РАЗМЫШЛЕНИЯ ДИЛАНА ТОМАСА О ЖИЗНИ И СМЕРТИ

27 октября исполняется 106 лет со дня рождения валлийского поэта и, по его собственному признанию, зверя, ангела и сумасшедшего, – Дилана Томаса. Prosodia разбирает стихотворение, сделавшее автора знаменитым.

Чернышев Илья

Дилан Томас (1914 – 1953) – один из самых значительных поэтов Великобритании XX века

Фото: irishcentral.com 

Сила, которая через зеленый фитиль выгоняет цветок

Сила, которая через зеленый фитиль выгоняет цветок,
Гонит мой возраст зеленый, а сила-тесак,
Корни деревьев секущая, – мой дровосек.
И не посмею я розе пожухлой сказать, что во мрак
Та же студеная оторопь гонит мой век.

Сила, которая гонит ручей через горный гранит,
Красную кровь мою гонит по жилам, а гнет,
Воду створаживающий, – кровь мою леденит.
И не посмею я венам поведать секрет:
Пьет из ручья и аорты все тот же единственный рот.

Длань, раскачавшая пруд, месит тесто кочующих дюн,
А затянувшая намертво ветер на горле долин, –
Гонит ко мне паруса погребальных пелен.
И не посмею я висельнику сказать, что мой тлен
В смазке замешан, которой был шнур насмолен.

Губы столетий все так же сосут первозданную суть,
Каплет любовь, чтобы в целое слиться опять,
Снова пролитая кровь утоляет распятую плоть.
И не посмею я ветру поведать про время, чья нить
Целое небо из звезд умудрилось соткать.

И не посмею я праху влюбленных поведать вовек,
Что на моей простыне извивается тот же червяк.

(Перевод Павла Грушко)


Чем это интересно

Опубликованное 29 октября 1933 года в газете «The Sunday Referee», это произведение сделало 19-летнего Дилана Томаса известным. Литературный журналист Виктор Ньюбург, ответственный за составление еженедельной подборки, назвал стихотворение лучшим из всех, что когда-либо появлялись на страницах газеты.

Тематически «Сила, которая через зеленый фитиль выгоняет цветок» полностью соответствует раннему периоду, которому Томас позднее даст название «womb-tomb» («период лона и могилы»). В стихотворении затрагиваются темы единства человека и природы, всеобъемлющей цикличности, вечного круговорота рождения и смерти.

Оригинальность поэтического таланта Дилана Томаса проявилась, однако, не в выборе темы, а в реализации задуманного: необычная форма (в оригинале используется ямбический пентаметр, но третья строчка в каждой строфе заметно короче остальных) сочетается со сложно выстроенной образной системой, с помощью которой поэт иллюстрирует идею единства живого и мертвого.

В первых двух строфах очевидно прослеживается повторяющийся мотив взаимодействия двух сил – созидающей и разрушающей. При этом поэт стремится передать тактильные ощущения: читатель может почувствовать теплоту жизни и холод смерти.

В третьей строфе появляются более сложные образы, которые при внимательном рассмотрении раскрывают свою амбивалентность. Таковы образы «зыбучих песков» (в оригинале – «quicksand», в переводе Павла Грушко – «тесто кочующих дюн») и «висячего человека» (в оригинале – «hanging man», в переводе Грушко – «висельник»). Выстраивая ассоциативные ряды, в них можно увидеть как «мертвое», так и «живое».

«Quicksand» – это засасывающая трясина, символизирующая смерть. Однако первая часть слова – «quick» – в Средние века имела значение «живой», «живущий». «Hanging man» может быть, действительно, интерпретировано как «висельник», но в то же время это и эмбрион, висящий на пуповине, – символ жизни.

Наиболее полно поэтическая сила Томаса раскрывается при анализе образа червя в последней строке (в оригинале – «crooked worm»). Его интерпретация зависит от истолкования связанного с ним слова «sheet» (в переводе Павла Грушко – «простынь»). Если «sheet» – это саван, в который оборачивают тело умершего, то «worm» – червь, точащий плоть (символ смерти). Если «sheet» – это простынь, застилающая кровать, то «worm» можно интерпретировать как фаллический образ (символ жизни). Если же «sheet» – лист бумаги, то в образе червя можно увидеть палец или руку поэта, держащую перо (символ творчества). Кроме того, стоит обратить внимание на то, что «crooked worm» из последней строчки перекликается с «crooked rose» (в переводе Грушко – «пожухлая роза») из первой строфы. Это имеет принципиальную значимость, так как образ розы традиционно связан с Христом, а образ червя – с Дьяволом.

Поверить в то, что поэт действительно создавал настолько сложные тексты, поможет комментарий Томаса относительно своего художественного метода: «Я создаю один образ – хотя "создаю" неточное слово; скорее, я позволяю образу возникнуть во мне и затем делаю его предметом воздействия своих умственных и критических сил: позволяю этому образу породить другой, противопоставленный первому. Из третьего образа, порожденного первыми двумя, позволяю возникнуть четвертому, противоречащему всем предыдущим. В итоге, я сталкиваю все четыре образа в рамках выбранной формы».

Справка об авторе

Дилан Томас (1914 – 1953) – один из самых значительных поэтов Великобритании XX века, прославивший свою малую родину – Уэльс. При жизни добился широкой известности, путешествовал с поэтическими турами, выступал на радиопрограммах BBC. Помимо экспериментов в поэзии и прозе, запомнился эксцентричным поведением и шокирующей расточительностью – после смерти Томаса от вовремя не диагностированного воспаления легких его состояние было оценено всего в 100 фунтов.

Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Современная поэзия #Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Николай Глазков: лез всю жизнь в богатыри да в гении

В день памяти Николая Глазкова. Prosodia вспоминает одно из его ключевых стихотворений, в котором автор размышляет о своей эпохе и месте поэта в ней.

#Современная поэзия #Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Олег Охапкин: давно приглянулась горка

День памяти одного из ведущих представителей ленинградской «второй культуры» Prosodia отмечает стихотворением, в котором автор сравнивает путь поэта с восхождением на Голгофу.