Вадим Сидур: похоть Неба огромна как Небо

День рождения скульптора и поэта Вадима Сидура Prosodia отмечает стихотворением, в котором автор показывает, что трагизм мира уравновешивается его эротизмом.

Медведев Сергей

фотография Вадим Сидур | Просодия

Мамина школа


Телевизионная передача
Врач демонстрировал
Чудеса воскрешения
Младенцев
Искусственным дыханием
И массажем сердца
Но ребёнок-кукла
Осталась мёртвой
Как все
Убитые ранее
Дети Европы
Похороненные
У меня
В Подвале

Я раздавлен
Непомерной тяжестью ответственности
Никем на меня не возложенной
Ничего не могу предложить
человечеству
Для спасения
Остаётся застыть
Превратиться в бронзовую скульптуру
И стать навсегда
Безмолвным
Взывающим

Солнце встаёт на Востоке
На Западе солнце заходит
Тёплый ветер Европы
В Алабине нас согревает

Дмитрий Абрамыч
Вы уже шапку надели
Говорит сосед
Валентин Петрович
И я хорошую шапку имею
Но от вас не скрою
Носить боюсь
Оторвут с головою

Пасмурная погода
Солнце исчезло с неба
Но солнечным светом сияет
Золотая деревьев одежда
Скоро листву они сбросят
Мороза не побоятся
Золотом землю прикроют
Предстанут пред нами нагими

Золото слоем
Землю покрыло
Золото сапогами топчем
Золото гребём лопатой
Золотые сооружаем горы

Непорочно наше богатство
Другая пора настала
Земля покрылась серебром
А золото пропало

Яблоням холодно голым
Стоят на ветру нагие
Предвестницы новой скульптуры
Чудеснее девушек голых

Теперь мы обедаем в доме
И лежит у меня на кровати
Старая серая шапка
Но если получше вглядеться
Это совсем и не шапка
Спит у меня на постели
Старая серая кошка

Над Алабином Небо
Фиолетовым брюхом
О рыжую землю трётся
Языками туч
Тело Земли лижет
Желание в ней пробуждает
Похоть Неба
Огромна как Небо
Соитие длится веками
Содрогаются оба тела
Исступленно друг к другу стремятся
Когда оргазм наступает
Небо изливает семя своё на Землю
Вода – сперма Неба
Думаю я
Быть желая
Небом и Землёю
Одновременно

Дождь прошёл
Деревья бриллианты надели
Прямо на голое тело
Глаз отвести невозможно

Неожиданно острый
Укол любви
Испытал
Выглянув в окно утром
Увидел свою собственную жену
Шагающую от калитки к дому
В платке цветастом
На голове носастой
В телогрейке чёрной
Похожую на дятла
В руках
Белого молока банка

(1983)


Чем это интересно


Поэзия Вадима Сидура, как и его скульптуры, стоят на трех китах: война, секс, ирония. Достаточно необычное сочетание для советского художника, ветерана войны и члена партии.

пулеметчик.jpg
Пулеметчик

В начале была война. В марте 1944 года 19-летний командир пулемётного взвода Вадим Сидур был тяжело ранен. Вот отрывок из его стихотворения:

Тяжело ранен
Контужен
Пуля выбила верхнюю челюсть слева
Прошла насквозь гайморову полость
Почти оторвала язык
Разорвалась в углу нижней челюсти справа
Остеомиэлит
Ложный сустав
С тех пор живу без зубов
В девятнадцать лет ИОВ
Гипертония с молодости
Инфаркт в тридцать шесть
Как вы чувствуете себя сейчас
Спросил доктор
Я – цветок осенний
Ответил пациент
Мечтаю о любви.

Вадим Сидур писал: «Многие годы я пытаюсь и не могу освободиться от того, что переполнило меня в те времена… Сотни, тысячи, миллионы людей погибли от насилия. Пули, виселицы, бомбы, газовые камеры, концлагеря, пытки, смертная казнь – это перечисление невозможно продолжать, ибо оно бесконечно. Кажется, должно же это когда-нибудь прекратиться! Но человечество, как бы лишенное разума, ничему не научается… Меня постоянно угнетало и угнетает физическое ощущение бремени ответственности перед теми, кто погиб вчера, погибает сегодня и неизбежно погибнет завтра».

после войны.jpg
После войны

Противопоставить ужасу бытия можно лишь чувственную любовь, тем более что она изначально присутствует в этом мире – надо лишь только суметь увидеть ее. Сидур это умеет.

«Чувственная любовь не грех, она от Бога, а не от дьявола... Когда любишь и любовью занимаешься, понимаешь, что не бессмысленно существование, и веришь в Чудо любви и наслаждения». Это тоже слова Сидура.


Справка об авторе


Вадим Абрамович Сидур родился 28 июня 1924 года в Екатеринославе (ныне – Днепр) в семье Абрама Яковлевича Сидура и Зинаиды Ивановны Андриановой.

Я – цветок гибрид
Полу русский
Полу жид
Художник неоднородный
Космополит безродный
Время цветенья
Эпоха безвременья
Неустойчив морально
Для гибрида это нормально
Почти задушен
Плевками в душу.

Понятно, что Сидура с его эротизмом и иронией не жаловал советский официоз. На жизнь художник зарабатывал изготовлением надгробий, а также книжной иллюстрацией. Иногда он выполнял заказы на городскую декоративную скульптуру. Стихи и рассказы распространялись в самиздате, а также печатались за границей.

девушки из хора.jpg
Девушки из хора

Осенью 1970 года скульптор познакомился со славистом из ФРГ Карлом Аймермахером, который стал активным пропагандистом скульптур Сидура за рубежом. Благодаря Аймермахеру за пределами СССР состоялось более 30 выставок, из них около двадцати были организованы им лично. В 1972 году вышла первая монография о Вадиме Сидуре – в Австралии. Реакция последовала моментально: Сидура исключили из партии и лишили возможности зарабатывать иллюстрированием. Однако мастерскую – подвал в Алабино – оставили.

Вадим Сидур умер 26 июня 1986 года, так и не дождавшись своей персональной выставки (в коллективных он принципиально не участвовал).

Судьбу свою знаю
Опустится на меня балеринка
Дивное насекомое
Нежное создание
Одетое в прозрачные зеленые крылья
Коснется длинными лапками
И я тут же умру
Пронзенный счастьем
Превращусь
В ПАМЯТНИК ПОГИБШИМ ОТ ЛЮБВИ.

Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Александр Туфанов: Горислава чагой кычет

145-й день рождения Председателя Земного Шара Зауми Александра Туфанова Prosodia отмечает отрывком из его самого известного сочинения – поэмы «Ушкуйники».

#Стихотворение дня #Советские поэты
Белла Ахмадулина: друзей моих медлительный уход

12 лет назад умерла Белла Ахмадулина. Prosodia отмечает день памяти великой поэтессы ее, пожалуй, самым известным и в то же время загадочным стихотворением.