Цитата на случай: "Бог прав / Тлением трав, / Сухостью рек, / Воплем калек..." М.И. Цветаева

«Русский национальный» «Дыр бул щыл»

Сегодня исполняется 135 лет со дня рождения Алексея Крученых – человека, подарившего русской литературе первые образцы заумной литературы. Prosodia решила посмотреть, как на «Дыр бул щыл» отреагировали современники поэта.

Белаш Катерина

«Русский национальный» «Дыр бул щыл»

    * * *

Дыр бул щыл

убешщур

скум

вы со бу

р л эз

(1912)

 


Чем это интересно

 

Стихотворение «Дыр бул щыл», которое, по мнению Алексея Крученых, положило начало заумному языку, впервые было напечатано в сборнике поэта «Помада» (1913). Заумный язык для Крученых – не тот, которым можно побаловаться, ради шутки сочинив «припев» или «звуковое украшение»; это «язык, имеющий не подсобное значение <…> на котором пишутся целые самостоятельные произведения». Приемам и инструментам нового языка, его целям и сущности посвящен манифест Крученых и Велимира Хлебникова «Слово как таковое» (1913).


История создания «Дыр бул щыл» довольно известна. Провокатором как всегда выступил «отец российского футуризма» Давид Бурлюк, который в 1912 году предложил Крученых написать «целое стихотворение из неведомых слов». Вызов был принят, и через год сборник «Помада» открылся заумным триптихом, первой частью которого и стало одно из известнейших стихотворений авангарда.


«Дыр бул щыл» получило множество трактовок. О некоторых из них можно прочесть в статье американского исследователя Джеральда Янечека и отечественного литературоведа Николая Богомолова «"Дыр бул щыл" в контексте эпохи».

 

Однако не менее интересна реакция современников – сторонников и противников, поэтов и критиков – на эксперимент Крученых. Им мы и предоставляем слово.


«Ведь бывают же такие несчастно рожденные: он и форсит, и кривляется, а скука, как пыль, налегла на все его слова и поступки. Берет, например, страницу, пишет на ней слово шиш, только одно это слово! – и уверяет, что это стихи, но и шиш выходит невеселый» (Корней Чуковский, Эгофутуристы и кубофутуристы).


«"Помада" заключает три стихотворения, "написанные на собственном языке". На это нельзя смотреть иначе как на опыты и упражнения в инструментовке слов. Художник взыскательный издавать их в свет не стал бы. Стих "Помады", написанные не на "собственном языке", очень слабы по композиции» (Сергей Городецкий, «Рецензия на книгу Крученых «Помада»).


«…новые поэты повели борьбу с мыслью, которая порабощала свободную букву, и пытались букву приблизить к идее звука (не музыки). Отсюда безумная или заумная поэзия "дыр бул" или "вздрывул". <…> Поэту не удается выяснить причины освобождения буквы. Слово как "таковое" – вылазка Крученого и, пожалуй, она дает ему еще существование. Слово "как таковое" должно быть перевоплощено "во что-то", но это остается темным, и благодаря этому многие из поэтов, объявивших войну мысли, логике, принуждены были завязнуть в мясе старой поэзии <…> Крученых пока еще ведет борьбу с этим мясом, не давая останавливаться ногам долго на одном месте, но «во что» висит над ним. Не найдя "во что", вынужден будет засосаться в то же мясо» (Казимир Малевич в письме к Михаилу Матюшину).


«Крученых уверяет, что в его, ныне прославленном, дыр бул щыл и т. д. "больше национального, русского, чем во всей поэзии Пушкина". Может быть, но именно, только "может быть", но может быть – и наоборот. Мне лично это "дыр бул щыл" нравится: что-то лесное, коричневое, корявое, всклокоченное, выскочило и скрипучим голосом "р л эз" выводит, как немазаная дверь. Что-то вроде фигур Коненкова. Но скажете вы: "А нам не нравится", – и я отказываюсь от защиты. По-моему, это подлинное. Вы говорите: "Выходка", – и я опять молчу, вынужден молчать» (Павел Флоренский, У водоразделов мысли).


«…мы никак не можем сочувствовать сведению речи (тоже по примеру итальянских футуристов) к междометиям и бессмысленным сочетаниям звуков <…> прежде всего потому, что эти сочетания букв, кроме того, что они абсолютно «невыразительны», еще и крайне неприятны для слуха» (Валерий Брюсов, Новые течения в русской поэзии. Футуристы).


«Дыр бул щыл точно успокаивает страсти самые расходившиеся» (Велимир Хлебников в письме к Крученых)


«…дыр бул щыл – это то, что случилось с Россией» (Зинаида Гиппиус, проводя параллели между Революцией и авангардным искусством)


«У Вас... в пространствах меж штрихами готова выглянуть та суть, которой соответствуют Ваши новые слова. То, что они вызывают в душе, не навязывая сейчас же узкого значения – ведь так?» (Елена Гуро в письме к Крученых)

 

Алексей Крученых в значимости своего открытия не сомневался и потому всем оппонентам ответил следующее: «Да здравствует заумная поэтическая школа, – давшая новое искусство новой России! Европа, слышишь?!»

 

Справка об авторе


Алексей Елисеевич Крученых (9 (21) февраля 1886 – 17 июня 1968) – советский поэт, художник издатель. С 1912 года примыкает к русским футуристам («Гилея», кубофутуризм). Именно в этот период появляются его наиболее известные произведения: стихотворные сборники «Помада» (1913), «Взорваль» (1913), поэмы «Пустынники», «Пустынница», текст оперы «Победа над солнцем». Кроме этого, Крученых выступает также как теоретик искусства и стиха.


После распада кубофутуризма его литературная деятельность идет на спад: теперь поэт ограничивается, в основном, мемуарами, критическими статьями. Кроме того, Крученых был известным коллекционером-библиофилом, поэтому в трудные годы распродавал часть своих книг (многие из которых были с автографами авторов). Это еще раз указывает на то, что, даже отойдя от основного литературного процесса, поэт всегда «был верен своему прошлому. И это сказывалось во всем. Прошлое во всем – в быту, в воспоминаниях, в сборе книг, рукописей».


Алексей Крученых умер 17 июня 1968 года от воспаления легких.

Читать по теме:

#Стихотворение дня #Главные фигуры
Михаил Кузмин: прогулка с Протеем

85 лет назад умер один из самых значительных и разнообразных русских поэтов ХХ века Михаил Кузмин. В день его памяти Prosodia публикует стихотворение «Голый отрок в поле ржи...» – вовсе не для разговора о гомоэротике, а чтобы показать, с какой свободой и легкостью поэт, словно мифический Протей, меняется в стихе и как он заряжает движением даже самые избитые, казалось бы, шаблоны. А движение, по Кузмину, и есть Любовь.

#Стихотворение дня #Главные стихи #Главные фигуры
Долгая зима Вячеслава Иванова

28 февраля исполняется 155 лет со дня рождения символиста Вячеслава Иванова. Эту памятную дату Prosodia отмечает стихотворением из цикла «Зимние сонеты», который еще при жизни поэта причислили к «важнейшим памятникам эпохи». Его созданию сопутствовала одна из тяжелейших зим в жизни Иванова, однако даже в ситуации «зимы души» и мира у поэта остается вера в весеннее возрождение.