Валентин Соколов: я остров надежды в море уныния

7 ноября 1982 года в Новошахтинске умер Валентин Соколов (З/К). День памяти поэта, проведшего в советских концлагерях и психушках более тридцати лет, Prosodia отмечает стихотворением о творческом предназначении. Оно написано в Дубравлаге. Из лагеря миссия поэта видится иначе, чем на свободе.

Медведев Сергей

фотография Валентин Соколов | Просодия

                         * * *

Я остров надежды в море уныния

Как жаль, что над морем так мало летаем мы

Я остров надежды в море уныния

Мне скоро придётся стать обитаемым,
  
Я видел красавиц, беременных ангелами
 
Они ожидали мальчишек крылатых

Я видел красавиц, беременных ангелами,
  
Рождающих небо в больничных палатах

Лицо моё – птицы полуночной вылет – 

Скульптор выльет в виде звезды
  
Лицо моё – птицы полуночной вылет

На поиск уснувшей в цветах борозды.

                                                                           

Чем это интересно


Те, кто сидел вместе с Соколовым, рассказывают, что Валентин был категоричен не только в политических взглядах, но и в суждениях о поэзии:

– Блок – большой поэт, но продался за большую вязанку дров и бутылку керосина. Цветаева – женщина, помешанная на краткости слов.
– Валентин, а кто же самый большой поэт? – интересовались сокамерники.
– Я, – отвечал Соколов. – Я – как Пеле в футболе.


Как любой большой поэт, Соколов размышлял о собственном назначении – назначении поэта условиях тотальной несвободы.


Холодно
На чистых поэзии снегах
        Голому лежать,
            Голову держать
У времени под мышкой.
             Холодно
         Под вышкой
     На двух глазах-кинжалах
             Висеть.
             Холодно
          И мелковато
Испытывать на мелких склоках
      Души потусторонний мел.
            Я посторонний, посторонний,
       Построенный из мёртвых тел.
                             Холодно
             Животным молодым
        С огнём, мерцающим в копытах,
               Зелёным - в зелёный дым
По красному размаху сытых

Это 60-е годы, Мордовия. У Соколова уже есть псевдоним З/К. Но он не знает, что это не последний его срок и что на свободе он проведет лишь 24 года из 55 лет своей жизни. Но предчувствие трагической судьбы присутствует во многих его стихах:


Всё, что написано, – проба.

И лишь с высоты креста

Можно принять тебя, небо,

Хлебом 

Насущным у рта.   



Справка об авторе


В 1947 году 20-летний  Валентин Соколов получил свой первый срок. Студент Московского института стали и сплавов, призванный на воинскую службу, был приговорен военным трибуналом к 10 годам за отказ от участия в выборах и политические стихи. Отбывал срок в Воркутлаге. Вышел досрочно, по амнистии, перебрался в Восточный Донбасс.


В 1958 году Ростовский областной суд приговорил Соколова к 10-ти годам лишения свободы. По все той же 58-й статье. За стихи.


На суде падчерица рассказала: «Он даже про дедушку Ленина плохое писал».


В 60-е годы Соколов становится звездой лагерной поэзии. Считается большой удачей с ним познакомиться, послушать, как он читает. Большая часть стихов Соколова – лирика. Но наибольший восторг у слушателей вызывают сочинения «гражданской» направленности.


«Я не знаю другого такого последовательного антисоветчика, как Соколов», – вспоминал впоследствии Андрей Синявский. С Соколовым он и поэт Юлий Даниэль познакомились в орловской тюрьме.


В 1970 году Валентин получает год за кражу духовых инструментов. А почему бы и нет? Благо жена работала в Новошахтинском дворце культуры...


В 1972 году – новый срок. 5 лет. За столкновение с милицией – статья 206, часть 2.


Соколов по-прежнему популярен среди заключенных. По-прежнему его стихи – крамола. За строчки, написанные Соколовым, можно было получить карцер. Зэки переписывали стихи в свои тетрадки и, чтобы охрана не догадалась, ставили чужое авторство – Маяковского, Есенина. Самого поэта обыскивали чуть ли не ежедневно. Вспарывали матрасы, подушки. Однажды Валентин в знак протеста вспорол себе живот – ищите здесь.


За несколько дней до освобождения непокорный Соколов пишет заявление об отказе от советского гражданства и требует отправить его в Швецию или любую другую свободную страну. Тут же в лагере вместо Швеции он получает 190-ю статью, и врачи направляют его в спецпсихбольницу в Черняховск (Калининградская область). И еще один срок бунтарь получил уже в 1980 году – за неявку на военные сборы (это с тремя-то судимостями!).


Тем временем кое-какие стихи удается переправить на Запад. В 1978 году в Израиле вышел поэтический сборник Соколова. Его стихи печатают американские газеты...

Последние месяцы Валентин 3/К провел в Черняховске, а в сентябре 82-го года, за два месяца до смерти, его перевели в Новошахтинск, в «вольную» психушку. Диагноз – «антисоветчик с антисоветским галлюцинированием». 7 ноября 1982 года Валентин Петрович Соколов умер от инфаркта.


В общем, как сказал поэт Валентин З/К, «я вошел в протокол, но обратно не вышел».


В 1989 году новошахтинский художник Алексей Рамонов обнаружил стихи Соколова в доме, где поэт когда-то жил. В тетрадках было 250 стихотворений. Новый хозяин их просто положил на шифоньер.


В 1994 году в издательстве «Лира» вышла первая российская книжка Соколова «Глоток озона». Большую ее часть составили стихи, найденные Рамоновым.

 

 

Читать по теме:

#Стихотворение дня
Николай Вентцель: мы надо Львом свершили правый суд

6 февраля 1920 года умер поэт, прозаик, драматург Николай Вентцель. Prosodia вспоминает литератора его басней в защиту Льва Толстого.

#Стихотворение дня #Русский поэтический канон
Вадим Шершеневич: штопаю браки и веру Христа

5 февраля 2023 года исполняется 130 лет со дня рождения поэта, переводчика, драматурга Вадима Шершеневича. Настоящая известность пришла к нему в начале 1920-х годов, после основания «Ордена имажинистов». Prosodia решила рассказать о том, как поэт-имажинист пытался воспитать нового читателя.