический сборник вышел только в 1999-м.

К этому моменту Павел Моисеевич был хорошо известен как переводчик с испанского. Грушко переводил Пабло Неруду (любимый поэт), Кортасара, Борхеса, Октавио Паса, Лорку, Мачадо, Элисео Диего и многих других. Известны его переводы и с английского (Дилан Томас, Уистен Хью Оден, Роберт Пенн Уоррен).

Грушко – автор либретто к рок-опере «Звезда и Смерть Хоакина Мурьеты», вдохновленной кантатой Пабло Неруды «Сияние и смерть Хоакина Мурьеты» (для мужского и женского хоров).

Поставленная в 1976 году одна из первых советских рок-опер, «Звезда и Смерть» продержалась на сцен Ленкома 17 сезонов..

Павел Грушко вспоминал: «Большинство считает, что написал ее Неруда. На первой афише спектакля, видимо, для привлечения зрителей, Марк Анатольевич (Захаров, главный режиссер Московского театра имени Ленинского комсомола – Prosodia)отдал авторство Неруде, а за мной оставил некую «сценическую редакцию». Пришлось написать записку в Управление по делам театров о том, что мои скромные стихи выдаются за творчество великого Пабло Неруды... Цензура всполошилась, в последующих афишах справедливость была восстановлена».

В 2001 году Павел Моисеевич по приглашению младшей сестры Нелли, переехал в Бостон.

Старик в тельняшке, зевая, смотрит на самолёт.
Крестится, чешет в затылке, глядя на самолёт.
Думает, сколько дюрали на крышу сарая пойдёт.

Плачут, обнявшись, двое, — две ноги на двоих.
В праздник Победы плачут, — две ноги на двоих.
Вспоминают, обнявшись, павших друзей своих.

За что человека терзали, били, жилы тянули?
Ведь знали, что всё равно он не минует пули...
Узнав всю правду, стало уксусом киндзмараули.

Горько плачет старик: стоило ли родиться?
На столе у него чёрствый хлеб и водица.
Был, как будто и не был, вот и вся небылица.

Если дом загорится, что прежде всего унести?
Если случится такое, что прежде всего унести?
Старое фото мамы со мною лет девяти.

Стихотворение из цикла «Бостонские блюзы». Журнал «Знамя», номер 8, 2021. Грушко продолжает задавать вопросы.

Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Виктор Кривулин: чем дышать?

80-летие Виктора Кривулина Prosodia отмечает его программным стихотворением, обозначившим культурную стратегию многих неподцензурных поэтов-семидесятников.

#Стихотворение дня #Переводы
Лафонтен: не видишь ли ты телочки моей?

403-й день рождения великого баснописца Prosodia отмечает маленьким эротическим стихотворением, которое ничему не учит и от которого Лафонтен на склоне лет отрекся.