Несмертельный карнавал: о метафорах конца эпохи

Подборки этого выпуска «Поэтической периодики» исключительно женские. В стихах, о которых пойдет разговор сегодня, момент перелома, окончания одной эпохи и начала другой обозначен с помощью образов поп-звезд и сказочных животных. Героями рубрики сегодня стали Ганна Шевченко, Влада Баронец и Анастасия Бугайчук.

Нуждина Анна

Фотография Ганны Шевченко | Просодия

Поэт Ганна Шевченко 

Саша Петров & Ко


В третьем номере «Новой Юности» – подборка стихотворений Ганны Шевченко «Песни Винни-Пуха». В ней «классические» цитаты и нарративы обретают современное звучание за счёт дополнения их насущными деталями. Например, традиционный и многажды описанный поэтами приход снега в Москву становится буквально пришествием. Подобно языческим богам-повелителям природы, преображение земле несут популярные российские актёры: Александр Петров, Данила Козловский и Егор Бероев.

Вбирая в себя черты высших существ, актёры не утрачивают развлекательной функции – поэтому в рассветных сумерках они украшают столицу гирляндами и мишурой (скорее всего, в преддверии Нового года). Карнавальные мотивы здесь переплетаются с мотивами таинства, и, сообразно тенденциям современности, главными носителями перемен оказываются «люди из телевизора», для многих фанатов ставшие почти богами. Происходит десакрализация образа Зимы, приносящей в город снег. 

Этот процесс заметен и в других стихотворениях подборки. В последнем из них появляется Винни-Пух, чьи песни поёт лирическая героиня, снова внося в текст карнавальный мотив, напускное легкомыслие. Мы наблюдаем абсолютную девальвацию ценности человеческой жизни, и противопоставить этому героиня не может ничего, кроме смеха:

А я иду по тротуару,
мурлычу песню Винни-Пуха:

Привет играющим в кальмара!
Ведь я одна из тех ненужных,

из неприметных, бесполезных,
что проживают на планете,
как утверждают глобалисты,
настало время избавляться
от непотребного балласта.

Таблетка для вашего мальчика


В четвёртом номере «Кварты» вышла подборка стихов Влады Баронец. Их исповедальность достигается за счёт несколько наивной, детской интонации повествователя. Одним из главных мотивов подборки можно назвать мотив болезни, который сопровождается пребыванием в больницах, сдачей анализов, разговорами с врачами, обращения к которым нередко становятся обращениями к читателю.

Героиня больна и несамостоятельна, её мировосприятие изменено, привычный ход вещей нарушен («У тебя наверное утро/ У меня наверное тоже/ Потому что завтрак уже принесли»). Она ориентируется не на внутреннюю логику, а на внешние обстоятельства – завтрак, визит доктора, результаты КТ. При этом инфантилизм выражается в периодическом отрицании этих обстоятельств: «Что вы знаете со своим КТ». Это окончательно разрушает и художественный мир текста, и цельность личности героини. 

Основное сюжетное изменение текстов подборки – переход от «нормального» мира к дистопическому, разложение основ основ. Даже там, где герои стихов Баронец не поражены болезнью, привычные паттерны их поведения оказываются нерабочими:

Шла учительница по шоссе
По прибрежной полосе
По пунктирному крыльцу
По крапивному листу

Где ты мой девятый А
Где ты подевался а
Мой волчонок мой журавль
Мой нехоженый журнал

Взрыв последней нежности


15 июля на «Прочтении» вышла подборка Анастасии Бугайчук «Когда умерла Жанна Фриске». Стихи высвечивают жизнь «непарадной Москвы», которую без особых географических указателей не отличить от любого другого российского города. Повседневная жизнь продавца фруктов, разносчика газет, работниц метро – описание того, что не принято замечать, вглядывание в неочевидные факты жизни мегаполиса позволяет уравнять его жителей между собой. И, как следствие, поразмышлять о вещах, общих для них всех. 

Тексты подборки раз за разом утверждают близость и обыденность смерти, факт присутствия которой растворяется в бытовых заботах. Замечая смерть червяка, герои стихов Бугайчук игнорируют собственную смертность. Это обнажает их уязвимость и хрупкость, это порождает игры и песенки – карнавальные, жуткие, бессмертные. Снова мы видим борьбу смерти и смеха, смерти и культуры. 

Смена вех тоже обозначается смертью. Но не близкого человека, а поп-фигуры, которая условно смертна. Подборка называется «Когда умерла Жанна Фриске» в честь стихотворения, где смертью певицы обозначена граница детства лирической героини. Известные люди и в других стихах подборки играют роль уравнителей, повторяющих судьбу всего человечества, становятся символами. Жанна Фриске выступает «амбассадором» смерти, ею открывается бесконечная цепь утрат:

нет больше Жанны Фриске, нету Децла
почти что исчезла в утреннем смоге Анастасия Заворотнюк
нет обоих дедов, нет тетки, нет двоюродной бабки,
нет ни собак, ни кошек
когда-нибудь все умрут –
набираю я в окошечке для ответа

Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Новые стихи #Современная поэзия #Новые имена
Мария Затонская. Вещи тоже умеют сходить с ума

Prosodia публикует стихи Марии Затонской из Сарова – это сдержанные медитативные миниатюры, в которых вещи показывают, что происходит с людьми.

#Новые стихи #Современная поэзия #Главная
Александр Правиков. Я сам себе культура и отмена

Prosodia публикует новые стихи Александра Правикова, чья поэтика сильно изменилась за последние
месяцы: на первый план в ней вышли напряженные отношения лирического «я» и «мы».