Цитата на случай: "И, видит бог, никто в мои глаза / Не заглянул так мудро и глубоко, / Воистину - до дна души моей". В.Ф. Ходасевич

Сергей Альметьев. «Нам в метели намного проще...»

Prosodia впервые представляет стихи Сергея Альметьев – нежного лирического поэта, надевшего брутальный хемингуэевский свитер.
Сергей Альметьев. «Нам в метели намного проще...»

Чем это интересно

В большинстве стихотворений Альметьева обозначено время года. Почти всегда это осень или зима. Если зима, то это не «мороз и солнце», а неуютный февральский холод. Если осень, то сквозняки и дым костров. Неуютные времена года, скажем так. Его лирическому герою нравятся непогода и неустроенность: «Нам в метелях намного, намного проще находить дорогу домой». Ему по душе женщины, не задающие вопросов, смирившиеся с бессмысленностью желания обо всём рассказать. Из стихотворения в стихотворение Сергей добавляет в портрет своего лирического героя новые краски. В результате перед нами предстает американский битник-интеллектуал, каким-то чудом попавший на окраины Ростова-на-Дону первой четверти XXI века.



Справка об авторе

Сергей Альметьев родился в 1974 году в городе Новочеркасске Ростовской области. Живёт в Ростове-на-Дону. «Бумажных» изданий стихов не имеет. (Информация предоставлена поэтом).



(октябрьское)

Мне повезло: не задаёшь вопросов
Знаешь, вопросы – главное в мире зло
Ты одевайся тепло, за дверями осень
Волосы – под берет... Мне повезло:

Пахнет дождями, плесенью, акварелью
Холодом, сквозняками, дымом костров
«С вами, мы с вами!» – печаль разбивая о землю
Птичьи стаи дарят свою любовь

Ты одевайся теплее, болеть негоже
Здесь, в октябре, на всех хватает дождей
И – возвращайся. Я постараюсь тоже
Выучить азбуку этих последних дней.


                  * * *
Вот дом, который строила ты
Из дыма, пепла и темноты
Из снега, шёпота, сквозняков
Из шороха осторожных шагов
Из ожидания перемен –
Ты разбавляла ими цемент
Строила лифты с этажа на этаж –
С того на этот, то здесь, то там

Февральский холод, пустой пейзаж
С Луною, расколотой напополам.



             * * *
Скоро выпадет снег
Всё укроет зима под белые простыни
Ты почувствуешь, мой дорогой,
Мой единственный человек:
Нам в метелях намного, намного проще
Находить дорогу домой

Это нечто из ряда
Вон выходящего, неповторимого:
Слепо верить, что есть тепло
Твоего дыхания, твой взгляд,
Останавливающий зиму
Как-бы здесь не мело

Над простором Зимы
Небо – скатертью, дым – коромыслом
Ты попробуй закрыть глаза
И, смирившись,
Ужиться с бессмысленностью
Желания обо всём рассказать

Все дороги домой
Начинаются там, где кончаются
Но идёт и идёт человек
Без него – ничего
Нигде никогда не случается
Лишь нетронутый снег.



                    * * *
Эта жизнь твоя – бесконечные правила
Ты как будто посуду на стол поставила
Будем пить за удачу, за встречу, здравие –
Столько времени про запас!

Мы живём между прожитым и желаемым
Увлечённо сегодняшнее облаивая
Бесконечно влюблённые, полагаю я,
В равнобедренный джаз

Ты выходишь из танца, слегка покачиваясь
Я сижу у окна, не оборачиваясь
Гаснет свет. И какое-то время лампа горячая
Сохраняет присутствие нас.



(тишина)

Снова осень. Мусорные баки
У подъезда весело и лихо
Разгребают тощие собаки
А затем становится всё тихо

Осторожно! – шепчутся деревья
Тэсэсэ! – шипят подъездов двери
Их всеобщую и страшную тревогу я
Готов собою измерять, и

Всё танцует молча. Суть устройства –
Музыка, что внешне не слышна
Обсессивно-компульсивное расстройство –
Тихая осенняя страна:

Пляшут молча тощие собаки
Инстинктивно подавляя страх
Пляшут переполненные баки
Оставаясь на своих местах.

Читать по теме:

#Главные стихи #Главные фигуры
«Далекое сиянье»: об одном стихотворении Афанасия Фета

5 декабря отмечается очень важная для русской поэзии дата – 200 лет со дня рождения Афанасия Фета. Prosodia решила обратиться к стихотворению, которое понравилось даже Льву Толстому.

#Главная #Главные стихи
10 любимых стихотворений Юрия Кублановского

Prosodia продолжает привлекать к прочтению русской поэзии читателей, вкус которых не вызывает сомнений. Легко увидеть, что поэт Юрий Кублановский стихи для своей десятки выбирал, как говорят, «душой» – фиксируя прежде всего эмоциональный след от произведений.