Цитата на случай: "Жизнь есть вечное движенье, / Вечной смены красота; / Всё мгновенно, всё мечта..." И.А. Бунин

«Угловатая» поэзия Анны Присмановой

6 сентября исполняется 129 лет со дня рождения Анны Присмановой – поэтессы первой волны русской эмиграции. Prosodia рассказывает о стихотворении, в котором героиня Присмановой выбирает рожь вместо роз и таким образом раскрывает творческое кредо своей создательницы.

Белаш Катерина

Фотография Анны Присмановой | Просодия

              * * *

Жаждет влаги обугленный бор.

Изогнулись дерев поясницы.

Гробовой беспросветный укор

в кругляках остывающей птицы.

 

О, в жаровне над жаром оса!

Столкновенье зари с палачами!

Сиротинушка, чьи волоса

только солнце ласкает лучами.

 

Белый воздух, который висит

поутру над сырым листопадом.

Белый лекарь, который косит,

чтоб с предсмертным не встретиться взглядом…

 

Что дороже нам: розы иль рожь?

Днем – глаза мы за пазуху прячем.

(Теснота. Ослепление. Ложь.)

Ночь. И что ж? Мы от зрячести плачем.

 

(1935)

 

 

Чем это интересно

 

На мой взгляд, к поэзии Анны Присмановой можно подобрать эпитет «угловатая», при этом, конечно, не вкладывая в него отрицательных коннотаций. Поэтесса никогда не стремилась к созданию «гладких», гармоничных стихов – как в плане содержания, так и в плане стилистики, образности. По очень меткому замечанию поэтессы и критика Екатерины Таубер, «Присманова сознательно предпочитает уродство мнимой красивости», «хочет разозлить, оттолкнуть от себя читателя, а не привлечь eгo». И эта особенность поэтики Присмановой просматривается и в стихотворении «Жаждет влаги обугленный бор…»


В первой строке четвертой строфы образно передано противопоставление этой «мнимой красивости» и «сермяжной», неприукрашенной поэзии: «Что дороже нам: розы иль рожь?» (неслучайно Таубер выбирает для названия статьи цитату из этой строки). Собственно, все стихотворение построено на противоречиях: «ослепление» – «зрячесть», «столкновенье зари с палачами», умирающая птица и пробуждение природы.


В одной из рецензий Марк Слоним определил поэтику Присмановой как «философский имажинизм». Действительно, поэтесса не ставит образ во главу угла – он не самоцель, а средство, в данном случае – для заострения этой конфликтности резкими и предельно наглядными образами: «дерев поясницы», «глаза мы за пазуху прячем». В то же время трудно согласиться со Слонимом в том, что «в стихотворениях Присмановой <…> все очень рассудочно, отлично слажено и очень (слишком!) ясно». Рассудочность все-таки несоединима со стремительностью поэзии Присмановой, порывисто выбирающей рожь вместо роз.

 

 

Справка об авторе

 

Анна Семеновна Присманова (Анна Симоновна Присман) родилась 6 сентября 1892 года в Латвии, в городе Либава (Лиепая) в семье врача. В 6 лет девочка лишилась матери, и детские болезненные воспоминания впоследствии нашли воплощение в ее стихах.


В 1918 году Присманова приехала в Петроград, где познакомилась с Николаем Гумилёвым и другими известными поэтами. Позже переехала в Москву, из которой в 1921 году вместе с двумя сестрами бежала, «вспрыгнув уже на ходу на крышу переполненного вагона поезда, уходящего в Берлин». Так, Присманова стала одной из поэтесс первой волны русской эмиграции.


В Берлине Присманова вступила в группу «4+1», публиковала в «Литературной газете» свои стихи и критические статьи. В 1925 году поэтесса переехала в Париж, где также активно участвовала в литературной жизни. В 1926 году она вышла замуж за поэта Александра Гингера. Поэт Кирилл Померанцев вспоминал: «Это была красочная, оригинальная чета, хотя нельзя сказать, чтобы красивая, скорее наоборот... Жили они душа в душу, хотя всегда, когда я их видел, спорили. Не о пустяках, а о "высоких материях": о стихах, о поэтах, о той или иной вышедшей книге. Гингер спокойно, Присманова – взвизгивая и порой возмущаясь, но спор всегда оставался на какой-то "моральной" высоте: спорить спорили, но как спокойствие, так и споры пронизывала внутренняя гармония».


В Париже Присманова примыкает к группе «формистов», о которой, впрочем, сохранилось довольно мало информации, причем часто – противоречивой. Юрий Терапиано писал о «формистах» следующее: «Изощренность формы, совершенство ее были их главной идеей. Метафизика, с их точки зрения, подлежала беспощадному уничтожению, идеология "Парижской ноты" – тоже». В 1930-е годы стихи Гингера и Присмановой печатали довольно редко. Впрочем, современники давали противоречивые оценки их творчеству. К примеру, поэт и критик Юрий Иваск характеризовал их как поэтов, «писавших неплохо, но очень уж аккуратно-меланхолично, как того требовала Парижская нота». Первый сборник Присмановой «Тень и тело» был издан в 1937 году.


Во время Второй мировой войны Присманова и Гингер не покинули Париж, а в 1946 году приняли советское гражданство. В этом же году вышла вторая книга стихов поэтессы – «Близнецы», а три года спустя – «Соль».


Анна Присманова умерла 4 ноября 1960 года в Париже (похоронена на кладбище Тиэ). Александр Гингер пережил жену всего лишь на пять лет.


Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Стихотворение дня #Лучшее #Советские поэты
Михаил Танич: «Была на топленое масло такая крутая цена»

День рождения знаменитого поэта-песенника Михаила Танича Prosodia отмечает его стихотворением, которое не стало песней, но отражает жизненные принципы поэта.

#Стихотворение дня #Советские поэты
Евгений Долматовский: «любимый город в синей дымке тает»

День памяти известного поэта-песенника Евгения Долматовского Prosodia отмечает текстом одной из самых популярных его песен. В минувшие выходные лидер немецкой группы Rammstein Тилль Линдеманн добавил в историю песни новые драматические краски.