Цитата на случай: "Ждем тебя, ждем тебя, принц заколдованный / Песнями птичек". М.И. Цветаева

Сергей Тимофеев: о звуках звучных

Всемирный день радио Prosodia отмечает песней из репертуара группы «Пекин Роу-Роу», на примере которой видно, на какие жертвы можно пойти, лишь бы песня зазвучала.

Медведев Сергей

Фотография Сергея Тмофеева | Просодия

Радио «Маяк»


Лишь многотрудный день рассеялся в пыли,
спустились бархатные сумерки на двор.
Приемник-радио
со станцией «Маяк»
нам выпускает звуки звучные свои.

О ночь, призрачное чудо,
прохладный твой чертог...
Как хорошо, подруга,
нам превратиться с тобою
в шипящие звезды!

Я под твоим окном
Тебе стоял, свистел.
Ты не выходишь, значит, сильно занята.
Любимая моя, я не обижусь, нет,
я и один станцую танцы до утра.

О ночь, призрачное чудо,
прохладный твой чертог...
Как хорошо, подруга,
нам превратиться с тобою
в шипящие звезды!

А завтра снова в путь – работать, жить, страдать
и мельком видеть кудри русые твои.
А вечером прийти – а там опять «Маяк»
нам выпускает звуки звучные свои...

(1989)



Наименование подкаста

000:00 / 000:00




Чем это интересно


Перед автором этих строк Сергеем Тимофеевым не стояло задачи вроде выяснения отношений с богом. Задачи стояли совсем другие: песня должна петься, и она должна быть атмосферной. Для этого можно пожертвовать оригинальной рифмой, вернуть в употребление забытые слова («многотрудный»), использовать неиспользуемые в «большой» поэзии эпитеты («звуки звучные»).

Но в данном случае можно все, ведь лирический герой – человек, скажем так, со странностями, с «сумасшедшинкой», его культурный багаж – набор случайных образов, собранных как раз из передач радиостанции «Маяк». Для конца 80-х это было очень необычно. До Тимофеева по этому пути шел, пожалуй, только Петр Мамонов.

Лирический герой посылает в эфир сигнал бедствия: его любимая занята, она не хочет не то что с ним танцевать, но даже выходить во двор, хотя атмосфера этому благоприятствует. Однако герой ничего не предпринимает для того, чтобы девушка обратила на него внимание. Собственно говоря, неизвестно, существует ли она вообще. Реален лишь двор, над которым разносятся звуки инопланетной радиостанции «Маяк» (это же конец 80-х).


Справка об авторе


Сергей Анатольевич Тимофеев родился 10 мая 1959 года в Сыктывкаре в семье геологов. В 14 лет мама отправила мальчика на «материк», в Ростов, к тете. Тетя способствовала развитию талантов племянника. После школы Сергей поступил на филфак Ростовского госуниверситета, но вскоре бросил. Не закончив и Львовский полиграфический институт, Тимофеев вернулся в Ростов. Работал художником в местных газетах. Был одним из основателей объединения художников «Искусство или смерть». Созданная им в 1988 году группа «Пекин Роу-Роу» получила широкую известность в городе.

В начале 90-х Тимофеев переехал в Москву. Работал на телевидении главным художником Четвертого канала Останкино. В 1993 году реализовал серию социальных рекламных роликов «Все будет хорошо!» Сергей трагически погиб в 1993 году в Москве.

«Пекин Роу-Роу» записал два альбома:
– «Бесамемуча». Магнитоальбом, 1990, Студия «ПО», Ростов-на-Дону;
– «Живая сила». Магнитоальбом, 1992, Студия «ПО», Ростов-на-Дону.

Читать по теме:

#Стихотворение дня #Главные фигуры
Михаил Кузмин: прогулка с Протеем

85 лет назад умер один из самых значительных и разнообразных русских поэтов ХХ века Михаил Кузмин. В день его памяти Prosodia публикует стихотворение «Голый отрок в поле ржи...» – вовсе не для разговора о гомоэротике, а чтобы показать, с какой свободой и легкостью поэт, словно мифический Протей, меняется в стихе и как он заряжает движением даже самые избитые, казалось бы, шаблоны. А движение, по Кузмину, и есть Любовь.

#Стихотворение дня #Главные стихи #Главные фигуры
Долгая зима Вячеслава Иванова

28 февраля исполняется 155 лет со дня рождения символиста Вячеслава Иванова. Эту памятную дату Prosodia отмечает стихотворением из цикла «Зимние сонеты», который еще при жизни поэта причислили к «важнейшим памятникам эпохи». Его созданию сопутствовала одна из тяжелейших зим в жизни Иванова, однако даже в ситуации «зимы души» и мира у поэта остается вера в весеннее возрождение.