Три поэтических дебюта

Подборки, выбранные для нового выпуска «Поэтической периодики», для всех его героев стали дебютными. Речь пойдет о стихах Заура Ганаева и материале «Молодая поэзия Новосибирска», в составе которого шесть подборок молодых поэтов.

Нуждина Анна

Три поэтических дебюта

Анонс подборки Насти Головановой на сайте издания "Флаги" 

Магия нежности


14 августа на «Полутонах» вышла подборка стихов Заура Ганаева «Less is more». Интересна она тем, что при простоте и исповедальности формы поэтика тематически сочетает в себе больше, чем эмоцию героя и лирическое напряжение. Фокус подборки всё равно сосредоточен на «я», в которое огранично встроено личное, религиозное и политическое. В подобном тематическом спектре нет ничего необычного, однако в него вторгаются фольклорные мотивы, а вместе с ними – элементы магического сознания. Это индивидуализирует художественный мир, превращает гиперфиксацию в ритуал, а злободневность – в повторение вечной истории. Важно, что эта мифология не привычная славянская, а кавказская – во многом органичная и религиозному, и политическому даже в его крайних проявлениях. При этом грань между использованием лейтмотива и народной стилизацией не нарушена, архаические формы существуют строго внутри весьма современной и даже мейнстримной исповедальной рамки. 

Подобный синтез позволяет добиться успеха в работе над темами и образами, характерными в равной степени и для легенд, и для традиции «новой искренности». Например, для любовных стихов Ганаева основным становится образ сердца, причём зачастую не просто отделённого от тела, но и вообще воспринимающегося вне его контекста. То, что у многих современных поэтов является обнажением чувства, здесь становится в то же время ритуалом – до определённой степени обобщением. Степень сакрализации в поэтике Ганаева такова, что наиболее заметной в подборке можно было бы назвать всепобеждающую нежность, исходящую из чисто магического принятия мира. Нежность торжествует и как прямое высказывание, и как давний обычай:

Море раскачивало мое сердце

между

ночью и птичьим криком

молчанием и посудой

Меккой и отчаянием

плоть распадалась на лоскуты ткани

и ветер разносил их по воздуху

пока не осталось одно сердце

– легкая добыча

оно покоилось
на северном склоне «тающей горы»
завернутое в головной платок

Я думаю
этим платком была твоя любовь

Преодоление трагизма


5 августа в дайджесте журнала «Флаги» вышел большой материал под названием «Молодая новосибирская поэзия». В нём шесть подборок молодых поэтов: Насти Головановой, Даниила Иткина, Анастасии Меновщиковой, Вероники Персидской, Нины Римской и Марии Ульяновой. К каждой подборке дан краткий и достаточно точный комментарий Ивана Полторацкого. 

Этот материал, как и большинство подборок авторов из одного региона, интересен двумя вещами: возможностью открыть для себя новые имена и интересом, насколько выборка репрезентативна. Не обязательно у молодой поэзии будут региональные особенности, и, лично на мой взгляд, они почти всегда или очень неявны, или отсутствуют вовсе. Этот материал мои воззрения подтвердил: в нём шесть авторов с очень разной поэтикой, имеющей, конечно, пересечения вроде тяги к наследованию обэриутам, но это пересечения общего характера. 

Каждый автор материала заслуживает отдельного внимания, однако сегодня хотелось бы остановиться на подборках Насти Головановой и Марии Ульяновой. Настя Голованова – однозначно наиболее известная из шестерых поэтов, её стихи достаточно афористичны и хорошо запоминаются благодаря чёткости, простоте и изяществу высказывания. Можно сказать, что это лирические зарисовки, даже немного акварельные. Это сравнение напрашивается не из-за простоты, а из-за чистоты образов. К тому же, создаваемый пейзаж или сюжет обычно не только зримо представим, но и изнутри подсвечен интонацией повествователя. Даже мрачные образы лишены трагизма, что показывает последнее стихотворение подборки. В нём «полицейский клёкот» отождествляется с тенью пролетевшего ястреба, которая не способна нарушить июльскую солнечную гармонию. Тоску заменяет светлая печаль, горе – ностальгия, тревогу – внимание к деталям. Приведу стихотворение, которое мне нравится в подборке больше всего. Оно также заменяет негативное чувство более возвышенным:

Моя печаль –
Ягодка вишни:
Лежит на языке
Секунду
И проваливается вглубь,
Оставляя во рту
Кислый сок
И косточку.

Просыпаюсь –
Срываю ягодку
Прямо с ветки.
Уродилась этим летом вишня:
Во всех окнах вишня,
В дверном проёме вишня,

По вишнёвой ветке
Из каждого лёгкого.

Поэзия революционной утопии


Поэтика Марии Ульяновой кардинально отличается от поэтики Насти Головановой, её стихи – это скорее глыбы текста, очень нагруженные не только лирические, но и социальные, политические высказывания. Советская мифология многих стихов подборки, образ оживающего Ленина, откапывание его статуи и посещение мавзолея – всё это очень напоминает мне роман Ильи Масодова «Мрак твоих глаз». Подобное высказывание столь же радикально, сколь и утопично, и в этом его прелесть. Поэтика осмысляет не только исторические идеи торжества коммунизма и мировой революции, но и создаёт подобные им утопические конструкты: в одном из стихотворений россияне летят через космос «в общем государевом теле». Тяга к переосмыслению больших сюжетов выражается и в стихах на библейские темы, которые сохраняют отпечаток социализма через смерть Бога и отсутствие сотворения. Вот одно из стихотворений о Ленине:

Я сегодня пришла снова посмотреть на Ленина
Мне показалось что тогда я точно пойму про Ленина
Если ещё раз пройду вокруг Ленина
Что никто не знал ещё про Ленина
Такое напишу стихотворение
Что оно разобьет гроб Ленина
И тогда на месте Ленина
Возникнет революционная ситуация
Но меня на месте Ленина
Ждёт полицейский в шапке
Говорит
Гражданка сегодня выходной у Ленина
И вы его не увидите

Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Главная #Акмеизм #Русский поэтический канон
Поэзия темного инстинкта: «Гадалка» Владимира Нарбута

Цикл очерков о разных сторонах русского акмеизма продолжает разговор о Владимире Нарбуте. В его книге «Аллилуйя», вышедшей 110 лет назад, оживает язык гоголевской низшей демонологии. 

#Главная #Сопоставления
Галерея Эшера и светящийся мрак Хуарроса – изобретение внимания

Prosodia представляет новый материал авторской рубрики «Сопоставления» поэта и художника Андрея Першина – он находит переклички визуальных и поэтических произведений в истории искусства. Новый опыт посвящён нидерландскому художнику-графику Маурицу Корнелису Эшеру (1898–1972) и аргентинскому поэту Роберто Хуарросу (1925–1995).