Антон Азаренков. В прошлом нельзя никому доверять

Prosodia публикует новые стихи Антона Азаренкова, дважды лауреата премии «Лицей». Эти стихи наполнены современностью и небесными посланниками.

Азаренков Антон

Антон Азаренков. В прошлом нельзя никому доверять

Чем это интересно


Прошлогодняя подборка Антона Азаренкова, вышедшая в Prosodia, содержала стихи, написанные до 2022 года, - на ее фоне новые стихи лучше показывают свои особенности. На первый взгляд, эти стихи наполнены микросюжетами, которые опознаются как самые злободневные: жених, который где-то лежит со связанными руками; голос, озвучивающий проклятия; питерский дворник, обводящий по контуру все буквы Z; пустырь, который простреливается… Но вся эта фактура очевидным образом преображена, и то, что художественная оптика Азаренкова способна поднимать столь инертные материалы, - это нечто новое, что мы узнаем о поэте. Образные конструкции Антона Азаренкова всегда отличались визуальностью и тонкими построениями, которые, как правило, призваны завершать образ на совсем не визуальном, даже потустороннем уровне. Ключ к изображаемому у Азаренкова очень часто находится за пределами изображаемого – в сфере невыразимого, подлинного. Но раньше казалось, что это слишком тонкая ткань для того, чтобы выдерживать битый кирпич современности. А в этой подборке современность налицо – и поэзия над ней торжествует. Стало больше голосов, персонажей, но устройство азаренковского мира считывается: посланники инобытия повсюду – голубки, волшебники в образе дворников, матрос, спустившийся с небесного корабля. В финальном стихотворении подборки дети приникли к дыре в заборе, за которой всегда «много всего интересного». Очень точный образ, характеризующий устройство этого художественного мира. Эта дыра разделяет миры разной природы, и в нее очень интересно смотреть с обеих сторон.

 

Справка об Антоне Азаренкове

 

Антон Александрович Азаренков родился в 1992 году в городе Рославле Смоленской области. Окончил филфак Смоленского государственного университета, кандидат филологических наук. Лауреат премии «Лицей» (2019, 2022), премии журнала "Prosodia" в области критики "Пристальное прочтение поэзии" (2020). Стихи и статьи публиковались в журналах «Знамя», «Новый мир», «Арион», Prosodia, «Интерпоэзия», «Новое литературное обозрение» и др. Автор двух книг стихов. Живет в Санкт-Петербурге.

 

 

МОЛИТОВКА

 

Ты ли, голубка, в пуху тополином,

светлом, невинном?

Голубка, голубка, мертва и небесна,

чья ты невеста?

 

Жених твой лежит – тяжелей, чем камень,

со связанными руками,

в стреляных гильзах, осколках, битых бутылках,

с дырой в затылках.

Там он, повсюду – не с ними, не с нами,

а в каждой яме,

под рухнувшей крышей, тяжёлой балкой,

в чёрной луже под свалкой,

на распаханном поле, в гудящей печке,

в имени, выжженном на дощечке,

где пенья, коренья и галочья жирная копоть,

над ним до утра лупоглазый кружит квадрокоптер –

над болотной гнилушкой,

над обугленной мягкой игрушкой.

 

Голубка, не плачь, он вернётся – разным:

снегом и пухом красным,

новой, широкой дорогой,

воздушной тревогой!

Он вернётся живым, так что спи, не ведай,

как придёт с победой,

как поднимет в горячей охапке

крылья твои и лапки,

шёпотом чу́дным тебя разбудит

и –

будет.

 

 

***

 

будешь в яме лежать в воде

будут черви на животе

на горячей сковороде

 

будешь голый дышать в гробу

с закорючкой своей во лбу

еле-еле му-му бу-бу

 

что там воет гудит пердит

это ядерный город дит

он встаёт на твоей груди

 

что ты сделал с моей судьбой

все костлявой идём гурьбой

кто на убыль кто на убой

 

вот глубокий и скользкий ров

где торчат черепа коров

и сочится то нефть то кровь

 

будешь с нами лежать царёк

будешь стреляный злой хорёк

этой пропасти поперёк

 

над тобою в кругу грозы

бьют в серебряные тазы

те кто больше тебя в разы

 

по тебе там звонят динь-динь

пропади тангалашка сгинь

 

будь по-моему тьфу аминь

 

 

МАТРОС НА ПЛОЩАДИ

 

Это облако – нет, не облако – помутнение,

солнечное затмение;

что-то дрогнуло – и упало:

было облако – стала палуба.

 

Трёхмачто́вый корабль,

словно бы дирижабль,

проплывает над нашей лавочкой.

Кто там машет рукой

с высоты такой,

что отсюда нам кажется ласточкой?

 

     И вот из синевы надмирной

     ныряльщик к нам спускается эфирный,

 

как медленная молния живая,

искрящая и шаровая –

в слепую толщу – свет подводный,

мутный, плотный.

И в этом безвоздушном клее

ему грести всё тяжелее –

на слух, на гул толпы придонной.

Был серафимом и мадонной –

и вот уже совсем как бомжик

лежит в пыли без ручек и без ножек:

как бы мешок из ветоши и грязи,

в какой-то шелушащейся проказе.

 

    Смотрит в никуда, как идиот,

    открывает свой беззвучный рот.

 

Что ты нам пытаешься сказать?

Ты уже не выплывешь назад.

Будешь ты под лавочкой лежать,

будет тебя лавочка держать

в семечках, скорлупках, нищете,

чтобы ты туда не улетел,

где таскает буря наверху

корабли, разбитые в труху,

кучевые облака в раю –

всю чужую родину твою.

 

     А мы сердце твоё сдувшееся взвесим

     и, как шар, на ниточке подвесим.

 

Но однажды – с тихим свистом – где-то над

лопнет ниточка, как якорный канат,

и хоть крысой дохлой, хоть червём,

но мы тоже, но мы тоже поплывём!

 

 

ВОЛШЕБНИК

 

Керимбай уулу Раджабали,

старый питерский дворник,

идёт по предрассветному городу

с кисточкой и ведёрком

берлинской лазури

(вот он, в светлице паузы, между

двумя щёлками соловья):

то подкрасит

прикрытые поздним морозцем анютины глазки,

то помажет по ве́кам уснувших пьяниц…

Он обводит по контуру все буквы Z,

добавляя лишь тонкую

синюю полосу,

и они превращаются

в силуэты часов песочных,

в бабочку кота Леопольда

или просто – в лёгкую голубянку

на мушке

остывающего ствола.

 

 

A LETTER FROM NOFUTURE

 

…а потом они забирают прошлое.

 

Вот оно – хрупкий стеклянный шарик в руке

сержанта. Снег идёт и поблёскивает

пятиэтажка, на пустыре за школой

две фигурки под фонарем целуются,

как будто мошки в тёплой янтарной капле…

 

ЭЙ, ПУСТЫРЬ ПРОСТРЕЛИВАЕТСЯ, БЕРЕГИСЬ!

 

Они тут повсюду – случайные тени,

мутные преломления, видимые

лишь краем глаза, секретные агенты,

вечные «кто-то-ещё», провокаторы –

но, конечно же, никаких фотографий.

 

Они давно пересняли все мультики,

вырвали те страницы из «Почемучек»,

и даже подменили плёнки в кассетах,

так что старые рокеры теперь поют

в основном о семье и Девятом мая.

 

Помни, в прошлом нельзя никому доверять.

 

Настя Чечня, Паша Дохлый – они уже

не твои друзья. Катька Придурошная…

Ах, эти синие глаза прокурорши!

 

Они придумали это, чтобы После

на берег выбросило побольше рыбы,

раз уж нельзя утащить за собою всё,

когда дыра наконец-то захлопнется,

и такие, как ты – пушки́, старикашки –

не смогли бы собрать себя по ошмёткам

воспоминаний, писем, фейсбучных чатов,

и шатались бы себе по каким-нибудь

Пльзени, Кошице, Быдгощу, Крушевацу,

широко раскрывая немые губы

чтобы ничего не сказать на языке,

которого больше и не существует.

 

…………………………….

 

Вот я смотрю на тебя в отражении

единственной уцелевшей здесь витрины –

и сейчас тебе лучше не знать всей правды.

 

…………………………….

 

ne booojsya skazki bojsya lzhiii

a skaaazka skazka ne obmaaanet

 

Что-то знакомое. Не помнишь, откуда?

 

 

ДЫРА

 

…как дети,

нашедшие за верандой

в мокром кусте сирени

дыру в заборе

и сбежавшие, взявшись за руки,

из детского сада

в незнакомое большое утро;

 

или утренние любовники,

предавшие всё на свете

и скользящие по карей дымке

глаз друг друга

в нескончаемом зеркальном коридоре

(так в брошенном щите Марса

отражается прикроватное зеркальце Венеры);

 

но и как беженцы на перронах,

смотрящие с фотографий

мимо этой войны,

мимо старости,

смотрящие нам за плечи,

туда, где гроздьями зацветает

фиолетовое ничто.

 

Ничего,

дети возвращаются к остывшей каше,

в тихий час, когда никто не слышит,

все возвращаются –

остаётся дыра в заборе,

острые прутья рабицы, осколки

зеркала, крошка битого кирпича –

в мокром кусте сирени,

захлебнувшейся красотой…

 

Держи меня за руку.

Там ещё столько всего

интер-р-ресного!


Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Новые стихи #Современная поэзия #Новые имена
Виктор Цененко. Понял ли ты своё сердце?

Поэт из Ростова-на-Дону Виктор Цененко создает балладный мир, лишенный ярких признаков современности, и самая главная тайна в нем — человеческое сердце. Это первая публикация поэта в литературном издании.

#Новые стихи #Современная поэзия
Андрей Ренсков. Всегда хотелось спеть на птичьем

Prosodia публикует стихи калининградского художника, музыканта и поэта Андрея Ренскова. В этих верлибрах ощутима щемящая нота эфемерности самого дорогого.