Цитата на случай: "Стоит он посреди двора, боясь нарушить / Неслышную симфонию. И жалко / Мне, наконец, становится его". В.Ф. Ходасевич

Поэты

Игорь Холин: из барака в космос

Стихи Холина порой почти неотличимых друг от друга, кажется они самовоспроизводятся стихийно и помимо чьей-то воли – как безликие факты

Лев Друскин: поэзия преодоления

Сам Друскин относил свои стихи к той петербургской ветви русской поэзии, что идёт от Баратынского и в середине ХХ века была представлена именами Ахматовой, Маршака, Шефнера, Кушнера

#Советские поэты
Давид Самойлов: "Искусство – смесь небес и балагана»

Самойлов сочетает традиционность формы и содержания с непринуждённостью игрового начала, осваивает разговорные интонации и отвергает любые культурные мифологии, попытки классифицировать и вписать художника в заданные рамки

Николай Олейников: время шутить

Олейников пользовался шуткой, иронией как защитным покровом мысли и чувства. И только из толщи шуток высвобождалось и пробивалось наружу то подлинное, что он хотел сказать о жизни

Дмитрий Пригов: неканонический классик

Пригов – первопроходец, показавший русской поэзии новый путь развития, он открыл, что можно работать целыми языками и дискурсами, в том числе пародически

Осип Мандельштам: "Нет, никогда, ничей я не был современник…"

Личное время Мандельштама включает в себя непосредственное переживаемое им прошлое – реальность гомеровского эпоса, с которой он вступает в диалог.

Анна Ахматова: философ и страстная женщина

Для Ахматовой характерны поразительная точность и выразительность поэтического слога, ясность и зримость образов.

Надя Делаланд: Поэзия без общества и географии

Избыточный инструментарий Делаланд во многом служит передаче особого рода наивного, детского, пограничного состояния сознания.

Дмитрий Веневитинов: поэт глазами философа

С ним в русскую литературу вошел образ поэта, отрешенного от реалий современного мира, пишущего для вечности.

Антон Дельвиг: посвященный в поэзию

У этого имени два амплуа: ключевой издатель пушкинской эпохи и член сообщества, в котором поэзии служили и это служение считали вызовом самой судьбе.

Евгений Боратынский – сумеречный гений

Первый поэт русской литературы, выразивший трагедию забвения и смертности человека – она стала итогом пушкинской эпохи.  

Кондратий Рылеев – поэзия на службе

Он стал первым, кто в России поставил поэтическую музу на службу гражданской деятельности.