Цитата на случай: "Я ловлю в далеком отголоске, / Что случится на моем веку". Б.Л. Пастернак

Странное объединение ОБОРГИС

В 2020 году исполнилось 30 лет ростовской литературной группе ОБОРГИС, которая начинала с театрализованных встреч и до сих пор ищет коллективное пространство, в котором искусство сливается с жизнью.
Фотография поэтического объединения ОБОРГИС | Просодия

В 1990 году Игорем Губенко и Андреем Колоколовым в Ростове-на-Дону было создано Объединение Органического Искусства (ОБОРГИС). Главной идеей объединения должно было стать продолжение и развитие на современном уровне идей Реального Искусства обэриутов. Выступления группы представляли собой театрализованные композиции на основе стихов авторов ОБОРГИСа. В 1991 году в группу вошёл Валерий Уколов, в 1995-м – Алексей Бородин, в 2003-м – Дмитрий Афанасьев. В 2000 году вышел в свет коллективный сборник объединения «Грань удивления», а в 2006 году произведения группы представили Ростов на генеральной карте в журнале «Дети Ра». В 2017 году в ОБОРГИС приняли первую и пока единственную участницу – Юлию Литвиненко.

Со временем участники ОБОРГИСа начинают больше внимания уделять самим текстам, элементы театральности на выступлениях отходят на второй план. Формат выступлений становится более разнообразным. Мероприятия проходят в библиотеках, барах, художественных галереях – например, «Бессознательное Словоблудие» в баре «Ракета» (2017), «text0графия» и The OBORGIS & Lika в арт-галерее «Ростов» (2019). В 2018 году ОБОРГИС принимает участие в «факCULTактиве по истории» на покинутой коммунальной кухне в Доме Кисина.

На раннем этапе группа возрождала модернистские традиции, адаптировала их, пыталась переосмыслить. Современный же ОБОРГИС – это уже причудливый сплав концептуализма, деконструктивизма, неореализма и постмодернизма. Идея объединения состояла в создании общей платформы для реализации актуальных эстетических задач и совместной подачи наработанного. Участникам интересно выступать некоей текстовой общностью, в которой чередование стилей и эстетических ракурсов порождает перспективу гипертекста, воспринимающуюся читателем-зрителем как нечто целое, как художественно-текстовая картина мира, как картинки с выставки, как тексты на обнажённых стенах.
0 из 0

Дмитрий Афанасьев

Дмитрий Фёдорович Афанасьев родился в 1979 году в пос. Джейранбатан Азербайджанской ССР. Окончил биолого-почвенный факультет Ростовского госуниверситета. Кандидат биологических наук, доцент. Работает во Всероссийском НИИ рыбного хозяйства и океанографии, преподаёт в Южном федеральном университете. Автор поэтических сборников «Феноменология XXL» и «Буки. Проект». Стихи печатались в сборнике «Стабильная апокалиптика», в журналах «Дети Ра», «Мой журнал», RELGA и т.д.

глобальные климатические изменения


14 августа было по-прежнему
душно хотя должно быть уже
намного свежее

всё ещё пишу
текст хотя мне бы пора
перестать писать
стихи в моём возрасте взяться
за ум

придумал выражение девушка
свежая как биржевая сводка и никуда
не употребил я
считаю метафору устаревшим
приёмом

думаю людям склонным винить
себя в том что в природе что-то
пошло не так просто
нужен хороший психолог


закат над степной рекой


художник использовал всего
три краски
интенсивный красный и синий

я стоял и смотрел как
краплаковая река текла по холсту слева
направо обремененная кобальтовыми

берегами горизонта не было он
погребен под слоем густой сини

грязно-зеленые пятна кусты
у воды настолько
излишни что я даже не упоминаю
о них


странные игры


холодно осадки вторые сутки
мой сосед
крепкий широкоплечий лысый

молодой парень
просыпается в шесть
утра подолгу сидит в темноте

на краю кровати потом
заваривает кофе тёмной
обжарки чтобы взбодриться

выйти под дождь нужно
собрать в кулак свою
волю

ведь приходится рано вставать много
ходить и поздно ложиться
тому кто хочет поймать
действительно стоящего

покемона


преподаватель философии


как-то спросил зачем
я собираю старинные
книги и черепки
древнегреческих амфор

я же не знал
что ответить и потому
перестал

с ним здороваться


когда я летел из минска в одессу


справа от меня сидел
тощий правоверный

иудей
он листал на телефоне приложение тора офлайн
тряс головой и бормотал

не переставая
по левую руку занимал кресло
большой православный

священник
когда самолёт трясло
он крестился и шептал

священные тексты
я же во время полёта
был близок к небесам
как никогда в своей жизни


молитва

моль
устало машет
руками

нет сил
есть больше
эту битую шубу

всё из-за кризиса
и зоозащитников
нежить их подери

господи

мех
наш насущный
даждь нам
днесь

Катя Бессмертная

Катя Бессмертная родилась в городе Шахты. По образованию журналист, несколько лет проработала по специальности. Теперь работает парикмахером и немножко стендап-комиком. Публикаций и изданий не имеет, якобы потому, что не может определиться с псевдонимом, которых у неё примерно шесть – но, по её словам, ни один не подходит.

Из поэмы «Солдат»


888
когда в стране опять запретили смерть
его искали по всем городам и весям
у нас шутили – затем чтобы отыметь
а так конечно затем только чтоб повесить

а он бы в общем и рад
поскольку давно пора
но это ж сначала суд
а может ещё спасут
отмажут пожизненным сроком
короче – такая морока!

и вот он такой идёт по стране
мешок контрабанды несёт на спине
а левым глазом всё косит
чтоб если патруль – сразу сбросить

а был – спросите ребят –
почти нормальный солдат

но вот вам и здрасьте
сбежал из части
и самовольно
замёрз близ Кёльна
Грета Грета
ждёт с того света
ждёт не дождётся
станет колоться


888
Грета слабачка и хрен бы с ней
а у него была Лорелей
(была ещё дудка и ложка
но это в прошлом)

Лорелей Лорелей
всех милей и светлей
сидит на сосне
скучает по мне
не имей сто блядей
а имей Лорелей

она такая
женись на мне парень
а он такой
машет рукой
я буду любить тебя вечно
а вот жениться мне нечем

так мне и самой то нечем
я вовсе бесплотная нечисть
а он говорит ты хорошая
а я тут лежу припорошенный

лорелей лорелей
ты себя пожалей
не ходи за меня
не ходи за меня под венец
я какой то ходячий пиздец
пришёл как смог
вообще без ног
вот есть пока
одна рука
и этого мне хватит чтоб сделать тебя несчастной!

тут она развалилась на части

а он пошёл себе дальше

Идёт, рыдает, конечно. Ещё бы, такая трагедия в жизни случилась. Но это ладно, а что с войной то делать?


888
минутка рекламы

если вы не хотите в армию –
обратитесь к Лунному Парню

у Лунного Парня гнездо на луне
и им он доволен вполне

вот разве что там не хватает глаз
и с радостью он заберёт их у вас!


888
едут хиппи на луну
в старом хипповозе
я люблю свою страну
а меня увозят

ах разлука ты разлука
поломались тормоза
спросят в части где ж ты сука
потерял свои глаза

ах ты глаз мой голубой
радужка цветная
распрощался я с тобой
как совру не знаю

не стрелок и не наводчик
не полезен никому
вот сейчас немножко лётчик
третий день лечу во тьму

в голове как ни моргну
боженька смеётся
не хотелось на луну
а теперь придётся


888
да что ж это блин такое
оставьте меня в покое
ну какой мне парад
я пою как кастрат
совершенно не бравый солдат
не бравый
не здравый
ни левой
ни правой

как же затрахало это всё
Внутренний Нюрнберг меня спасёт


888
ага! щас!
не спас!


888
вот иду я по стране
распускаю нюни
тем кто не был на войне
не положен нюрнберг

говорит мне лорелей
с новым годом милый
ты кого нибудь убей
а уж потом в могилу

Алексей Бородин

Алексей Викторович Бородин родился в 1972 году в Ростове-на-Дону. В 1994 году окончил физический факультет Ростовского университета. Кандидат физико-математических наук, доцент. Автор сборников стихов «Целлофан», «Всё Ничего», «Небесные объекты». Стихи опубликованы в сборнике «Грань удивления», в журналах «Дети Ра», «45-я параллель».


осенний крик дятла


он поднимается вверх по столбу
прыжками
ломая когти и клюв
не замечая холод бетона
всё выше и выше
хотя никогда не считал себя
стремительной птицей
его не волнует
что делают
собратья его по перу
голуби мирно пасутся
возле детской площадки
вороны разбирают
последние золотые орехи
woodpecker приближается
к белоснежному изолятору
и тот рассыпается на миллионы осколков
дятел перелетая на соседний каштан кричит
восторженно и немного злорадно
winter, winter воскликнули б дети
если бы знали английский


              * * *
картезианский водолаз
в стеклянном плавает баллоне
идёт солдатиком на дно
всплывает резво на поверхность
слуга божественной ладони
легонько нажимающей на крышку
он изучает мир прозрачный
его стихия повседневность
он замирает в центре в толще
он чувствует баланс влияний
добро и зло, вода и воздух
теперь почти неразличимы
не зная ни одной причины
для продолжения движенья
он будет снова погружаться
и подниматься на поверхность
  


Нико Пиросмани


кисть пишет будто бы сама
святые водят кистью Пиросмани
святые говорят что рисовать
а у него семь пятниц на неделе
животные к нему приходят в гости
животные похожи друг на друга
жираф косуля белая корова
у всех в глазах печаль и неизбежность
пусть будет пир друзья столы накрыты
холодный пиво лучшее вино
красавицы пусть будут благосклонны
к художнику как раньше никогда


            * * *
в магазине буратино
раньше продавали игрушки
теперь только золото
здесь даже могут дать
несколько монет
в долг до зарплаты
а в чёрных подвалах
открыт камерный театр
где регулярно идут спектакли
по классическим произведениям
но ни в одном из них не занята
девочка с голубыми волосами


                 * * *
она взошла над чёрным лесом
она горела над собесом
то вечером то ранним утром
она светилась перламутром
она сверкала над сберкассой
она тускнела с каждым часом
она возникла вновь из пены
она распалась на домены
она скользила над домами
из искры возгоралось пламя
то импульсно то равномерно
то равнодушно то немного нервно
она до осени не гасла
она была как снег
прекрасна

Игорь Губенко

Игорь Олегович Губенко родился в 1961 году. В 1982 году окончил мехмат РГУ по специальности «Прикладная математика». С 1982 по 1993 годы работал научным сотрудником в НИИ механики и прикладной математики РГУ. С 1993 года занимается собственным проектом «Авторасписание AVTOR» для автоматизации управления учебным процессом. Кандидат в мастера спорта СССР по шахматам с 1984 года. В 1990 году вместе с Андреем Колоколовым основал творческое Объединение Органического Искусства. Придумал название ОБОРГИС. Издавался в сборниках «Грань удивления», «Стабильная апокалиптика», в журнале «Дети Ра».


           * * *
Стихия похеризма
Уводит вглубь маразма.
Но хищная харизма
Не ведает оргазма…
И света восприятье
За гранью дальтонизма
Грешит на Тетта с Ятью
Без Дельта-планеризма.

В невежестве сдыхая
в затычках городских
ловил за хвост лоха́ я
и хаял факский стих!
За то, что не слагался
В момент необходимый!..
Запас пустот словарных
Заполнив пантомимой…

Замедленные строчки
корёжась кислой миной
рассыпчато-непрочно
порочат слог невинный…
Напевна звучность в пиве.
Журчит утробность чинно –
Здесь закусь в виде киви
Есть Главная Причина
Отсутствия последствий
Как следствия напутствий…
В хмельном безвинном детстве
Пик эволюций – пупсик!

В попсе погрязли барды!..
Единство кукловодов –
Играть с медведем в барби
И разводить уродов.
Для рода Их отрада –
Фригидность поколений;
Стерильна их отрава
В залупоглазом члене.

Но слепнет ревность куриц
в общественности строя
захлопнувшихся устриц…
двустворчатость героя…
И правит новоселье
альцгеймер декораций;
и прячут по́пы в кельи
попы́ от папарацци…


Об ацетоне (песнь)


Ацетон пролили поутру.
Сквозь дыру. И он сбежал, доверчив;
И неведом был его нутру
Тот Закон, что Мир многоступенчив!
И в блаженном расслабленьи чувств
Он застыл, свободой усыпленный:
Позади – канистры грузной грусть,
Впереди – заоблачные склоны!
И по капле источаясь ввысь
Ускользал в иные Мирозданья...
И пока плелась, качаясь, жизнь
В хмуром агрегатном состояньи,
Где кругом дороги, суета,
Дымными опухшими веками
Тяжесть в лёгких, срам да хрипота,
Глухоты оплесневевшей камень
На земле, внизу, где был зачат
Он дырой случайной на рассвете –
Кто иной зачах бы здесь за час,
Ацетон же превращался в ветер!..

Так и мы мечтаем натощак:
Сбросив тел грубейшие канистры,
Плавно, легкомысленно – НИШТЯК! –
В небо воспаря, воспламениться!
Но к подошвам липнут грех, зола,
Памяти протухшей мегатонны...
И плетутся грузные Тела...
Только Души наши – ацетонны!

Кто и Нас
       излил бы
                 поутру?..


                      * * *
Неизбежность. Каверзная свежесть.
Утренняя леность декаданса.
Пенность вод. Природы постепенность.
Крутизна степенных деградаций.

Тел сиюминутное вторженье.
Лишь к Нулю протяжна устремлённость.
Инородной массы притяженье.
Безнадёжье. Сплинность. Отстранённость.

Космоса влекущая провальность.
И Чернил сплошная симпатичность.
Пустоты огульная Глобальность.
Апатичность. Пат. Аутентичность...

Смысла Жизни злое ускользанье.
По наклонной линии скольженье.
На трамплин протяжное вползанье.
Мерзлоты ВсеВечной приближенье.

Теплоты прощальные изрыги...
Торжество желтеющего дива!
Осень прёт, походкою барыги...
Меланхолий радостное Viva!

Жалок хор гнетущих интуиций:
«Неделимость – не всегда нечётность...»
Мыслей доведенность до кондиций.
И цыплят финальная подсчётность.

Гостя Полукаменная поступь.
В глубине – скребущая досада!
Лета Мавзолей. Свободен доступ...
Лик Дали – вдали. Вблизи – де Сада...

Босха выплывающие знаки.
Фа минор хорального прелюда.
Гул в мозгах – а в небесах Собаки
И Луны надколотое блюдо.

Мирозданья Суть – шизофреничность.
Нострадамус Мишка, прав, паскуда!..
Хохот. Гомеричность. Истеричность.
На орбите — битая посуда.

И зрачков сведенье в беспредельность
Порождает стереокартинность,
Внепейзажность, внеземную цельность...
Вот и Солнце за́ море скатилось.

Взгляд упёрт в полотна айвазовских.
Широко расставлены пейзажи.
И шиза́ царит: шизо́в шизо́вских!
Заживо сжирая разум даже!..

Кто мы есть? читай на обороте.
Где нам быть? см(отри) на переплёте.
«На диете если – то жуёте.
На Высокой Башне – вниз плюёте».

И Последней каплей Озаренья
Всходит Ночь Умолкнувшей Цикады.
И Рычать! Рыдать до Пробужденья!
Ведь круги́ своя – не кру́ги Ада!..


                 * * *
           Но как ни странно
           часто
           выручают
           Логарифмы
                   А.Бородин

Когда в режиме самоизоляций
вращаешься в воронке беспредела
Нежданно позволяют исцеляться
Пределы

Как в зимней спячке заторможенное лето
Covid способствует валют и бирж обвалу
Так съехавшую крышею планету
спасут по факту лишь Факториалы

И если в Матрице случился сбой, а может
заранее спланированы Клоны
То кто ещё тебе теперь поможет?
Лишь Тензоры, ну и Кватернионы

Ложь пандемии сковывает страны
Жизнь замедляется и тащится как трактор
От нудных Дней Сурка спасает Странный
Аттрактор

5G и с вакцинацией уловки
Виденья о введеньи наночипов
Как избежать глобальной оцифровки?
Укрыться спрятаться свалить
помогут Числа

Мир изменён
Времён разъята нить
И Реквием текущего момента
хоть и с погрешностью
поможет оценить
нам Экспонента

Мозги запутаны
В Сети погрязла речь
и калом переполнены каналы
Гармонию способны уберечь
Фракталы

Андрей Колоколов

Андрей Эдуардович Колоколов родился в 1965 году в Ростове-на-Дону. В 1987-м окончил юрфак РГУ. Работает по специальности. В 1990 году вместе с Игорем Губенко создал группу ОБОРГИС. Произведения опубликованы в сборнике «Грань удивления» и в журнале «Дети Ра». Автор двух книг: «Девочка и Мерседес-Бенц» (2006) и «Поктоб Папа» (2008).


Органическая колыбельная


Где мы таем? Hа вершине,
Hедоступной пониманью.
Там где лентой неба синей
Пеpехвачено дыханье.
Там где сумрак дpебезжаний
Яд мешает с разговором.
Таем мы и с замираньем
Внемлем стонам подзабоpным.
Таем мы под вязкой сенью,
Где беспомощно тоскуем.
И укус змеи весенней
Пpичисляем к поцелуям.
Таем мы в степях, и светит
Взоp, исполненный полыни,
И Иаpедовы веки
Размыкают исполины.
В суете бетонных склепов,
Hа страницах тёмных улиц,
Где сочувствие нелепо,
И бессонницы проснулись.
А мелькающие руки
Лепят призрачные знаки.
И молитвы лепет хрупкий
Обpывает вой собаки.
Таем мы, и сладким соком
Ток колышет мхи и травы.
Пpичастись своих истоков,
Отвpати свои отравы.
И из замков подколодных –
Беззаботны и печальны
По нейронам переходным
Канем в океан астральный!
Увлажняя образ пыли,
Там мерцают наши слезы,
Там где нет нас, там где были,
Там где будем до и после...
Где мы таем? Там мы таем
Где роса и ртуть блистают.
Всё проходит, всё сгорает,
Лишь блаженство нарастает.
Таем мы и мысли тают.
Мысль простая точит, точит.
Капли падают и ставят
Кpест на всём и эту точку.


«Мерседес-Бенц»


Вези меня, мой «Мерседес»,
В страну, где нет свободных мест
Для тех, кто сир, убог, облез,
Вези меня, мой «Мерседес»!

Неси меня, мой «Мерседес»,
Подальше от далёких мест,
Поближе к той стране чудес,
Где мерседесий дивный лес!

О «Мерседес», через года –
всегда горит твоя звезда!
Ты даришь скорость, Ты – мой свет.
Ты – мой король, Я – твой поэт.

О «Мерседес»! Ты просто клад!
Прекрасный перед, дивный зад,
Металл, эмаль и лака блеск!
Мой «Мерседес», мой «Мерседес»!

Я припадаю к колесу,
Косметику тебе несу,
Вот – полироли, вот – шампунь.
Стекло бронируем от пуль.

Дженис Джоплин, Джоан Баэз
Тебя воспели, «Мерседес»!
Ты дань богов, Ты дар небес,
Моя любовь – мой «Мерседес»!

Неси меня, мой «Мерседес»
в свою страну!
– «Неси свой крест!».
……………………….


Девочка


Девочка уходит
По ступенькам вниз
Девочка уходит
Стой, остановись

Девочка уходит
Лестничный пролёт
Девочка уходит
В чём-то был просчёт

Говорят, что истинно – 
Что истина – в вине
Стекла в окнах чистые
Лишь тени на стекле

Деньги исчезают
Тает сизый дым
Песня утверждает – 
Дорога – молодым

Девочка уходит
Закрывайте дверь
Девочка уходит
Где она теперь

Девочка уходит
Я её ловлю
Девочка уходит
Я её люблю

Только её видели
И кто же виноват
Улица родители
школа детский сад?

Разве ж позабыл я
сладкий пурпур губ
Я ли тебе милая
люб или не люб

Девочка уходит
как талая вода
Девочка уходит
Похоже, навсегда

Девочка уходит
по ступенькам вниз
Девочка уходит
Маленький каприз






Валерий Уколов

Валерий Анатольевич Уколов родился в 1963 году в Ростове-на-Дону. В 1986 году окончил учёбу на биологическом факультете Ростовского государственного университета. Работал экологом, строителем. В настоящее время фрилансер. Проживает в Москве. Печатался в сборниках «Фрески смутного времени», «Грань удивления», в журналах «Топос», «Дети Ра». В 2020 году в издательстве ЛитРес вышли две книги прозы: дилогия «Туманность Водолея. Томительный дрейф» и «Транссибирское Дао».

_

сижу в саду
наблюдаю цветение вишен
вижу — Лопахин с бензопилой
даёт новые имена
обрубкам ветхого мира

_

Вагнер вставляет скрипичный ключ в ящик Пандоры.
Из замочной скважины льётся горящая нефть.
Фюрер прячет огниво, пытается петь,
глядя как небо над Индией
стонет оплавленной свастикой.

_

Мальчик Иисус держит в ладонях бабочку Озарения.
Отпускает её кружиться над водами,
а сам идёт через море, чтоб пройти через город
и никогда не состариться.

_

Я не помню войны в моё время,
просто была перестрелка за лучшую жизнь.
Кто выжил — жили, но в их жилы
проник яд убитых,
и, если даже они молились,
их пальцы слипались, как битум.

_

Каждую ночь на моей груди спит электрический кот.
Когда он, искрясь, пробуждается во вспыхнувшем утре
и раздирает мои глаза стальными когтями,
метафизика сходит с ума, и день наступает.


Нефть


Я видел люцифера, подобного ночи,
гуляющего по Мексиканскому заливу.
Он был одет в чёрную вязкую мантию.
Его борода и волосы были длинными и липкими.
Его дыхание пахло опрокинутым баррелем.
Когда он скалился, это походило на затмение.

Читать по теме:

#Новые стихи #Современная поэзия
Владимир Козлов. Земли настолько святы, что на них не прекращается война

Prosodia публикует экспериментальную поэтическую вещь Владимира Козлова об Иерусалиме. Поэт увидел в Святой земле истоки не только мира, но и непрекращающейся вражды, обострившейся в эти дни.

#Главная
Наталия Алексеева. Из жизни огней и людей

Prosodia впервые представляет поэтессу Наталию Алексееву, сумевшую неживые предметы наделить свойствами живого.