Поэзия из самого сердца трагедии человеческой жизни

Prosodia представляет размышления и стихи Марии Гацоевой о том, что поэзия и религия работают с одними и теми же травмами человеческого существования, главные из которых – смертность и одиночество. Затем их пути расходятся, но они не обязательно должны расходиться. Это новая публикация в рамках проекта «Поэзия как молитва».

Гацоева Мария

Поэзия из самого сердца трагедии человеческой жизни

Поэзия из самого сердца трагедии человеческой жизни

 

Если рассматривать поэзию как способ проговаривания травм и обретения этим некого утешения, нельзя не заметить самой жестокой раны, нанесенной всему человечеству, – нашей смертности. Равно как и того, что огромный пласт литературы, начиная с эпоса о Гильгамеше и заканчивая сагой о Гарри Поттере, есть проговаривание этой травмы. И здесь, совершенно очевидно, пути религии и литературы сплетаются, поскольку обе оказываются сфокусированы на общих задачах, имеют общего «последнего врага» и дают возможность получить утешение. Одна через вербализацию, другая - через разрешение проблемы как таковой. 

Утешение тем более ценное, что Утешающий, если говорить сейчас о христианстве, – Сам пережил тот же страх, тот же ошеломляющий ужас перед болью и смертью - и с общим врагом уже справился. «Смерть! Где твое жало?! Ад! где твоя победа?!...Воскрес Христос, и никто не мертв во гробе!»

Пережил Он и другую очевидную травму человечества, будирующую литературу, и находящую разрешение в религии – травму одиночества, неизбежного в той или иной степени для любого человека, вне зависимости от обстоятельств. Одиноки семейные, одиноки родители, одиноки начальники и подчиненные, все, кто оказывается отделен от другого своим сознанием, телом, личным опытом жизни и будущим опытом смерти. То есть, каждый. И даже Христос, по-человечески очень нуждавшийся в других в Гефсиманском саду. 

Литература на эту травму общего нашего одиночества откликается издавна и с той же мощью, как и на травму смерти, предложив, в том числе, вполне религиозный ответ, сформулированный атеистом Сартром: «У человека в душе дыра размером с Бога, и каждый заполняет ее, как может». 

Откликается и становясь инструментом, имеющим два возможных терапевтических применения: быть для человека попыткой заполнения дыры или способом пройти дорогу от осознания своего одиночества до вывода, что дыру размером с Бога логичнее всего заполнить именно Богом как единственно соразмерным с  масштабом этой дыры. 

Но почему поэзия? Почему именно она представляется, пожалуй, самым очевидным путем борьбы с травмой смерти и преодоления человеческого одиночества среди всех жанров литературы? Думаю, ответ в очевидности своей даже тривиален.  «Бог – художник, Бог – поэт» - если словами Германа Лукомникова. Это следует и из красоты мира, которую, вырвавшись из своей внутренней тесноты, трудно не заметить. И из текста Библии, которая очевидно поэтична со своими образами и параллелизмами. 

А раз Бог, по сути Своей, Художник, Поэт, Творец, то и общение с Ним на языке поэзии будет вполне логичным, хотя и не единственно возможным. именно путь поэзии как индивидуальной молитвы видится мне действенным способом очищения поэзии, возврата ей и художественной, и терапевтической силы Другое дело, что на пути формулирования языка этого общения встанет ловушка, обойти которую пишущему  человеку  окажется  труднее, чем не пишущему. Если Бог-Творец готов отказаться от Себя ради человека и Своей любви к нему через божественное самоуничижение (в богословских терминах – кенозис) в воплощении Христа, то человек-творец от себя отказаться редко когда способен, - он все равно ориентирован на признание, на сохранение, на выделение себя в толпе. Это создает целый ряд соблазнов, которые делают современную поэзию, затрагивающую тему религии, или неприемлемой для человека с наработанным литературным вкусом, или смущающей человека верующего.
 
И в этом смысле, именно путь поэзии как индивидуальной молитвы видится мне действенным способом очищения поэзии, возврата ей и художественной, и терапевтической силы. Молитвы de profundis, из глубины, из самого сердца трагедии человеческой жизни. Или из сердцевины радости, столкнувшейся с красотой и безмерным оптимизмом выхода. Лично у меня быть до конца искренней на этом пути не выходит. Но я верю, что человек большего поиска, отчаяния и таланта с этим обязательно справится.


Пс.1

Не оставь меня одну,
когда на ложе моем,
на изношенных простынях
я вскочу в поту, 
пытаясь вздохнуть,
и не увижу луну. 
И не скажу себе:
«Просто страх».
И не скажу себе:
«Просто сон».
Темнота просочится в грудь, 
обезумеет сердце, 
пробуя протолкнуть 
окаменевшую тьму. 
И вода начнет подниматься вверх. 

И вода начнет подниматься. 

И когда вода скажет мне:
«Тони»,
снизойди ко мне,
чтобы я перестала биться,
подойди, 
обними, как ждала от других, 
забивая душу всеми сортами синиц. 
И скажи: «Ничего
не случится».  


Пс.2

Через ночь, опрокинувшую в тишину 
всю темноту, –
от Ханаана и до сего дня, –
на меня. 
Через выщербину от грудины и до спины,  
прошитую  нитями тянущей синевы,
через глухоту поздней стражи, 
я прошу: «Приложи им побольше дней, 
и когда Ты скажешь, 
Тебе видней – безболезненну, непостыдну,  
наполненную Тобой,  иже...»
Через ночь, оглушенную тишиной.
Через щели ребер, вставших пред этой тьмой,
Я говорю Тому, чье 
несуществованье настолько жестоко, что невозможно. 
Буди, Буди Живой.


***

Ликуй, капля, 
Бей в наледь, 
Бум-бум-бу
Будет льду
в печали плакать!
Мертв не един в гробу. 
Из черной точки -
единицы –
Небо выгнул –
без времени,
без 
границ.
Вместить ли сознанием
птицы 
Создателя птиц?

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе!

Ликуй солнце, 
свет вылей 
Утро твори.
Буди луковицы лилий 
внутри земли. 
Бликует зайчик, 
по кухне скачет,
и рад, и рад.
Ликует чайник, 
плита и шкафчик, 
тарелок ряд. 

Да возрадуется дух мой о Боге и – слава Тебе!

Зерно погребенное 
не при-го-во-рено. 
Спрятанное в коконе – 
не утрачено. 
Бабочка-Лимонница выйдет и откроется.   
Все Тобой наполнится, 
все Тобой насытится,
все Тобой утешится.
Воскресение Христово видевши. 

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе. 

О проекте «Поэзия как молитва»


Для участия в проекте журнала Prosodia «Поэзия как молитва» приглашаются поэты и пишущие о поэзии. Подать заявку можно в нескольких номинациях.

«Поэзия как молитва сегодня» – номинация для современных поэтов. Предлагается прислать до 5 стихотворений, написанных в виде молитвы, духовного стиха, переложения псалма. К подборке необходимо приложить эссе объемом не менее 3000 знаков на тему «Отношения поэзии и религии сегодня: в чем их особенность, драматизм, роль вчера и сегодня», в рамках эссе можно осмыслить свой собственный опыт, дать комментарии к своим текстам.

«Поэзия как молитва вчера» – номинация для пишущих о поэзии. Предлагается выбрать в истории русской поэзии стихотворения, написанные в форме молитвы, духовного стиха или переложения псалма и сопроводить их эссе-комментарием. Предметом комментария может быть история текста, трактовка ключевых образов и мотивов, разъяснение примечательности текста, размышление о роли религии в творчестве автора. Объем эссе – от 5000 знаков.

«Сюжеты Священных писаний в поэзии вчера и сегодня» – номинация для современных поэтов и пишущих о поэзии. Заявка может быть вариативной. Вариант первый: предлагается прислать до 5 стихотворений на сюжеты из Священного писания, к подборке необходимо приложить эссе объемом не менее 3000 знаков на тему «Трактовка сюжета Священного писания вчера и сегодня: особенности трактовки, причины востребованности». Вариант второй: выбрать в истории русской поэзии стихотворения, написанные на сюжет Священного писания и сопроводить их эссе-комментарием. Предметом комментария может быть история текста, трактовка ключевых образов и мотивов, разъяснение примечательности текста, размышление о роли религии в творчестве автора. Объем эссе – от 5000 знаков.

Требования к заявке. Заявка должна содержать информацию об авторе (ФИО, краткая справка, город, контакты), номинации, в которой подается работа, материалы заявки. Формат документа – doc, вся информация направляется одним файлом. Один автор может подать заявки в нескольких номинациях. Заявку необходимо отправить по адресу kozlov.prosodia@gmail.com с пометкой «Поэзия как молитва».

В проекте могут принимать участие представители всех традиционных религий, представленных на территории Российской Федерации. Язык заявки – русский. Итогом проекта станет серия публикаций на сайте prosodia.ru, а также специальный номер журнала о поэзии Prosodia.

Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Новые стихи #Современная поэзия
Андрей Ренсков. Всегда хотелось спеть на птичьем

Prosodia публикует стихи калининградского художника, музыканта и поэта Андрея Ренскова. В этих верлибрах ощутима щемящая нота эфемерности самого дорогого.

#Новые стихи #Современная поэзия #Новые имена
Алексей Закаулов. Тайные уголки реальности

Prosodia впервые представляет петербургского поэта Алексея Закаулова, который в классических ритмических формах разыгрывает фантасмагорию о потере чувства реальности.