Дон-Аминадо: все хотят возрожденья российского

135-летие со дня рождения Дон-Аминадо Prosodia отмечает стихотворением о России, "которую мы потеряли"

Медведев Сергей

фотография Дон-Аминадо | Просодия

Очень просто


Дипломат, сочиняющий хартии,
Секретарь политической партии,
Полномочный министр Эстонии,
Представитель великой Ливонии,
Президент мексиканской республики,
И актер без театра и публики,
Петербургская барыня с дочками,
Эмигрант с нездоровыми почками,
И директор трамвая бельгийского,
Все... хотят возрожденья российского!
И поэтому нужно доказывать,
Распоясаться, плакать, рассказывать
Об единственной в мире возлюбленной,
Распростертой, распятой, загубленной,
Прокаженной и смрадной уродине,
О своей незадачливой родине,
Где теперь, в эти ночи пустынные,
Пахнут горечью травы полынные,
И цветут, и томятся, и маются,
По сырой по земле расстилаются.

1920

Чем это интересно


Стихотворение вошло в сборник Дон-Аминадо «Дым без отчества», вышедший в Париже в 1921 году. Это была третья книга поэта, первая в эмиграции.

В дореволюционной России уроженец Херсонской губернии, выпускник юрфака Одесского университета Аминад Петрович Шполянский был достаточно хорошо известен, прежде всего как постоянный автор «Сатирикона».  

На выход книги «Дым без отчества» Иван Бунин откликнулся восторженной рецензией. «...Главное в его книге, поминутно озаряемой умом, тонким юмором, талантом,— едкий и холодный "дым без отечества", дым нашего пепелища... Аминадо он ест глаза, иногда до слез».

Иногда современникам, далеким от литературы, казалось, что под псевдонимом Дон-Аминадо скрывается сам Бунин.

Троцкий спрашивал литераторов Воронского и Городецкого (письмо 10 сентября 1922 года): «Верно ли, что Дон Аминадо, автор "Сына без отечества" — Иван Бунин

Воронский ответил: «Настоящая фамилия Дон-Аминадо — Шполянский. Раньше сотрудничал в "Сатириконе" и других изданиях. Никакого отношения этот псевдоним к Ив. Бунину не имеет».

Предметом сатир Дон-Аминадо становились персонажи и ситуации эмигрантской жизни.

Господин! Не надо ныть.
Надо жить и пережить.
Надо спрятать пистолет,
Ибо вам не двадцать лет.
Пуля-дура! Можно ль ей
Доверять остатки дней ?
Нет, не можно господин.
А затем вы не один.
И таких, как ваша честь
Еще сотни тысяч есть.
Где хотите — там и тут
Тоже горько, а живут.
За границей — не в раю...
Спите! Баюшки-баю.

Был и «советский раздел».

Был ход вещей уже разгадан.
Народ молчал и предвкушал.
Советский строй дышал на ладан,
Хотя и медленно дышал…

Но власть идей была упряма,
И понимал уже народ,
Что ладан вместо фимиама
Есть, несомненно, шаг вперед.

А вот как поэт охарактеризовал министра иностранных дел СССР Вячеслава Молотова:

Лобик из Ломброзо
Галстучек-кашне,
Морда водовоза,
А на ней пенсне.

Георгий Адамович писал о Дон-Аминадо: «Не годится ли для его писаний сравнение с серной кислотой? Ничего не остается нетронутым у него, все выжжено и уничтожено... Может быть, остается жив человек в самых простых и вечных своих чувствах».

«Самые простые и вечные чувства» - это трагическое ощущение кратковременности земного существования, безразличие мироздания к суете человеческой жизни. Этим чувством окрашены и последние строки «Очень просто» и многие другие стихотворения Дона-Аминадо. Как правило, финальные части.

Будем жаловаться вслух,
Что сильнее плоть, чем дух,
Что до Бога высоко,
Что Россия далеко,
Что Данилка и что я-
Две песчинки бытия
И что скоро где-нибудь
Нас положат отдохнуть
Не на час, а навсегда,
И за счет бюро труда.
"Здесь лежат отец и чиж",
И напишут: "Знай, Париж!
Неразлучные друзья,
Две песчинки бытия,
Две пылинки, две слезы,
Две дождинки злой грозы,
Прошумевшей над землей,
Тоже бедной, тоже злой".

Так заканчивается стихотворение «Колыбельная», 1920 год. Эпиграф – строки Саши Черного «Спи, мой мальчик, спи, мой чиж».

Вплоть до 1940-х годов Дон-Аминадо сочинял фельетоны для самой популярной и влиятельной газеты русской эмиграции «Последние новости» (редактор П.Н. Милюков), основал детский журнал «Зелёная палочка» (1920—1921), сотрудничал с газетой «Свободные мысли», журналом «Иллюстрированная Россия». В 1931 году Дон-Аминадо был соредактором возрожденного в Париже журнала «Сатирикон» (парижский вариант просуществовал всего год).

В 1920-1930-е годы в Париже стихи и миниатюры Дон-Аминадо пользовались большой популярностью. Его чувство юмора было созвучно настроению современников.

«Мы увидим небо в звездах…»,
Так как все взлетим на воздух.

Судя по всему, газетно-журнальная деятельность тяготила Дон-Аминадо. Он писал: «Уже начинает темнеть и вот-вот надо мчаться в редакцию сдавать очередной фельетон, а в голову не лезут ни мысли, ни рифмы... И так каждый день... Вы, небось, думаете, что смешить читателей моими побасенками — дело ерундовое: насобачился, мол, и все само собой по щучьему велению выливается на бумагу...»

«Его в самом деле любили при жизни, но, может быть, любили в нем не то, что надлежало любить, и, наверное, не так, как он хотел», - писал о Дон-Аминадо Георгий Адамович.

Здесь погребен веселый щелкопер.
Почти поэт, но не поэт, конечно.
Среди планет беспечный метеор,
Чей легкий свет проходит быстротечно.

Он мог бы и бессмертие стяжать.
Но на ходу напишешь разве книжку?!
А он бежал. И он устал бежать.
И добежал до кладбища вприпрыжку.

Дон-Аминадо умер 4 ноября 1957 года в Париже.

Читать по теме:

#Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Валентин Гафт: о Раневской и ее сердечном друге

40 лет назад, 19 июля 1984 года, ушла из жизни Раневская. День памяти актрисы Prosodia отмечает стихотворением Валентина Гафта о дружбе Фаины Георгиевны с Александром Пушкиным.

#Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Джеймс Паттерсон: был я мал во время киносъемки

17 июля 1931 года родился Джеймс Ллойдович Паттерсон, советский офицер-подводник, поэт и прозаик; в детстве он сыграл роль малыша в советском фильме «Цирк». Съемкам в этом фильме и посвящается его стихотворение.