Стефано Гардзонио. Мое чистилище

Prosodia представляет новые стихи Стефано Гардзонио, литературоведа, профессора славистики Пизанского университета. 10 стихотворений вдохновлены чтением первых 10 песен дантовского «Чистилища».

Гардзонио Стефано

фотография Стефано Гардзонио | Просодия

Предуведомление от автора


Зимними вечерами в течение нескольких месяцев я читал дантовское «Чистилище», и опыт этот пробудил во мне сонм необъяснимых впечатлений, воспоминаний и переживаний. Каким языком все это передать? Первоначально мне это было неясно, учитывая также, что, с одной стороны, я тонул в ледяном озере сложнейших комментариев и экзегетических прочтений и, с другой, проецировал чтение на свою собственную экзистенциальную ось. Поэтому мне было нелегко определить всю суть своих реакций: память или открытие, тайность или непонимание, прозрение или сомнение. И вот я решил все представить в стиховой форме, где литературные и жизненные образы и реминисценции стали смешиваться во времени и пространстве. Я читал дантовский текст и вылавливал из него мельчайшие крупицы моего жизненного сознания. Вдруг мне стало ясно, что есть стержень, с помощью которого мне удастся выдержать весь этот труд. Это определенный ритм высказывания, который основывается на необычном подходе к порядку слов, речевой интонации и музыкальному строю фразы. Я не меньше – больше – других понимаю всю искусственность данного опыта, но именно он мне вдруг внушил какую-то невыразимую уверенность в силе поэтического языка. Итак, перед читателем первые десять стихотворений, вдохновленных чтением первых десяти песен «Чистилища». Образ и слово, звук и мысль рождены свободой памяти и фантазии (они часто – синонимы). Прошу не судить меня слишком сурово. Я уже отсидел в чистилище…

Справка об авторе


Стефано Гардзонио – ординарный профессор славистики (русской литературы и языка) при Университете Пизы (Италия); президент Ассоциации итальянских славистов (1999–2009 гг.) Заместитель председателя Исполнительного комитета International Council for Central and East European Studies (с 2015 г.) Учредитель и директор Русского центра Il Mondo Russo при Пизанском университете. Академик Миланской «Accademia Ambrosiana». Ведет исследования в области истории и теории русского стиха, истории русской литературы XVIII века, литературных и культурных связей между Италией и Россией, русской поэзии XIX – начала ХХ вв. Занимается литературой русского зарубежья, в частности русской эмиграцией в Италии. Автор прозы на русском языке (публиковался в журналах «Знамя», «День и ночь») и двух поэтических сборников.


Больше о Стефано Гардзонио читайте в материалах Prosodia:

Степан Фрязин. Пишу стихи я в духе Бабрия, не постмодерн, а лишь изгой!
Степан Фрязин: наследник всех своих родных




I

                         …conobbi il tremolar della marina


Да знаю вас я, сёстры белобоки,

И песню вашу, в крики превращённую,

И болтовню в кустах и стон жестокий,

Что на заре звучат как плачи похоронные.

Лишь вызов жизнь оценивает жизнью,

Дрожать в испуге и молчать немыслимо,

И кровь – не украшенье жалкой тризны:

Она порыв пророчества речистого.

О роке плачем мы и средь ветвей тернистых

Вдруг роза расцвела и ждёт безропотно,

Краса ли вянет звуком серебристым:

Приди и правду-кривду лей ты шёпотом!

Вдали в ночи святые звёзды блеском

Вдруг поразили сизый глаз у кормчего,

Пока кораблик мчался легким плеском,

И ностальгия била душу штормами.

……………………………………….

Не прорастет тростник, рукою вырванный,

В прозрачности спастись не смогут тени,

Безвыходно ищу маршрут невиданный,

И море вдалеке дрожит на сцене…


(2 февраля 2021)



II

                           …con un vasello snelletto e leggero…


О берег дрожащей стихии багряный

Разбился вдруг отблеск немыми лучами,

Повсюду раздался молчания отзвук,

И в туче, прозрачной, как птица морская,

Летит на закат ладья душ спасённых.

Не ангел ли ты меня берегущий,

Любовью хранящий распевный мой стих.

Не замер мой голос во свете вечернем.

На берег дрожащей волной я вернусь.

В последний мой час запою я протяжную

Рассветную песню о милости дней,

О сладости ночи у берега жизни...


(3 февраля 2021)



III

                          Lo sol, che dietro fiammeggiava roggio…


Прощение — цветок в пустыне.

Его он долго не искал,

Но благодать неизмерима:

От волн он спасся среди скал.

В объятиях немого Бога

Он от греха нашел оплот.

Теперь в добро он верит строго.

Да раз абсурдно: дух не врет!

Да, спасся он, а я без тела,

Сном тени в воздухе вишу.

Закатом небо багровело,

Как лист на дереве шуршу …


(5 февраля 2021)



IV

                        A piedi e man volea il suol di sotto…


И поднялись по скалам с трудностью

Под серым небом оловянным.

Под нами пропасть смерти лунной

И белизна прибоя дальнего.

Ты ночь узнай Иерусалима

И солнца тень, и содрогание.

Да наша лень неизлечима,

И песня вымерла в гортани.

Вдруг пальцы бегают по струнам,

И мысль о юности белеет,

И вспомнится наш бег по дюнам,

Как дружба тихая, нас греет.

По скалам до вершин небесных

Минувшее навек забыто.

И с ним твои немые песни,

Мой я, ты в вечности изрытый.


(6 февраля 2021)



V

                      Sta come torre ferma, che non crolla…


Не удивись что тень — сестра моя

И пленница при ярком свете дня.

Живой я, грешный странник на тернистом

Пути к крутому склону веры чистой.

Я твёрдой башней на ветру стою,

Когда гроза бьет дух и плоть мою…

Не всем при гибели дано спасение

В болотах жизни, на полях сражения.

Лишь блеск огня, смирения намёк

Душе дадут и силу и восторг!

Я помню, в детстве проезжали мимо

И повторяли: «От любви неутомимой

В Маремме дикой Пия умерла!»

И дале ехали в тиши пыля...

Да помню я на кабанов охоту,

Цвет терра-ди-Сиена в час дремоты...


(7 февраля 2021)



VI

                          Nave sanza nocchiere in gran tempesta…


Мгновенная гибель в моление вдруг превратилась,

О, скольким закрыли путь к свету огонь и железо!

И кости бросая искал я в крикливой толпе незнакомых

Отчизны лицо молчаливое! Друг, расскажи, где живу я?

Рабыня – родина детства и узок простор мой степной

Да рухнут дворцы и холмы, сострадание замирает

Корабль среди гроз рулевой покинул, и плачет народ

Не щит нам поэзия… Криком в пустыне она пресечется.


(10 февраля 2021)



VII

                            Indaco, legno lucido e sereno...


Среди цветов, Царица неба,

Тебя поют в вечерний час,

И цвет багряный в поздней требе,

Как кровь из чаши, льётся в нас.

Да, все владельцы мира скопом

Спасенья, нет, не принесли,

Лишь меч и золото над гробом

Остались в украшенье лжи.

Ты выше неба, дух боренья,

Тебя мрак бездны не стеснит,

Преодолев души смятенье,

Сим наша вера победит!

И желто-мирный ствол лучистый,

Смолой чернея, заблестит,

А ветер ярких красок листья

И лепестки прочь удалит.


(11 февраля 2021)



VIII

                              Era già l’ora che volge il disio…


С какою болью о минувшем час вечерний

На палубе у моряков в душе горит

Набат по воздуху, как памяти неверной

Из детства отклик, нежный звон распространит…

Нет! не любовь, не жажда света песню губит:

Нас всех из гнёзд и с неба выгнала корысть,

Но ангел огненный лукавого зарубит,

А ты к свободе лишь от сора путь расчисть!


(13 февраля 2021)



IX

                            La concubina di Titone antico…


Заря ночей белеет в сиянии звёзд Скорпиона,

И вдруг стал легче взлёт души и тела в высоту.

Не ласточек щебет, не соловьиные стоны

Во мне звенят раскаянием и бегством в красоту,

То сон меня лелеет, то смерть пришла бесшумно,

Но я лечу орлом в грядущее-былое. Там в памяти зажглась

Картина дней минувших высшей болью безумной...

Спаси меня, о лестница добра, да оживи во мне глаза!


(16 февраля 2021)



Х

                                Era intagliato lì nel marmo stesso…


Из мрамора благая весть блестит словами,

И пастырь-царь порывом кротким гимн запел.

Да справедливости вдова просила у Траяна,

А кто б тебя, душа моя, утешить захотел?

В юдоли темной путь теряется кремнистый.

Я червь, и гордость мне покоя не даёт.

Хочу из куколки я в воздухе парить пречистом

И ангела крылом украсить небосвод!

Под камнем грешник терпит муки очищения

Да слабость плоти прибавляет стон и плач.

Есть в жизни долгий путь немого отречения,

И в сером небе кружится ненастьем грач.


(17 февраля 2021)


Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Новые стихи #Современная поэзия
Игорь Найденов. Надо бы ему таиться, а в то же время и найтись

Эту подборку стихов передали в редакцию Prosodia друзья Игоря Найденова, который всю жизнь проработал репортером, а последние полгода лежит в больнице с минимальными признаками сознания. Его стихи скрывают за остроумием веру в простую гармонию, скрепляющую хаос мира.

#Новые стихи #Современная поэзия
Андрей Антонов. Собачья песня последнего похода

Prosodia публикует пронзительную поэму Андрея Антонова из Кирова, в которой на проклятые вопросы человечества пытается ответить друг человека — собака.