О «мотивах соловья» в русской поэзии, Лианозовской школе и об одном подтексте стихотворения Осипа Мандельштама

Prosodia подготовила обзор самых интересных поэтических публикаций марта.

Балин Денис

О «мотивах соловья» в русской поэзии, Лианозовской школе и об одном подтексте стихотворения Осипа Мандельштама

Новый мир


В мартовском номере журнала «Новый мир» можно прочитать статью Сорина Брута «Воздух между костяшками счётов» об оптике Евгения Кропивницкого: «Именно оптика вырвала стихи из контекста эпохи и легко перенесла в современность. В период культурной и идейной растерянности взгляд назад – распространенная стратегия. Она позволяет отыскать в прошлом скрытые причины современной ситуации и пути выхода из нее. Кропивницкий – не только самобытный и тонкий автор. Еще и очень нужный здесь-сейчас, в России, да и на Западе 2020-х».

В этом же номере Ирина Сурат пишет о «мотивах соловья» в русской поэзии (от Державина, Дельвига, Пушкина до Мандельштама, Пастернака, Заболоцкого, Елены Шварц) и о художественной, смысловой нагруженности «мотива соловья» в сегодняшней поэзии.

В поэтическом разделе представлены подборки Алексея Пурина «Римский фонтан», Данилы Ноздрякова «Хитиновый покров времени», Андрея Василевского «Пять стихотворений», Анны Гедымин «На последнем этаже», Владимира Седова «Платоновы тени» и Джерома Ротенберга «Избранные стихотворения» в переводах Яна Пробштейна.


Знамя


В разделе рецензий мартовского номера журнала «Знамя» Ирина Муравьёва пишет о прозе Владимира Гандельсмана: «Проза Гандельсмана обладает тем же невероятным диапазоном, которым обладает вся его поэзия, и на примере приведенного короткого стихотворения о закипающем молоке можно почувствовать, кожей спины ощутить этот размах. Из знакомого наблюдения за тем, как закипает молоко и как сдвигается мелко пузырящаяся поверхность, он извлекает ход жизни, твердо обозначая ее границы неистовым небесным светом».

Рецензия Александра Вергелиса посвящена книге эстонского поэта Калле Каспера «Да, я люблю, но не людей» в переводах Алексея Пурина. Главный вывод: поэзия Каспера – современна. «Поэт говорит не только о своей боли, но о болевых точках времени – испошлившегося, потерявшего стыд и смысл, сходящего с ума. У лирического субъекта книги – замкнутая позиция одиночки, мысленно созерцающего потустороннее, ищущего контакта с миром, куда навсегда уходят любимые, наблюдающего так называемый реальный, непосредственно близкий мир отстраненно и высокомерно – и возводящего высокомерие в ранг добродетели».

В разделе «Пристальное прочтение» Сергей Калашников пишет об одном подтексте стихотворения Осипа Мандельштама «Когда б я уголь взял…»: «Образ угля из первой строки стихотворения обладает для Мандельштама сложной семантикой: во-первых, уголь (угольный стержень) отсылает нас к области изобразительного искусства и является одним из самых древних материалов для графических работ, в частности – портретов. Обычно он использовался для выполнения набросков и эскизов будущих картин и позволял передавать светотень. В отличие от обычного карандаша, угольный грифель позволяет добиться мягкости линий и растушевки рисунка. И действительно, лирический герой стихотворения представляется художником, который приступает к созданию портрета и размечает "воздух" на сектора. Во-вторых, помимо этого буквального значения, здесь включается и сугубо мандельштамовский подтекст, заставляющий вспомнить "Грифельную оду" 1923 года, где герой учит новый язык – язык светотени – при взгляде на собственное время».

В разделе «Сюжет судьбы» помещена статья Сергея Гандлевского «Другой Межиров»: «Умный долгожитель Межиров насмотрелся на своем веку всякого и сделал из увиденного личные выводы, в том числе насчет "надменных конгломератов воинственных полуидей" и "полузнаний", которые на "ты" с историей. Этот опыт пошел впрок его искусству. Он умел мастерски, как Юрий Трифонов, превратить цензурные ограничения в выразительный художественный прием и вскользь, будто с оглядкой и сдавленным шепотом, коснуться трагедии привилегированного сословия в пору Большого террора».

В поэтическом разделе представлены подборки Светланы Кековой «О слове, о свете, о мгле», Павла Грушко «Всё это…», Антона Бахарева «Спящие в пути», Майки Лунёвской «мои со мною» и Игоря Волгина «Как поведать о тайной любови…»

* * *

Это не город, а частный сектор,
публично повешенное бельё.
До последней воды выкручивает соседка
постельное и своё.
Невольно, но подглядишь — просвечивают дворы.
Что там? Строительный хлам,
мусорные дары —
русский стиль «Сделай сам».
На вопрос «Из какой ты дыры?» —
все из одной, сестра.
Эти здания были отданы под торговлю,
этот воздух — рекламным вывескам.
Если мир — театр, то сколько довольных ролью?
Больше всего в любительском.
Что ещё? Вещевой овощной
рынок, где пахнет рыбой.
Пивной магазин «На дне».
Жизнь как табличка на входе, словом «закрыто»
повёрнутая ко мне.

(Майка Лунёвская)


Урал


В мартовском номере журнала «Урал» опубликована рецензия  Константина Гришина на книгу Андрея Расторгуева «На моей стороне Земли»: «Лирический герой А. Расторгуева, как всякий интеллигентный человек, не слишком избалован общением с себе подобными. Единственным собеседником стихотворца нередко является он сам. Возможно, поэтому тексты Расторгуева несут в себе императивные и автологические черты».

Анна Нуждина рецензирует дебютную книгу стихов Ростислава Ярцева «Нерасторопный праздник»: «Стихи Ярцева полны различных видов аллитерации, и в них главенствуют скорее не выражаемые смыслы, а созвучия, к достижению которых стремится стихотворный ряд. Одно появляющееся сочетание звуков влечёт за собой другое, и ощущение поэтом внутренней фонетической гармонии стиха – это, если угодно, электрический ток, благодаря которому светит лампа поэзии». 

В традиционной рубрике журнала «Слово и культура» поэт Алексей Порвин отвечает на вопрос о предназначение поэта: «Предназначение поэта и многие другие перечисленные здесь категории, как мне кажется, проистекают из мифов и мифологем, связанных с фигурой поэта и сущностью поэтического творчества. В этом плане я считаю, что я свободен от мифологического сознания, я всегда сторонился этого обаятельного дурмана. Поэт – это прежде всего лингвистический специалист, характер его работы требует многого (иногда даже очень многого) в плане способностей и компетенции, но мифологизировать и как-то поэтизировать саму фигуру поэта не нужно – это может привести к весьма печальным последствиям как для самих стихов, так и для человека, занимающегося поэзией».

В поэтическом разделе представлены: Мария Затонская «Мальчик в больнице сидит над книжечкой», Владимир Гандельсман «На свету», Анастасия Зеленова «Мы с тобой в одной книге…», Яна Бакирова «Не гасили свет, уходя навсегда…», Наталья Белоедова «Тогда сейчас постоянно».

* * *

Одни мои знакомые в лихие 90-е
пустили комнату под выращивание грибов.
Оторвали обои,
осталась глухая грунтовка —
цемент, глина. Мрак, одним словом.
Грибы расползлись по стенам,
соорудили для себя полки,
нагромоздились друг на друга,
обвесили рамы гирляндами.
Думаю, жилось им неплохо.

Между помещением для людей
и помещением для грибов
была одна смежная комната —
прихожая-кухня — в одном.
Заходишь в прихожую:
направо — гостиная, свет, телевизор;
налево — запах древесного, палого, затхлого.
Грибы-оккупанты, грибы-террористы!
Пожалуйста, дверь закрывайте.
Пожалуйста, дети!

Казалось, не углядели б тогда, отвлеклись, —
грибы захватили б пространство:
и кухню, и свет, и ковры,
обои, диван, телевизор.
Но мы были очень внимательны.
Счищали со стен эпителий —
грибы загоняли обратно.
Лихие времена, есть нечего. Всё такое.

(Наталья Белоедова)


Волга


В новом номере журнала «Волга» опубликована рецензия Калле Каспера на новую книгу Алексея Пурина «Астры»: «Пурин – певец воспоминаний, и о тех, и об этих временах, он как будто держит в голове все эпохи, все континенты и всех героев. Амплитуда его опытов огромна – от Троянской войны до распада СССР. В этом он переплюнул даже Кавафиса – если недревний грек сосредотачивался на истории, близкой ему по пространственной координате, то охват Пурина значительно шире, он рассматривает, можно сказать, всю историю Европы, и заглядывает даже в джунгли Африки!»

В поэтическом разделе представлены: Мария Галина «Из окна верхнего этажа бывшего горсовета…», Софья Дубровская «Диптих», Богдан Агрис «время солнечным зверком…», Юрий Гудумак «Сады Адониса», Игорь Иртеньев «Богатым мне уже не быть…», Григорий Беневич «Другие», Андрей Торопов «Где судзуки витара, где судзуки витара. Где судзуки витара…» и Ольга Брагина «мы встречаемся редко в зеркальную гладь теплых вод никто не придет…»


Дружба народов


В новом номере журнала «Дружба народов» Ольга Балла пишет о книге Глеба Шульпякова «Белый человек: избранные стихотворения»: «Что остаётся на протяжении всех этих почти двадцати лет неизменным? Прежде всего (и это не случайно и не поверхностно), то, что Шульпяков неизменно педантично внимателен к форме, к выстраиванию текстов, – и это относится не только к регулярной силлабо-тонике, заметно преобладающей над верлибрами, но и к более сложным, неочевидным ритмическим построениям, какова, например, поэма "Мураново" – на полпути между регулярным стихом и верлибром, у каждой строки которой — свой размер)». 

В рубрике «Критика» можно прочесть статью Евгения Абдуллаева «Девять поэтических сборников 2021 года». Среди упомянутых авторов и издательств – «Пальмира» (Николай Кононов), «Новое литературное обозрение» (Михаил Ерёмин), «Воймега» –Prosodia (Ирина Ермакова), «Медленные книги» (Дмитрий Строцев), «Эксмо» (Вера Павлова), «Формаслов» (Борис Кутенков), «Арт Хаус медиа» (Анна Аркатова), «всегоничего» (Андрей Сен-Сеньков), «ЛитГОСТ» (Евгений Морозов).

В поэтическом разделе представлены: Катя Капович «Пишет русский язык», Григорий Князев «Здесь, на земле, в кругу семьи», Наталия Елизарова «Все дороги ведут к Оке», Алексей Комаревцев «Очень петербургский, городской» и Евгений Орлов «И трава и любовь песок».

* * *

В доме, пахнущем небытиём,
Без детей — безысходно и глухо.
Одинокую старость вдвоём
Коротают старик и старуха…

Так и вижу себя и тебя
В этих двух, постаревших до срока,
Безнадёжно и нежно любя
Жизнь, что есть, — ни горчинки упрёка!..

Не моя в том, не Божья вина,
Что не выйти из тесного круга.
Нам любовь во смиренье дана —
Чтоб остаться детьми друг для друга.

(Григорий Князев)


Наш современник


В сети стал доступен январский номер журнала «Наш современник». В разделе критики опубликована статья Анны Нуждиной «Посмотрите на Воронеж», в которой автор рассуждает о «Воронежской школе поэзии» и ее ключевых авторах: «Самое здесь интересное – слово о "воронежской школе". Что некое объединение в Воронеже существует, это факт известный. Однако понятие школы – условно, никаких критериев для её точной характеристики не называется. Но, это не значит, что их нет».

В поэтическом разделе номера представлены: Мушни Ласуриа «Поэма об отце», Нина Ягодинцева «В медвежьей нежности снегопада» и Александр Нестругин «Равнинное».


Звезда


В мартовском номере журнала «Звезда» можно прочесть статью Олега Демидова о книге «Лианозовская школа. Между барачной поэзией и русским конкретизмом»: «Настоящее издание выполняет сразу несколько принципиально важных функций. Во-первых, оно выводит разговор на серьезнейший научный уровень, и дело касается не только поэзии, но и живописи. Во-вторых, представлен максимально широкий охват исследователей как отечественных, так и европейских. В-третьих, важны впервые публикуемые материалы: воспоминания Всеволода Некрасова о первом посещении Лианозово и переписка Кропивницкого со своими молодыми коллегами. Благодаря им мы видим не только голые тексты, но и "вполне живых" авторов».

В этом же номере Константин Шакарян пишет о новой книге Игоря Волгина «Homo poeticus. Стихи и о стихах»: «В книге "Homo poeticus" перед читателем в полный рост предстает Волгин-поэт. Мне не хочется добавлять – критик, эссеист, литературовед… В увесистом томе множество статей, эссе, заметок, но все они написаны с той чуткостью неравнодушия и любви к поэзии, что присуща в первую очередь поэту. Есть для этого и более точное слово: бескорыстие. Пишущие о поэзии критик и литературовед преследуют вполне определенные практические цели, ставят перед собой те или иные задачи, и нередко сам «предмет поэзии» оказывается утерян или порядком затенен в преломлении различных "лучей" – инструментов и методов исследования, обойм, идеологий и т. д. и т. п.».

В разделе «Эссеистика и критика» опубликована статья Григория Кружкова «Ахматова и Англия»: «...у Пушкина и у Ахматовой изучение английского было связано не только с желанием читать Шекспира и английских романтиков в подлиннике, но и с определенным разочарованием в современной им французской поэзии. Напомним, что еще в 1822 году в письме Гнедичу Пушкин называл французскую поэзию "робкой и жеманной" и предчувствовал, что влияние английской поэзии будет полезнее для русской словесности. Сравните с высказыванием Ахматовой: "В двадцатом веке французская живопись съела французскую поэзию"».

Евгений Сошкин анализирует стихотворение Мандельштама «Бежит волна – волной волне хребет ломая…»: «В контекстуальном плане "Бежит волна – волной волне хребет ломая…" (далее – БВ) связано с более ранним стихотворением "Мастерица виноватых взоров…" (1934) и с более поздними "Стихами о неизвестном солдате" (1937). Как и в "Мастерице виноватых взоров…", в БВ развернута "янычарская" образность (включая аналогичный метатекстуальный образ кривого меча) на фоне озаряемой луной морской стихии и в сопровождении внятных реминисценций "Бахчисарайского фонтана". Как и в БВ, в "Стихах о неизвестном солдате" пересекаются мотивы холода и яда, причем в том самом фрагменте, где фигурируют украденные города.

Наконец, в подтекстуальном плане, с моей точки зрения, главный литературный источник БВ до сих пор не попадал в поле зрения исследователей».

В поэтическом разделе номера среди авторов представлены Владимир Рецептер, Владимир Алейников, Света Литвак, Александр Глейт и Анна Маркина.


* * *

За городом, за кленами
Такая бирюза,
Природа воспаленная,
Как мамины глаза.

Бывало, что работали,
Читали всё подряд,
Но вот они, но вот они
За кленами горят.

Всё мается, всё шаткое,
Они следят весь день,
Как будто просят: «Шапку-то…
Ты шапку-то надень».

Спасут как будто что-нибудь,
Они, следя за мной…
Отрезок неба тоненький.
И голос за спиной.

(Анна Маркина)

Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Главная #Лучшее #Главные стихи #Главные фигуры #Русский поэтический канон
Путь и миф Виктора Цоя в пяти главных песнях с комментариями

15 августа 1990 года в автокатастрофе погиб культовый рок-музыкант, самобытный поэт Виктор Цой, в чьём творчестве органически соединились русская душа и восточное мировоззрение. 

#Главная #Главные стихи #Главные фигуры #Русский поэтический канон
Гаврила Державин, последний поэт Просвещения: главные стихи с комментариями. Часть вторая

В лирике Державина сходятся государственная жизнь эпохи Просвещения во всём её парадном блеске и взгляд исторически-конкретного частного человека. Вторая часть ключевых стихотворений поэта и комментариев к ним охватывает период одически-сатирический и анакреонтику Державина.