Владимир Тучков: приступ Азии

Два года назад ушел из жизни Владимир Тучков, поэт, прозаик и перформер, член московского клуба «Поэзия». Prosodia вспоминает Тучкова его стихотворением о довольно распространенном заболевании под названием Азия.

Медведев Сергей

фотография Владимир Тучков| Просодия

Азия! — скажет майор полковнику,
в кровь язык о нёбо сдирая, стряхивая семена,
прорастающие в темя.
Азия! — скажет полковник майору,
перетаскивая тело собственное, как мешок с купоросом,
через борт джонки.
Азия! — ответит эхо обоим,
но скорее в луны жерло, заискивая.
Азия! — рявкнет рация,
срывая резьбу и ногти.
Азия! — по стеклу железо
поползет, соскребая в кишках эпителий.
Азия! Азия! — один другому в промежутках между ударами
по голове сапогами.
Азия! — выходит с долгим воздухом из оторванного
хобота противогаза.
Азия! — говорит небо,
даже если молча смотрит с презрением.
Азия! — в семь часов никогда не бывает девять,
на плечи с дерева прыгая.
Азия! — казачьим хором, с посвистом, клацая шашками,
искры из печени — Азия!
Азия! — помпой сердца гнилую воду вычерпывать,
дошедшую до подбородка,
которым полковник говорит майору
в приступе Азии.

(2009)


Чем это интересно


Герой стихотворения Тучкова – наблюдатель за странным миром, больным Азией. Очевидно, что этот мир враждебен не только наблюдателю, но и героям стихотворения – майору и полковнику. Но, что поделать, это же Азия, мой друг!

Азия – что-то непонятное, варварское, угрожающее, противоположное Европе (как считается, более понятной и комфортной для жизни). В Азии люди отличаются в основном воинскими званиями. И в этой Азии, по всей видимости, идет постоянная война. Майор Азия противостоит Капитану Америка, или еще кому, неважно, главное – противостоит.

Военная тема – одна из доминирующих в творчестве Тучкова. Война, по Тучкову, – источника хаоса и абсурда. Хаосу и абсурду Тучков противопоставляет черный юмор или горькую усмешку. Без надежды быть услышанным кем-то кроме коллег. Это скорее личная стратегия выживания: «вырыл землянку/стал жить в мезозое/хорошо –/все вымерли».


                                               Льву Кропивницкому

Десантник, падая с неба, ломает хребет оленя
и в цепких когтях уносит добычу в гнездо,
где рвет еще теплое тело на буквы и слоги,
бросая к подножью вершины, –
там Пушкин в цилиндре и с тростью стоит,
напрягая монокль.

1993

Или так:

Стреляли, стреляли...
А потом хоронили.
Хоронили, хоронили,
а кого нельзя –
тех лечили.

Из сборника «Майор Азии», 2009

Об армейской тематике в своем творчестве Владимир Тучков писал так: «немалую роль тут сыграл и сомнительный воинский опыт автора, который более созерцал армию, чем участвовал в ее исправном функционировании на протяжении полутора месяцев, будучи на сборах в N–ском вертолетном полку, дислоцировавшемся близ Торжка. В результате чего автору совершенно незаслуженно было присвоено звание старшего лейтенанта».

К этому опыту можно добавить еще и годы, потраченные автором на повышение обороноспособности страны. Прежде чем стать журналистом, выпускник факультета электроники и системотехники Московского лесотехнического института Владимир Тучков проработал 18 лет программистом и схемотехником в закрытом «почтовом ящике».

Армейскую тему Тучков разрабатывал и в прозе. В 1999 году вышел сборник маленьких рассказов "Русская книга военных"
.
Вот пара цитат:

«Во время вьетнамской войны “Дейли ньюс” описала необычайно эксцентричный способ самоубийства, к которому прибегнул один американский десантник. Спрыгнув в составе отряда с транспортного самолета, он продел голову в заранее приготовленную и прикрепленную к парашюту петлю. После чего раскрыл парашют».

«Пехота — это грубый мужской юмор: взять языка, загнать в прямую кишку гранату и чеку выдернуть. Пехота».

А вот фрагмент из рассказа о военных музыкантах:

«Пытаясь совместить в своем сознании метафору “музыка боя” с существованием Большого симфонического оркестра Министерства обороны, не один умник закончил больницей имени Кащенко. Осознать наличие в Российской армии нескольких джазовых коллективов, к счастью, не пытался никто».

В предисловии к сборнику «Русская книга военных» Тучков написал, что хочет «представить на суд прогрессивной общественности пацифистскую точку зрения, которая в нашей Великой стране не приветствовалась и в прежние времена. Ну а теперь, когда каждый третий встречный носит одежды военного покроя и колера, неуважение к славным армейским традициям в глазах любого честного россиянина расценивается уже как добровольное безумие, которое сродни наркомании, гомосексуализму, лесбиянству и уплате подоходных налогов».

Это, напомню, 1999 год.

Одна из последних книг Тучкова «Житие американского лётчика Фрэнка Пауэрса во Владимирском централе» (2021 год) тоже «армейская». Посвящена судьбе американского летчика Фрэнка Пауэрса, сбитого в 1960 году во время разведывательного полета над территорией СССР, приговоренного к тюремному заключению за шпионаж. Позже Пауэрса обменяли на советского разведчика Рудольфа Абеля.

19 сентября 2021 года шорт-листер Премии Андрея Белого, лауреат первого фестиваля верлибра, тургеневского фестиваля малой прозы Владимир Тучков умер.


Комментарий к истории

слепые не видят молнию
глухие не слышат грома
прямое попадание ощущают все

Читать по теме:

#Стихотворение дня #Авангард в поэзии #Русский поэтический канон
Сергей Третьяков: будет воздух покоем голоден

20 июня исполняется 132 года со дня рождения поэта, драматурга и теоретика русского авангарда Сергея Третьякова. Prosodia попыталась проанализировать стихотворение юбиляра «Мятеж». Его можно рассматривать как антитезу магистральным поэмам Владимира Маяковского и одновременно как художественное отражение взглядов Третьякова-теоретика на место и роль литературы.

#Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Юрий Галансков: призывающий к правде и бунту

85-й день рождения поэта Юрия Галанскова Prosodia отмечает стихотворением «Человеческий манифест». В 1960 году эти стихи были одними из наиболее часто читаемых на площади Маяковского.