Цитата на случай: "в дни строительства и пожара / ты целуешь меня Держава / твои губы в моей крови". А.А. Вознесенский

Поэты

#Обэриуты
Николай Заболоцкий: самый неабсурдный абсурдист

У Заболоцкого ирония, проявляющаяся в преувеличении или упрощении изображаемого, намечает дистанцию по отношению к изображаемому

Алексей Парщиков: изобретая метаобразы

Парщиков уверен: «Поэзия исчезает, если начать употреблять слова в их прямом значении. И если дать волю переносным смыслам, оставаясь в обыденной логике, – получится нелепица…»

#Советские поэты
Геннадий Шпаликов: пой песню, поэт

Для стихов Шпаликова характерно движение лирического сюжета от общего к частному. Подобно кинокамере его взгляд от общего плана переходит к детали.

Николай Туроверов: "Мы с жизнью прощались заране"

Пожалуй, единственный казачий поэт, столь пронзительно выразивший боль изгнания и тоску о разрушенной казачьей жизни

Игорь Холин: из барака в космос

Стихи Холина порой почти неотличимых друг от друга, кажется они самовоспроизводятся стихийно и помимо чьей-то воли – как безликие факты

Лев Друскин: поэзия преодоления

Сам Друскин относил свои стихи к той петербургской ветви русской поэзии, что идёт от Баратынского и в середине ХХ века была представлена именами Ахматовой, Маршака, Шефнера, Кушнера

#Советские поэты
Давид Самойлов: "Искусство – смесь небес и балагана»

Самойлов сочетает традиционность формы и содержания с непринуждённостью игрового начала, осваивает разговорные интонации и отвергает любые культурные мифологии, попытки классифицировать и вписать художника в заданные рамки

Николай Олейников: время шутить

Олейников пользовался шуткой, иронией как защитным покровом мысли и чувства. И только из толщи шуток высвобождалось и пробивалось наружу то подлинное, что он хотел сказать о жизни

Дмитрий Пригов: неканонический классик

Пригов – первопроходец, показавший русской поэзии новый путь развития, он открыл, что можно работать целыми языками и дискурсами, в том числе пародически

Осип Мандельштам: "Нет, никогда, ничей я не был современник…"

Личное время Мандельштама включает в себя непосредственное переживаемое им прошлое – реальность гомеровского эпоса, с которой он вступает в диалог.

Анна Ахматова: философ и страстная женщина

Для Ахматовой характерны поразительная точность и выразительность поэтического слога, ясность и зримость образов.

Надя Делаланд: Поэзия без общества и географии

Избыточный инструментарий Делаланд во многом служит передаче особого рода наивного, детского, пограничного состояния сознания.