Николай Агнивцев: Жизнь и Смерть играют в теннис

135-й день рождения поэта Николая Агнивцева Prosodia отмечает его песенкой о хрупкости мира и непредсказуемости жизненного пути человека

Медведев Сергей

фотография Николай Агнивцев | Просодия

Чертова колыбельная



В облачно-солнечной лужице,
Взоры богов веселя,
Щепкой беспомощной кружится
Маленький шарик-Земля.

Крошечна жалкая доля твоя
С маленьким счастьем и маленькой мукой.
Маленький шарик Земля,
Дай, я тебя убаюкаю.

Между тусклых звёздных точек,
Завертев судьбу свою,
Эй, вертись, вертись, комочек,
Баю-баюшки-баю.

На одной теснясь подушке,
Все миры поймавши в сеть,
Жмут тебя две потаскушки,
Две сестрицы: Жизнь и Смерть.

Так давайте ж что есть мочи
Всё кругом в мошну твою.
Совесть? Честь? – Спокойной ночи,
Баю-баюшки-баю.

Каждый быть собою волен.
Каждый прав в своих делах:
Царь и раб. Мудрец и воин.
Потаскушка и монах.

Счастье – грязная цыганка,
Сердце – глупый свинопас.
Совесть – нудная шарманка.
Солнце – стертый медный таз.

Жизнь и Смерть играют в теннис
Звёздным миром на краю.
Так вертись, не ерепенясь,
Баю-баюшки-баю…

1921

Чем это интересно


В первой четверти XX века стихи Агнивцева пользовались широкой популярностью, в виде куплетов и песен они исполнялись на эстраде и перед первой мировой войной, и в 20-е годы.

Первый сборник Агнивцева «Студенческие песни. Сатира и юмор» вышел в 1913 году, в Санкт-Петербурге. О тематике песен можно судить по их названиям - «Студенческая обитель», «В университетской столовке», «Чайная колбаса», «Коммуна», «Снимут комнату», «Вечеринка», «Пьяная».

Сегодня по стихам Агнивцева можно реконструировать быт питерских студентов предвоенных лет (имеется в виду Первая мировая). Кстати, сам Агнивцев учился на историко-филологическом факультете Санкт-Петербургского университета, который не окончил.

В университетской столовке

На катар давно патент
Взял студент со злобы!
Ну-ка, где такой студент,
Без катара чтобы?!

Каша гречневая — три,
Полбитка — тринадцать,
Хлеб же даром! Знай бери!
Итого — шестнадцать.

Если ж вздумаешь когда
Тихо лопнуть с жиру,
То возьми еще тогда
На пятак гарниру!

Ну а если твой бюджет
С горя, деликатно,
Объявил нейтралитет,
Помни: хлеб — бесплатно!

Для студента-голяка
Много ли потребно?
Каша с хлебом, полбитка
И — великолепно!

В годы Первой мировой Агнивцев находит свою особенную интонацию: камерная лирика XVIII века плюс ирония XX века, смесь смешного и грустного придает его поэзии черты пародии

«Наша дочь, принцесса Анна,
Позабыв свои дела,
Неожиданно и странно
Ночью сына родила.
Мы б узнать от вас хотели,
(Будьте честны и прямы)
Кто замешан в этом деле?!»
И сказали тихо: «Мы!»
114 гофмейстеров,
30 церемониймейстеров,
48 камергеров,
345 курьеров и
400 пажей.

Иногда «песенки»  - так Агнивцев называл свои стихи -  затрагивают и политику.

Рассеянный король

Затянут шелком тронный зал!
На всю страну сегодня
Король дает бессчетный бал
По милости Господней!..

Как и всегда, Король там был
Галантен неизменно
И перед дамой преклонил
Высокое колено!..

Старый Шут, покосившись на зал,
Подняв тонкую бровь, прошептал:
— Он всегда, после бала веселого,
Возвращается без головы!..
Как легко Вы теряете голову!
Ах, Король, как рассеяны Вы!

1917

Понятно, что, несмотря на французский антураж, речь идет о смене власти в России. Песня стала популярной, после того как ее исполнил Александр Вертинский

Некоторые стихи Агнивцева вполне можно отнести к черному юмору.

Петя Судариков — приготовишка —
Жарил в футбол целый месяц без лишка.
Утром экзамен. Пошел, провалился
И... отравился.

С нянькой своей разыгравшись не в меру,
Бегала взапуски Нюра по скверу.
Вдруг — гимназист. Посмотрела — влюбилась.
И... отравилась.

Юный студент — первокурсник Соседов —
Как-то случайно так, не пообедав —
Лег на кровать, полежал, огорчился
И... отравился.



Старый Пахом из деревни «Голодной»,
С голоду пухнет легко и свободно,
Но отравиться совсем не желает—
Так умирает.

В январе 1917 года Николай Агнивцев вместе с режиссером К. А. Марджановым и актером Ф. Н. Курихиным открыл в Петрограде театр-кабаре «Би-ба-бо», вскоре переименованный в «Кривой Джимми». Агнивцев написал для него почти весь репертуар.

Летом 1918 года в «Красной газете» появилась статья-донос «Учреждение для паразитов». Ведущего актера театра, И. А. Вольского арестовало ЧК — за слишком смелые частушки. Спас Луначарский.

От греха подальше театр уехал на гастроли: Киев – Харьков – Ростов-на-Дону (ростовская часть труппы известна под названием «Гротеск») - Новороссийск – Тифлис.

В 1921 году Агнивцев эмигрировал. Константинополь - Берлин - Париж.

«Чертова колыбельная» написана как раз 1921 эмигрантском году. Это взгляд поэта на беспомощную маленькую Землю, которую жмут «две потаскушки, две сестрицы: Жизнь и Смерть».

Черт, от имени которого и написана колыбельная, советует Земле:

Так вертись, не ерепенясь,
Баю-баюшки-баю…

Черт правит миром. И что из этого может получиться, только ему и известно.

За границей Агнивцев не прижился. Петербург не отпускал поэта.

Как бьется сердце! И в печали,
На миг былое возвратив,
Передо мной взлетают дали
Санкт-петербургских перспектив!

В 1923 году Агнивцев вернулся в Россию. Поначалу дела шли неплохо: Николай открыл в Москве литературно-художественное кабаре «Ванька-Встанька». Миниатюры Агнивцева можно было найти в репертуаре многих театров-кабаре, в том же реанимированном в Москве, уже не под его руководством, «Кривом Джимми»

Но было понятно, время театров-кабаре уходит. Так в 1924 году закрылся «Кривой Джимми», его труппа влилась в только что созданный Московский театр сатиры.

В СССР пришло время детской литературы – спасательного круга для многих советских литераторов.

В 1925 году у Агнивцева вышло сразу восемь детских поэтических книг – «Винтик-Шпунтик», «Война игрушек», «Знакомые незнакомцы», «Как примус захотел Фордом сделаться: Машинная сказочка», «Китайская болтушка»», «Октябрёнок-пострелёнок»…

Примус очень
Озабочен,
Чем-то болен,
Недоволен,
Хоть он - Примус - первый сорт.
- Ах, я, с горя, в печку кинусь,
Ринусь,
Кинусь,
Опрокинусь...
Отчего я только Примус,
А не «Форд?»


Думал, думал
И придумал:
Дай, к Калинину пойду, мол!

В 1926 году Агнивцев за свой счет выпустил книгу стихов 1916—1926 годов «От пудры до грузовика». Итог непредсказуемого творческого пути. Вот уж, действительно, только черт знает, как сложится жизнь. Оказалось, что не «каждый быть собою волен».

Николай Агнивцев умер в больнице от туберкулёза горла 29 октября 1932 года в возрасте 44 лет. После 1926 года ему удалось выпустить еще 16 детских книг.

В советской «Литературной энциклопедии» 1929 года его творчество было занесено в раздел «экзотика, эротика и идеализация феодально-аристократической среды».




Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Стихотворение дня #Поэты эмиграции #Русский поэтический канон
Николай Гронский: оставленный на дне

115-й день рождения поэта Николая Гронского Prosodia отмечает его стихотворением-посвящением Марине Цветаевой.

#Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Петр Вяземский: и многому изведал цену я

В 232-й день рождения Петра Вяземского Prosodia публикует его стихотворение «Я пережил». Написанное по вполне конкретному и скорбному поводу, сегодня оно читается в первую очередь как пророчество поэта о своей будущей судьбе, не только прижизненной, но главным образом посмертной.