Сергей Вольф: «влюбиться в запонку»

День рождения питерского поэта Сергея Вольфа Prоsodia отмечает его трагикомическим стихотворением о невыносимой легкости бытия.

Медведев Сергей

фотография Сергей Вольф | Просодия

             * * *

Влюбиться в бармена! –
О, этот сладкий ад.
Всегда боржоми, кофе, оранжад
Найдется для писюшки молодой
И джин, не потревоженный водой.

Влюбиться в повара! –
Хинкали каждый день,
Где эвкалипт отбрасывает тень,
На скатерти – сациви с хванчкарой
И хачапури с красною икрой.

В киномеханика!
Феллини и Виго.
Гортанный крик: «Что хочешь, Валико?!»
Забриски пойнт!
И в лоно рук твоих
Ложится чек размером на двоих.

Влюбиться в запонку –
И не принять узор,
Ночами плакать, осознав позор,
И мраморного камня пустота
Отыщет воспаленные уста.


Чем это интересно


Очевидно, что стихотворение Вольфа выросло из популярной песни о любви к людям разных профессий.

Первый вариант этой песни появился в 20-х годах прошлого века:

Фраер топает за мной,
А мне нравится блатной!
Мама, я жулика люблю!

Жулик будет воровать,
А я буду продавать.
Мама, я жулика люблю!

В советское время список престижных профессий расширился.

Мама, я летчика люблю,
Мама, я за летчика пойду.
Он летает выше крыши,
Получает больше тыщи.
Мама, я летчика люблю!

Мама, я повара люблю,
Мама, я за повара пойду,
Повар делает котлеты,
«Оливье» и винегреты.
Мама, я повара люблю!

Мама, я доктора люблю,
Мама, я за доктора пойду.
Доктор делает аборты,
Посылает на курорты.
Мама, я доктора люблю!

Мама, я жулика люблю,
Мама, я за жулик пойду.
Жулик будет воровать,
А я буду продавать.
Мама, я жулика люблю!

Как мы видим, героиня, от лица которой исполняются куплеты, за годы советской власти стала спокойней, и на первый план вышли материальные ценности. Это уже не просто безоглядная любовь к отчаянному парню (жулику), а трезвая оценка ситуации.

Вольф идет дальше в разработке женского образа. Его героиня – не абстрактная советская женщина, а юная особа конца 70-х – начала 80-х. Она живет в большом городе. Ее забросы достаточно причудливы. Она знает Феллини, Виго, «Забриски пойнт» и «Мимино». Героине Вольфа не надо котлет и салата оливье, ей требуется хачапури с красной икрой. Изысканно поесть, выпить дефицитный напиток, потом посмотреть не доступный обычному советскому человеку фильм – таковы ее представления о сладкой жизни.

Такая может влюбиться и в запонку, потому что она – дефицит. И потом сожалеть, что запонка какая-то не такая, как ей бы хотелось (не модная или не того производителя). Что-то вроде приобретения дорогой фирменной пластинки, оказавшейся при ближайшем рассмотрении югославской. Из-за этого можно было если не плакать, то вынашивать всю ночь планы мести продавцу.

В общем, история из журнала «Крокодил» за 1980 год. Только финал – не «крокодильский».

И мраморного камня пустота
Отыщет воспаленные уста.

Это уже начало какой-то другой – трагической – истории. Во мгновение ока героиня из фельетонной дурочки превратилась в героиню «Забриски пойнт» или «Ночей Кабирии». Ну или в героиню песни про любовь к жулику. 


Справка об авторе


Сергей Евгеньевич Вольф родился 8 августа 1935 года в Ленинграде. До 1993 года был известен широкому кругу читателей как автор детских книг. Неизданный сборник его «взрослых» рассказов высоко оценил Юрий Олеша. В Ленинграде Вольфа знали и как автора коротких иронических стихов.

Моя жена печет блины
Различной формы и длины.

Удивительное дело 
Вставить хрен в чужое тело.

Сяду я на саночки
И поеду к самочке.

Шел по улице зверек,
Делал лапкой поперек.

«Длинные» стихи Вольф стал писать по совету Сергея Довлатова. По крайней мере, так он рассказывает в статье «Чем я обязан Довлатову».

– Ты пойми! Ты займись стихами, которые писать куда труднее, чем все эти твои «зверьки», видите ли, или твой «хрен»... Ну, согласись, ведь писать стихи. Писать стихи без трепа и вполне серьезно – очень трудно. Но ты попробуй. Вдруг получится. И пиши подлиннее. 
– Например, как «Бородино»? – спросил я. 
– Нет, зачем же?! Это у тебя тоже не получится. 
– Боюсь, что писать серьезно, то есть чтобы выглядело серьезно, у меня не выйдет. Ты прав, – это трудно.
– Ну и что?! Всем трудно! Ты погляди вокруг, как всем трудно! Сосноре трудно. Толику, высочайшему лирическому поэту, – очень трудно.
 

Вольф услышал Довлатова. Его стихи стали длиннее. Впервые под одной обложкой они были собраны в 1993 году, благодаря питерскому литературному объединению «Камера хранения». Сначала «Камера хранения» публиковала стихи Сергея Вольфа в каждом номере одноименного альманаха, а затем они выпустили сборник «Маленькие боги». Так читатели узнали, что Вольф не только детский писатель, но и серьезный поэт. В 1997 году он получил премию журнала «Звезда» за два цикла стихотворений.


В 2001 году вышла еще одна книга поэта – «Розовощекий павлин: Книга стихов» (с предисловием Андрея Битова).

Сергей Вольф умер 15 сентября 2005 года в Санкт-Петербурге.


Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Александр Туфанов: Горислава чагой кычет

145-й день рождения Председателя Земного Шара Зауми Александра Туфанова Prosodia отмечает отрывком из его самого известного сочинения – поэмы «Ушкуйники».

#Стихотворение дня #Советские поэты
Белла Ахмадулина: друзей моих медлительный уход

12 лет назад умерла Белла Ахмадулина. Prosodia отмечает день памяти великой поэтессы ее, пожалуй, самым известным и в то же время загадочным стихотворением.