Цитата на случай: "Словно в зеркале страшной ночи / И беснуется и не хочет / узнавать себя человек"... А.А. Ахматова

Как Пушкин стал героем афро-комиксов 

Prosodia разбиралась с черными корнями «потомка негров безобразного».

Сидоров Александр

Как Пушкин стал героем афро-комиксов | Просодия

                                                                                     А я, повеса вечно праздный,
                                                                                     Потомок негров безобразный,
                                                                                     Взращённый в дикой простоте…

                                                                                     А.С.Пушкин. «Юрьеву»

Кровно связанный с расой


Возьму на себя смелость заявить: для большинства наших соотечественников Александр Сергеевич Пушкин – это не столько «солнце русской поэзии», сколько некий расхожий символ на визитке с двуглавым российским орлом. Вверху – надпись «а ля рюс», под ним – матрёшка, водка и курчавый арапчик. Можно в любой последовательности: от перемены мест слагаемых смысл не меняется.

Знание стихов Пушкина при этом не обязательно, но желательно. Обыватель, прошедший очень полусреднюю русскую школу, после напряжения выдавит из памяти джентльменский набор: «Я помню чудное мгновенья», «Няня, няня, где же кружка», «Что ты ржёшь, мой конь ретивый», «Мой дядя самых честных правил» и «У Лукоморья дуб срубили».

Россияне так привыкли к Пушкину, его дяде, его няне, приметливому старику Державину, пущиным, дельвигам, кернам и прочей толпе друзей, приятелей, любовниц и бенкендорфов, что многим эта камарилья порядком поднадоела. От чрезмерного насыщения наступает пресыщение. Сбрасывание Пушкина с Парохода современности давно стало народной русской забавой. 

Между тем за буграми нашей отчизны вокруг российского арапа разворачивается ожесточённая борьба. Выражаясь по-медицински – «мы его теряем!». 

В то время как на родине Александр Сергеевич подвергается атакам дюже «продвинутых» любителей поэзии, в Североамериканских Соединённых Штатах популярность его растёт. Правда, в первую очередь – у афроамериканского населения. Если верить тамошней исследовательнице творчества Александра Сергеевича Энн Лоусбери, написавшей любопытную книгу «Кровно связанный с расой. Пушкин в афроамериканском контексте», по опросам водителей нью-йоркских такси оказалось, что Пушкина знали почти все темнокожие шофёры! «Они знают, что Пушкин был негр, – пишет Лоунсбери, – с гордостью считают его соплеменником и афропоэтом».

Белые таксисты о Пушкине не знали ничего. Хотя традиционно считается, что среди таксистов Нью-Йорка значительную часть составляют русские. Во всяком случае, если верить покойному шансонье Вилли Токареву, который в песне про «Большое Яблоко» сообщает:

А почему Нью-Йорк зимой и летом жёлтый?
А потому, что слишком много в нём такси.
А в нём мясистые
Сидят таксисты и
По-русски ботают, кого ты ни спроси!

Судя по всему, Лоунсбери проводила свой опрос среди шофёров, которые по-русски не болтают…

Автор исследования о Пушкине также отмечает, что поэт уже давно является для американских негров чуть ли не национальным героем. Темнокожие убеждены: великий стихотворец не признан в Европе и Америке из-за своих негроидных корней. Ещё в 1929 году чёрная нью-йоркская газета «Амстердам Ньюс» писала: «В Америке Пушкин должен был бы ездить в грязных негритянских автобусах, его не пускали бы ни в рестораны, ни в театры, ни в библиотеки. Потому что Пушкин был негр». А в 1983 году Пушкин стал героем комиксов, превозносивших подвиги чернокожих.

В известном каталоге текстов по истории афроамериканской литературы, «Словаре-каталоге Шомбургской коллекции негритянской литературы и истории» Нью-Йоркской публичной библиотеки, Пушкину отведено 118 позиций. Причём в ряде аннотаций утверждается, что Пушкин – это русский писатель «с долей негритянской крови» или даже «негритянский писатель».

В закрепление этого мифа посильную лепту вносят и наши соотечественники. Так, писательница Tатьяна Толстая, которую пригласили в США прочесть лекции в тамошнем университете, увидев, что аудитория состоит полностью из негров, начала своё выступление словами: «Я приехала к вам из страны, где у темнокожего плантатора были белые рабы»...

Эфиёп, твою мать…


Но самая жаркая борьба за «историческую родину» поэта развернулась на африканском континенте. Страстная любовь африканцев к Пушкину вызвана происхождением его прадеда – Абрама Петровича Ганнибала. Большинство отечественных пушкинистов называет родиной Ганнибала Абиссинию (она же – Эфиопия). Так же считал и Пушкин. Однако сам «арап Петра Великого» в прошении о получении дворянства на имя императрицы Елизаветы от 1742 года писал: «Родом я нижайший из Африки, тамошнего знатного дворянства. Родился во владении отца моего в городе Лагоне». То есть в официальном документе Абрам Петрович Абиссинию родиной не называл. Это известно лишь со слов его родни.

На эфиопском происхождении Ганнибала настаивал и русский антрополог, академик Российской Академии наук Дмитрий Анучин (1843 – 1923). Он заключил, что местом рождения прадеда Пушкина могла быть провинция Лого в северной Эфиопии.

Впрочем, работа Анучина ныне подвергается резкой критике. Учёный, увы, был расистом и считал негров недочеловеками, стоящими на низшей ступени развития. А эфиопов относил к хамитской расе – помеси белой семитской и негритянской, «способной к более высокой культуре». Помните анекдот? В трамвае мужик обращается к темнокожему: «Эй, негр, подвинься!». Тот отвечает: «Я не негр, я – эфиоп». «Эфиёп твою мать, подвинься, говорю!».

Впрочем, эфиопской версии придерживаются многие пушкинисты. А писательница Алла Кторова, живущая в США, подчёркивает: «В местах возможного рождения прадеда  Пушкина и сейчас целые деревни населены эфиопами, внешне очень похожими на знаменитого арапа». 

В самой Эфиопии по поводу родословной Александра Сергеевича тоже сомнений нет. Эфиопские поэты перевели произведения Пушкина на амхарский язык, портрет Пушкина находится в музее и в картинной галерее писателей мира университетской библиотеки Аддис-Абебы. А в 2002 году на центральной улице эфиопской столицы установили памятник поэту под аккомпанемент военного оркестра.

Как Набоков арапа в Камерун передвинул


В 1990-е годы прошлого века в схватку за Пушкина включился Камерун. Началось всё с Владимира Набокова, который утверждал, что в описаниях Эфиопии XVII – XIX веков не нашёл никакого Лагона. Зато в современном Камеруне обнаружил впадающую в озеро Чад реку Шари с притоком Логон и городом Логон. Не там ли поймали Ганнибала работорговцы?

Утвердительно ответил на этот вопрос в 1995 году выпускник Университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы в Москве, африканец родом из Бенина, женатый на русской женщине, профессор Сорбонны Дьедонне Гнамманку. Оказывается, невдалеке от озера Чад и впрямь существовало княжество Лагон, а на берегах реки Лагонь имеются селения с названиями Лагон-Бирни (в Камеруне) и Лагон-Гана (в республике Чад). «Путаницу» с Эфиопией Гнамманку разъяснил просто: европейцы имели смутное представление об Африке. На карте, изданной в 1730 году в Амстердаме, слово «Эфиопия» служило для обозначения почти всего чёрного континента!

Однако и в Эфиопии достаточно топонимов, близких к Лагону. Григорий Фридман называет Лого, Логотай, Лагано. Живописное озеро Лагано расположено в долине Рифт южнее Аддис-Абебы. «Вполне возможно, что Ганнибал, прекрасно владевший французским языком, мог переделать местное название на благородный французский лад (Тулон, Дижон, Лион, Логон…)», – замечает исследователь.

К тому же турки (которые якобы взяли пушкинского предка в заложники у логонского князя) никогда не бывали в Лагоне. Река, на которой стоит город, впадает в озеро Чад и не сообщается с океаном. Озеро Чад – мелководное, со средней глубиной всего 4 – 7 м, площадь его изменяется в 2,6 раза (!) в зависимости от сезона. Берега сильно заболочены. Плыть через такое озеро могут только самоубийцы.

Далёко, далёко, на озере Чад, изысканный бродит арап…


После сообщения о камерунском происхождении российского арапа всколыхнулась интеллигенция республики Чад. В интервью газете «Известия» посол республики в Москве Джибрин Абдул сообщил:
«Чёрный прадед великого поэта Абрам Ганнибал, по одной из версий, родом из города Логон. Здесь же протекает и одноименная река. Неподалеку расположена деревня с названием Логон-Гана. Это южнее столицы  Чада – Нджамены. Оттуда родом отец и дед Ганнибала». В интервью «Экспресс-газете», озаглавленном категорически – «Пушкин не был эфиопом», тот же посол предложил «расширенную» версию происхождения Абрама Ганнибала: «Юный Ганнибал, наречённый с пелёнок Ибрагимом, являлся представителем очень знатного африканского рода. Он был третьим ребёнком в семье миарра (князя) Бруха, под властью которого находилось несколько тамошних городков. В ходе одного из набегов враждебного племени семилетний Ибрагим попал в плен. На чужбине он был обращён в мусульманство и на одном из невольничьих рынков Северной Африки продан в рабство в Турцию. В Стамбуле чёрного "арапчонка" для забав Петра I присмотрел купец русского посольства Савва Рагузинский. Если бы не эта счастливая случайность, то мальчика легко бы могли отправить в гарем какого-нибудь арабского шейха служить евнухом». 

Кошмар! Коварные арабы! Ещё немного – и лёгким движением руки они могли обрезать пышную ветвь великой русской поэзии! Ну, вы понимаете, о чём я...

Михаил Юрьевич Пушкин, великий поэт эритрейский


Новая попытка присвоить Пушкина была предпринята в 2002 году, когда доктор Гебре-Гиоргис из асмарского университета (Эритрея) опубликовал исследование «Эритрейская родословная Александра Пушкина». Автор утверждает, что Ибрагим  Ганнибал  родился в мусульманской семье, и родина его – Эритрея. Серьёзных аргументов в пользу этой версии автор не приводит. Да это и не важно. Новый вариант не особо противоречит эфиопской версии, поскольку Эритрея некогда входила в состав Эфиопии. Независимость это государство получило лишь в 1993 году.

Короче, в 2004 году площадь эритрейской столицы Асмэры получила имя Александра Пушкина. Тогда же правительство Москвы предложило за счёт «белокаменной» поставить в Эритрее памятник Пушкину в знак дружбы двух народов. На встрече якобы присутствовал скульптор Зураб Церетели, который предложил свои услуги. Тем паче острые языки утверждали: у ваятеля уже была заготовка к памятнику Лермонтову, который легко можно было «перекрестить» в пушкинский. А почему нет? Превратил же мастер памятник Колумбу в монумент императору Петру!

Однако невинное предложение лужковского правительства неожиданно стало причиной дипломатического скандала: с нотой протеста выступило эфиопское правительство, которое усмотрело в установке памятника «вмешательство во внутренние дела Эфиопии». И всё же в ноябре 2009-го в Асмэре был торжественно открыт памятник великому эритрейскому русскоязычному стихотворцу. Этим Эритрея утёрла нос Эфиопии, где, во-первых, именем Пушкина названа не площадь, а улица, во-вторых, стоит не памятник поэту, а всего лишь бюст. Знай наших, эритрейских!

А в 2010 году памятник Пушкину работы скульптора Григория Потоцкого решили установить и в Гане. Причём на презентации изваяния в посольстве Ганы Потоцкий заявил, что именно этот дивный край по праву является «исторической родиной» Александра Сергеевича. Сам посол, доктор Сет Карантену, дипломатически промолчал. Во всяком случае, до поры до времени…



Читать по теме:

#Лучшее #Главные фигуры #Пристальное прочтение
Иннокентий Анненский. В зеркале другого

Prosodia представляет работу Дмитрия Лашевского – финалиста «Пристального прочтения поэзии 2020» в номинации «Прочтение одного стихотворения».

#Современная поэзия #Лучшее #Пристальное прочтение
«Атеист» Сергея Круглова: сатира или богоотсутствие?

Prosodia представляет работу Антона Азаренкова – финалиста «Пристального прочтения поэзии 2020» в номинации «Прочтение одного стихотворения».