Ольга Андреева. бесстрашным по зубам, разумным по пайку

Prosodia публикует подборку новых стихотворений ростовского поэта Ольги Андреевой, чья поэзия как будто пытается собирать распавшийся мир.

Андреева Ольга

фотография Ольги Андреевой | Просодия

Чем это интересно


Ольга Андреева – поэт сильных эмоций, которые иногда как будто выходят из-под контроля, им как будто не хватает слов. Это одна из меток южного поэтического стиля, во всяком случае его ростовского извода: человек на окраине никак не может осознать своей стертости массой, а потому позволяет себе страстное высказывание от первого лица, которое в ином контексте может выглядеть архаикой. В стихах Ольги Андреевой присутствует постоянный мотив утерянного понимания – того понимания, которое делало мир общим и связным, а отношения между людьми – органичными. Восстановление мира фактически происходит через поэзию, которая питается простыми вещами: запах реки, утренний дождь…


Справка об авторе


Ольга Юрьевна Андреева родилась в городе Николаеве, Украина. Окончила Днепропетровский институт транспортного строительства, занималась проектированием дорог и мостов. Автор восьми поэтических сборников, среди которых «Эволюция ветра» (Ростов-на-Дону, 2003), «Вещь не в себе» (Ростов-на-Дону, 2007), «На глобусе Ростова» (Таганрог, 2016), «На птичьих правах» (СПб, 2018). Публиковалась в разных литературных журналах. Лауреат конкурса «45 калибр» (2013, 2015), дипломант ряда других конкурсов. Живет и работает в Ростове-на-Дону.


          * * *

бесстрашным по зубам
разумным по пайку
надменным
чемодан вокзал европа
а воз и ныне там
и на моём веку
не будет нам
ни бури ни потопа

ни ноевых ковчегов революций
а только труд неравный до слезы

они над нами даже не смеются
а что смешного в блеянье козы

то хлопья то крупа
то пыль то колкий снег
вдоль строгих трасс
деревья ходят строем
обидно но – толпа
сомнений точка нет
влюблённости
в неяркого героя

стихи бездомны в электронной книге
им нужен том страница переплёт

мне нужен транс но без шизофрении
не компрене тошнит знобит пройдёт

веселие руси есть пити –
не тяну
работаю сиделкой
в интернете
не спят чтобы писать
читают чтоб уснуть
нас много для вселенной
мёртвых нету

они кричат любая власть от бога
поёжившись выстреливает зонт
и ромбик знака главная дорога
уже готовит новый эпизод


                  * * *

А язык понимания был лаконичен и точен,
в нём слова дополняла разумная музыка глаз,
смыслы были прозрачны,
не прятались в щель между строчек,
принимали прищуры, улыбки, значения фраз,
очень гибкий язык, но солгать, вот поди ж, невозможно,
даже фальшь переводу изустному не подлежит,
но пронзительно-ясным внезапно становится сложное,
а пустую, банальную ясность стремишься изжить.

В этих спорах рождались, искрились корпускулы истин,
был единый язык Вавилона – но хрупок гранит,
зиккурат ассирийцы разрушат, и высшей корыстью
нас научат юлить, притворяться и тайны хранить.

Слепота невнимания прячет от нас панацею,
кто заточен на дерево, леса не видит вокруг,
каждый слышит себя, ослеплён своей призрачной целью,
бесконечность - опасна, привычка – единственный друг.
Ты не в силах запомнить семь фактов – счастливая память,
погружаешься в грёзы – о большем, ты в нём и живёшь.
Как же пахнет река, как она восхитительно пахнет!
Редактирует воспоминания утренний дождь.

                         * * *

Русский носится в воздухе, можно ему не учить,
сам привьётся, и цепкие корни уже не отпустят,
ни приставки, ни суффиксы… Утро по-русски молчит,
обжигают горшки несвятые, и строки в капусте

вдруг находят. От ветра сосульки не в виде слезы -
а назло притяженью меняют углы поворота,
но уж если Господь хорошо мне подвесил язык –
не затем ли, чтоб голос отыскивал верную ноту.

Огород не проснулся, проснулся к нему интерес,
видно, скоро весна, учащенье диастол и систол.
Никаких тут чудес, хоть умри, никаких тут чудес,
кроме графики веток – пружинящей, вольно волнистой.

Мне поставлен предел, окрик сверху, вердикт «неправа!»,
мне был сон – даже небо из пластика, чтоб неповадно.
Где без слов понимать перестанут – помогут слова
вспомнить всё, что казалось незыблемо и адекватно.


              * * *

Укроти свою жизнь, упрости
выраженье, за прочные скобки
страх свой вынеси,
голосом робким
назови знаменатель – и дробь
сократится и станет ясней.
Всё в порядке, ты справишься с ней.


            * * *

Цвета голубого молока
дикой ли козы или ослицы –
небо сквозь наивность ивняка
делится теплом своим, клубится
плоская земля, на ней – Батайск,
Брейгелем на холст перемещённый,
разбегись с Рельефной – и взлетай!
.. Надо лишь обрезать шнур вощёный…

Неразумный поп тебя крестил –
то и дело ноешь – тихий ужас.
В год козла таким должно везти -
из сансары выбраться наружу.
На войне неверующих нет,
но война – не метод воспитанья.
Страшновато бросить интернет,
двух соловых впрячь в свои же сани…

Не взлетают, ужиком скользя
по стране берёзового ситца.
Научиться этому нельзя,
этим можно только заразиться…

Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Новые стихи #Современная поэзия
Дмитрий Аникин. Богатый гость Садко

Prosodia публикует поэтический цикл москвича Дмитрия Аникина о том, как новгородский гусляр-купец Садко схоронил от Москвы вольный русский мир на дне Ильмень-озера. Поэт добивается от былинного сюжета крайне современного звучания. 

#Новые стихи #Современная поэзия
Дарья Горновитова. Под портретом Пушкина

Prosodia публикует большую психоделическую поэтическую вещь Дарьи Горновитовой, поэта и драматурга из Самары. Это монолог своеобразного героя нашего времени – провинциального врача.