Ры Никонова: ну вот мы помирились с миром

День памяти Ры Никоновой, ейской «звезды бессмыслицы второй половины ХХ века», Prosodia отмечает стихотворением о примирении поэта с реальностью.

Медведев Сергей

фотография Ры Никоновой | Просодия

* * *


Ну вот

         мы помирились с миром

ну тем

         который нас взрастил

Ну с тем

         чтобы за час до потопленья

нас персонально Ворон известил

Мы ласковы

         ах

         но соседи смелы

Они теряют корабли

         мы — муфты

И птицы

         отражая опереньем белое

сидят не там

         где люди

         а где бухты пухлые

Да

    полночь великолепна в полдень

она тогда нетрадиционно ярка

и солнце

         истребляя молнии

         клокочет клочьями

         рыдает в парке

Нет

не в стихах рождаются стремленья

и на холмах открыто дремлет

                                   вдохновенье

и не в цветах построит дом пчела

тот дом

         который был ее вчера


(1974)

 

 

Чем это интересно

 

Трансфуристы, одним из лидеров которых была Ры Никонова (настоящее имя Анна Таршис, 1942–2014), считали себя последователями русских футуристов и заумников. Собственно, журнал, вокруг которого сформировались фуристы, так и назывался: «Транспонанс».

 

В математике есть понятие «транспонированная матрица». Она получается из исходной замены строк на столбцы. Исходной матрицей для трансфуристов были русские футуристы.

 

Кроме того, транспонирование – это музыкальный термин, обозначающий перенос мелодии из одной тональности в другую.

 

Вряд ли Никонова имела в виду математические матрицы – ей были ближе музыкальные термины: Анна Таршис окончила музыкальное училище в Свердловске.

 

В любом случае понятно, что речь идет о переносе.

 

В первом номере вышедшего в 1979 году в Ейске журнала «Транспонанс» один из его редакторов, Сергей Сигей (супруг Ры Никоновой), заявил, что цель трансфуристов – «транспонанс достижений, ушедших в низовой слой и существовавших только в нем». Трансфуристы объявляли себя преемниками художников авангарда, которые в позднесоветское время оказались вытеснены за пределы литературного поля менее авангардной поэзией (Цветаева, Пастернак, Ахматова).

 

Ры Никонова и Сергей Сигей решили «сохранить нить классического авангарда» и приступить «к разработке собственных достижений в русле подлинной традиции русской поэзии».

 

Среди авторов «Транспонанса» были авангардисты старой закалки: Николай Харджиев, Татьяна Никольская, футурист Василиск Гнедов, последний оставшийся в живых обэриут Игорь Бахтерев,.

 

На страницах «Транспонанса» можно было найти стихи и теоретические работы звезд советского андеграунда 80-х: Дмитрия Пригова, Льва Рубинштейна, Генриха Сапгира, Владимира Эрля, Ильи Кабакова, Льва Кропивницкого, Бориса Констриктора, Славы Льна и многих других.

 

В речи по случаю присуждения Премии Андрея Белого Ры Никоновой и Сергею Сигею Борис Констриктор так описывал свои впечатления от знакомства с супругами: «Жили-были у самого синего моря Ры Никонова с Сергеем Сигеем. Когда я впервые оказался в их хате, меня не покидало ощущение, что я нахожусь внутри летающей тарелки, – настолько все так контрастировало с окружающим миром. А кто только не отправлялся на поклон в ейское капище, как к Солженицыну в Вермонт. Вот только некоторые имена этих адептов Слова как такового: Генрих Сапгир и фон Пригов, Владимир Эрль и Борис Кудряков, Михаил Рыклин и Анна Альчук, две Татьяны, Никольская и Михайловская, и единственный в своем роде Александр Горнон. Американский славист Джеральд Янечек, автор монографий о русской визуальной поэзии и зауми, побывав в Ейске, признался мне в платонических чувствах к Ры и назвал ее звездой бессмыслицы второй половины ХХ века».

 

Большую часть публикаций «Транспонанса» (комментированное электронное издание журнала под редакцией Ильи Кукуя можно найти здесь) составляли теоретические работы Ры Никоновой и Сергея Сигея, а также примеры реализации идей на практике.

 

Ры Никонова целенаправленно отрабатывала всевозможные приемы и техники. Вот пример:

 

Затихли тихли тихли тихли

Замолкли молкли мокро-локро

И упадают – упадают

И-и уносят и-и уносят

 

(1970)

 

Здесь Никонова отрабатывает «тавтологию слогов», превращение наречия в существительное, «усиление векторности глаголов», «оперирование словесной магмой». Это термины из статьи поэтессы «Черты моей литературной работы» (первый номер «Транспонанса»).

 

Есть в ее палитре и совсем другие краски. Например, сказка, басня, притча. Общее в ее экспериментах, как точно заметил критик Валерий Отяковский, – радостное неприятие окружающего мира: «...как и другие эскаписты, трансфуристы прячутся в поэзию, но делают из этого не трагедию, но феерию». 

 

Стихотворение «Ну вот мы помирились с миром...» – как раз из этой серии. Притча о последнем дне перед отплытием Ноева ковчега неожиданно заканчивается «элегией» о вдохновении. 

 

Как писала Никонова («Черты моей литературной работы»), «первая строчка стиха никак не связана со второю, все объединяет только способ выражения, то есть движение (разбегание галактик)».


При желании можно найти в стихотворении и предсказание собственной судьбы. Свой новый дом Никонова и Сигей построили не среди ейских цветов, а в немецком Киле, куда супруги переехали в 1998 году. Там, в Германии, 10 марта 2014 года и умерла «самая-самая» авангардистка Советского Союза. Сигей пережил жену на полгода.


Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Алексей Плещеев: травка зеленеет

4 декабря  1825 по новому стилю родился писатель, поэт, переводчик; литературный и театральный критик Алексей Плещеев. Prosodia вспоминает поэта его хрестоматийным стихотворением «Травка зеленеет».

Григорий Сковорода: Бог мудрости дал часть

Сегодня исполняется 300 лет со дня рождения Григория Сковороды – самобытного поэта и философа. Prosodia выбрала одно из стихотворений сборника «Сад божественных песен», в котором поэт призывает читателей обратиться к своей философии и оставаться спокойными.