Цитата на случай: "Ждем тебя, ждем тебя, принц заколдованный / Песнями птичек". М.И. Цветаева

Александр Григорьев. Давай сыграем в жгучий интерес

Prosodia представляет стихи Александра Григорьева – поэта, интересного несколько стыдливым остроумием, прикрывающим крайне серьезный взгляд на вещи.
Фотография поэта Александра Григорьева | Просодия

Чем это интересно


Григорьев использует остроумные иронические образы и сценки как прикрытие для весьма серьезных обобщений. Как будто не до конца доверяя мыслям, поэт предпочитает улыбнуться образам и ритмам. Показательно, что «разговор всерьез / не есть курьез» – предлагается «притвориться». Добавим: если получается, тогда эти стихи раскрываются. Во «Встрече» интересно столкновение разных точек зрения, каждая из которых по-своему преображает реальность. Одна из них преображает в «спасителя запойной Руси» продавца в ларьке, другая показывает его недобрым «сычом», но есть и третья – различающая и «печальный взор», и само «триединство». Думается, это взгляд автора-творца. Он тут более всех и интересен.


Справка о поэте


Александр Геннадьевич Григорьев родился в 1984 году в Керчи. Окончил филологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, кандидат филологических наук. Работает редактором в маркетинговом агентстве. Публиковался в «Новом Журнале», журналах Homo Legens и «Звезда». Живёт в Подмосковье.
 

                   * * *
                                               Е.А.

Давай сыграем в жгучий интерес
к чему-нибудь. Взаимно притворимся,
что разговор всерьёз
не есть курьёз.

Давай проникнем в первозданный лес
и в мудрой тишине разговоримся
о том, как «ж» и «м»
сидят в тюрьме,

где вертухаем кружит мелкий бес,
но если мы сбежим, то претворимся –
чуть позже, не тотчас –
в мечту о нас.

В кислотный дождь забраться под навес
больших идей нелишне. Повторимся
мы, дождь, озноб, экстаз –
ещё не раз.


Встреча


На языке родном
о кофе три в одном
и образце мучного
изделья попроси
спасителя Руси
запойной из ночного
киоска, чей в упор
недобр и мутен взор –

и тот, кто триедин,
прошепчет: ты един
с кофейным пойлом, сдобой
несвежей и ларьком.
И сыч, что в нём царьком
сидит, глядит со злобой
едва ли. С давних пор
его печален взор.