Александр Анашевич: плач о смертельной привязанности к человеку

День памяти физиолога Ивана Павлова Prosodia отмечает стихами о героине самого известного эксперимента нобелевского лауреата – собаке Павлова.

Медведев Сергей

фотография Александр Анашевича | Просодия

Собака Павлова


Она не падала, не лаяла, не выла
выбежала из последнего вагона
ушла от деда, от бабки, от закона
сладкая сладкая жизнь: смерть, вилы
«не шерсть на мне, длинные длинные волосы
черные человеческие волосы
не замерзну даже на полюсе, –
говорила она павлову женским голосом, –
не замерзну даже в сердце твоем
даже без сердца, под скальпелем не замерзну
мои волосы станут огнем
пылающая уйду от тебя на мороз, на свежий воздух
павлов, ты злой, я не знала об этом, любила тебя
я не любила в начале, потом полюбила, потом разлюбила
все от отчаянья, под капельницей, день ото дня
думала и смотрела в глаза твои голубые
к скотоложству тебя, павлов, я знаю, не принудить
ни к скотоложству, ни к замужеству, и даже рюмочки не выпить на брудершафт
тебе бы только тельце моё на лоскуты кроить
как потрошитель делаешь это с нежностью, по-маньячески, не дыша
а у меня нет уже ни яичников, ни мозжечка, ни селезенки
нету глаза, берцовой кости, ушной перепонки
полумертвая стою, вся в зеленке
кто меня, павлов, спасет из этой воронки
я собака, павлов, собака, собака павлова
не анна павлова, не вера павлова, не павлик морозов
даже не лена из москвы, которая обо мне плакала и
в сердцах называла осколочной розой
освободи меня, выпусти, пусть я стала калекой
калекой не страшно, главное не кошкой
выпусти, дай мне под зад коленом
только очень нежно, любя, понарошку
чтобы я бежала бежала, летела словно на крыльях
между машин, на свободу, на свалку, в иное пространство
ты научил меня, павлов, любоваться всем этим миром
таким волшебным, бескрайним, прекрасным

(1999)


Чем это интересно


Напомню суть эксперимента Павлова.

Стремясь как можно подробнее изучить процессы пищеварения у животных, Павлов вначале подавал световой сигнал и корм одновременно, а после этого ограничивался подачей только сигнала. Было замечено, что у собаки со временем начинает выделяться слюна даже в том случае, когда корм после светового сигнала она не получает. Через отверстие в желудке животного (фистулу) желудочный сок, выделяемый условнорефлекторным путём, выводили наружу, собирали в ёмкость и оценивали его количество.

По словам самого академика, собаки были настолько ему преданы, что их не нужно было принуждать идти в операционную: они словно понимали важность своего служения науке и нисколько не сопротивлялись.

Не сопротивляется судьбе и героиня стихотворения – женщина-собака. У нее выработался рефлекс – любить своего мучителя, едва она увидит его скальпель. Полюбила от отчаянья, под капельницей. Больше ведь некого в ее-то положении.

Героиня хочет почувствовать нежность Павлова, даже когда он вырезает ей яичник. Собственно говоря, у нее и нет другой возможности вступить хоть в какой-то контакт с Павловым, кроме как во время операции. И даже не с самим Павловым, а с его скальпелем. Но спасибо и за это.

к скотоложству тебя, павлов, я знаю, не принудить
ни к скотоложству, ни к замужеству, и даже рюмочки не выпить на брудершафт

Такая вот разновидность стокгольмского синдрома. Героине не важно, любит ее Павлов или нет. Она сама себе придумала причину любить:

ты научил меня, павлов, любоваться всем этим миром
таким волшебным, бескрайним, прекрасным

В общем, у Анашевича получился пронзительный плач о любви: о ее невозможности и о невозможности жить без нее.

Стихотворение написано в 1999 году и вошло в книгу Анашевича «Неприятное кино: Стихотворения» (ОГИ, 2001).

Через несколько лет Анашевич вернулся к истории с собакой и посвятил ей еще одно стихотворение (в книге стихов «Птички бабочки мертвячки». Тверь–СПб.: Kolonna Publications, Порядок слов, 2012). В нем поэт проследил ее дальнейший путь:


собака павлова как все её подруги
попала в ад, застряла в первом круге
платила за любовь, за все свои капризы
за тяжкое призванье быть актрисой
в лихом трамвайчике неслась над чёрной бездной
боясь стать нелюбимой, бесполезной
старухой стать беззубой и облезлой
за что огонь, сама всю жизнь пылала
как мусорка, лоскутное одеяло
как политура, керосин, огниво
хотела быть красивой, жить красиво




Справка об авторе


Александр Анашевич родился в 1971 году. Живет в Воронеже. Автор нескольких книг стихов: «Столько ловушек», «Театральный роман» (совместно с Еленой Фанайловой), «Сигналы сирены», «Неприятное кино», «Фрагменты королевства» (стихи, драмы), «Птички бабочки мертвячки». Дважды входил в шорт-лист Премии Андрея Белого.

Анашевич вошел в число авторов выпущенной в конце прошлого года антологии русской поэзии последних 50 лет в переводе на иврит.

Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Алексей Плещеев: травка зеленеет

4 декабря  1825 по новому стилю родился писатель, поэт, переводчик; литературный и театральный критик Алексей Плещеев. Prosodia вспоминает поэта его хрестоматийным стихотворением «Травка зеленеет».

Григорий Сковорода: Бог мудрости дал часть

Сегодня исполняется 300 лет со дня рождения Григория Сковороды – самобытного поэта и философа. Prosodia выбрала одно из стихотворений сборника «Сад божественных песен», в котором поэт призывает читателей обратиться к своей философии и оставаться спокойными.