Василий Жуковский – родоначальник русского романтизма

Василий Жуковский как поэт и переводчик стоял у основ элегического, а затем балладного жанров в русской поэзии. Prosodia предлагает ответы на пять главных вопросов о жизни и творчестве Жуковского.

Кузнецова Анна

Василий Жуковский – родоначальник русского романтизма

Карл Брюллов, Портрет В.А. Жуковского, 1838, фрагмент 

Жизнь Василия Андреевича Жуковского (1783–1852) как частного и государственного человека неотделима от его жизни в поэзии, в литературе. Ключевой фразой, позволяющей понять не только творческую позицию, но и мировоззрение поэта, можно считать высказывание Жуковского: «Жизнь и поэзия – одно». 

Василий Жуковский был незаконнорожденным сыном помещика Афанасия Бунина от турчанки Сальхи, захваченной в плен при штурме турецкой крепости Бендеры, полученной Буниным в подарок от приятеля и привезенной им в Россию. Будущий поэт получил фамилию от бедного белорусского дворянина А.Г. Жуковского, который стал крестным отцом мальчика, а позже его усыновил. Но сам факт усыновления не давал права на дворянство, поэтому для обеспечения соответствующего статуса и получения образования в частном пансионе Василия фиктивно зачислили в гусарский полк, где он получил чин прапорщика и личное дворянство.

В Московском университетском благородном пансионе 14-летний Жуковский становится председателем юношеского литературного общества «Собрание», а в 1802 г. знакомится с Карамзиным и увлекается сентиментализмом. Произведения Жуковского публикуются в журнале «Вестник Европы», где поэт работал с 1805 г., а в 1808-м стал его редактором. 

В 1815 году в русской литературной жизни появляется общество «Арзамас», организованное карамзинистами в противовес литературным консерваторам – обществу «Беседа любителей русского слова». В.А. Жуковский стал секретарем «Арзамаса», в состав которого входили К.Н. Батюшков, П.А. Вяземский, А.С. Пушкин. В 1817 г. в жизни Жуковского происходит еще один важный поворот: он назначен учителем русского языка великой княгини Александры Федоровны, будущей императрицы, а в 1825 г. – воспитателем будущего императора Александра II. Биографы поэта считают, что именно он сыграл наибольшую роль в формировании взглядов царя-освободителя. Жуковский имел весомое влияние при дворе, что давало ему возможность помогать опальным поэтам: он помог выкупить из крепостных Тараса Шевченко, не раз просил за А.С. Пушкина и пытался смягчить участь декабристов. По достижении наследником престола совершеннолетия В.А. Жуковский вышел в отставку и в 1841 г. обвенчался с 19-летней Елизаветой Рейтерн. Последние 12 лет жизни Жуковский провел в Германии в кругу жены и детей.

Почему элегия – ведущий жанр в поэзии Жуковского?


Именно элегия приносит Жуковскому известность в литературных кругах – такую жанровую принадлежность обозначает поэт в подзаголовке стихотворения «Сельское кладбище» (1802), вольного перевода «Элегии, написанной на сельском кладбище» (1750) английского поэта Томаса Грея. Элегия – жанр, ведущий свое происхождение от античной лирики, где под этим термином понимается грустная лирическая песня о смерти. В процессе исторического развития лирической поэзии жанровое содержание было расширено: элегией именуют грустную песнь о всякой утрате, будь то утрата чувства, желания, разлука с другом или возлюбленной, так как это тоже «смерть», но только временная и метафорическая. 

Свою первую элегию Жуковский посвящает теме смерти настоящей и выбирает для размышлений лирического героя соответствующее место – место захоронения. В такой кладбищенской элегии – этому жанру Prosodia посвятила отдельную большую публикацию – лирический герой размышляет о своих близких и сожалеет об их кончине, но вспоминает, конечно, и какие-то важные моменты общения с ними, приносившие радость. Элегия Жуковского проникнута религиозными настроениями, ведь поэт верит, что в загробном мире, после своей смерти он встретится с теми, кого он сейчас оплакивает. 

На всех ярится смерть — царя, любимца славы,
Всех ищет грозная... и некогда найдет;
Всемощныя судьбы незыблемы уставы:
И путь величия ко гробу нас ведет!

Следующим важным шагом в развитии жанра элегии в русской поэзии становится элегия «Вечер» (1806). В этом стихотворении еще более углублен психологизм, душа лирического героя показана в проявлениях самых разных чувств и их оттенков. На лоне природы в сумерки, как нельзя лучше подходящие для печальных размышлений, лирический герой вспоминает об ушедших друзьях, любви, постепенно переходя к мыслям о своем собственном назначении в жизни, о своей судьбе, о судьбе и роке в жизни человека:
 
Мне рок судил: брести неведомой стезей,
Быть другом мирных сел, любить красы природы...
И, взор склонив на пенны воды,
Творца, друзей, любовь и счастье воспевать.

Элегия «Вечер» потрясающе музыкальна, и две строфы из этого стихотворения были положены на музыку П.И. Чайковским – в опере «Пиковая дама» это дуэт Лизы и Полины:

Уж вечер… облаков померкнули края,
Последний луч зари на башнях умирает;
Последняя в реке блестящая струя
С потухшим небом угасает…

Как слит с прохладою растений фимиам!
Как сладко в тишине у брега струй плесканье!
Как тихо веяние зефира по водам
И гибкой ивы трепетанье!

У Жуковского в элегии «Вечер» синтаксис стиха настолько активен, что подчиняет себе и разрушает логику языкового синтаксиса. В результате слово вступает в ассоциативное соотношение с другими словами: «Уж вечер облаков…» Слово «облаков», синтаксически связанное со словом «края», ритмически объединяется со словом «вечер». На первый план выходят дополнительные значения слов: определение «померкнули» относится и к «краям облаков», и к «вечеру облаков», края которых «меркнут». Стиховые связи рождаются еще и поверх связей языковых, синтаксических, и поэтому не логика основных значений организует смысловое пространство стихотворения, а ассоциации, которые возникают у читателя под воздействием такого художественного замысла.

Именно в жанре элегии складывается и знаменитый элегический стиль Жуковского, основным признаком которого следует считать утверждение романтической личности, утонченное исследование внутреннего мира. Видимый образ природы в его восприятии – это символ невидимых божественных энергий. Значимое влияние на развитие русской элегии оказывают и другие элегии Жуковского – «Невыразимое» (1819), «Песня» («Минувших дней очарованье…») (1818), «На кончину ее величества королевы Виртембергской» (1819).

В чем особенность патриотического гимна Жуковского?


Лучшим гражданским стихотворением Жуковского стало стихотворение «Певец во стане русских воинов» (1812), особенным образом объединившее в себе черты элегии и оды. В нем Жуковский от имени воина-поэта славит русские дружины, солдат и военачальников, сражавшихся в Отечественную войну 1812 г. Ода – жанр торжественный, требующий громогласности и соблюдения соответствующей ораторской интонации, однако для Жуковского это неприемлемо, так как его поэтический голос всегда задушевен и изменчив под воздействием конкретных, сиюминутных эмоций. И простые солдаты, и полководцы представляются поэту друзьями, певец в его оде-элегии идет с ними в кровавый бой и ведет застольную беседу, поминая павших. Певец дорожит своими друзьями, они близки ему не только как люди, но и как патриоты:

И честь вам, падшие друзья!
Ликуйте в горней сени;
Там ваша верная семья —
Вождей минувших тени,
Хвала вам будет оживлять
И поздних лет беседы.

Именно такой ракурс позволяет показать патриотические чувства не отвлеченно, а очень личностно. Стихотворение наполнено картинами, которые могли бы быть включены не в оду, а в элегию или балладу:

На поле бранном тишина;
Огни между шатрами; 
Друзья, здесь светит нам луна, 
Здесь кров небес над нами. 

В этом произведении значимы и любовные элегические мотивы, что придает патриотической оде интимное звучание, делая ее близкой каждому читателю «Певца…». Патриотизм перестает быть официальным и холодным, он согрет теплом поэтического чувства:

Отчизне кубок сей, друзья!
Страна, где мы впервые
Вкусили сладость бытия,
Поля, холмы родные,
Родного неба милый свет,
Знакомые потоки,
Златые игры первых лет
И первых лет уроки,
Что вашу прелесть заменит?
О родина святая,
Какое сердце не дрожит,
Тебя благословляя?

При том, что стилистика «Певца…» отсылает читателя к классицизму, а пространство и время поданы как эпоха Древней Руси, стихотворение звучит современно, отзываясь в душе каждого современника глубокими мыслями о судьбе России, о ее славном прошлом и героическом настоящем.

Какого лирического героя создал Жуковский? 


Поэзия для Жуковского – духовное пространство, объединяющее небесную и земную жизни. Жизнь воображаемую поэт проживает в своем творчестве, при этом она сбирает только избранные факты духовной реальности в отличие от земной жизни человека, соответствующей биографии личности. Именно в поэтической жизни разворачивается желанная для Жуковского судьба, запечатлены его надежды и мечтания. 

Лирический герой поэзии Жуковского и Жуковский – биографический человек связаны между собой, но не тождественны. С уверенностью можно говорить о том, что в этом плане В.А. Жуковский подходит к образованию единства автора и лирического героя новаторски. В.Г. Белинский подчеркивает в этой связи: «До Жуковского на Руси никто и не подозревал, чтоб жизнь человека могла быть в такой тесной связи с его поэзиею и чтобы произведения поэта могли быть вместе с лучшею его биографиею». Именно своего лирического героя Жуковский желал запечатлеть в поэзии, оставить его и будущим поколениям читателей. Начиная с поэзии Жуковского можно считать, что в русской поэзии появляется полноправный лирический герой – образ, запечатлевающий идеальное Я автора, жизнь его души, не тождественное биографическому человеку. 

Если в классицизме образ поэта зависит от избранного им жанра (например, в оде – это государственный муж, человек империи, в элегии – несчастный влюбленный), то в романтизме лирический герой обладает единством, он организует всю лирическую поэзию конкретного автора. Лирический герой Жуковского предельно обобщен, его мысли чувства пока мало индивидуализированы, что свидетельствует о внимании поэта не к конкретным . а к универсальным чертам личности. Однако уже эта задача требует преобразования современного Жуковскому языка поэзии для возможно более полного выражения внутреннего мира личности, души лирического героя. Поэтическая лексика подобрана так, чтобы воздействовать на эмоции читателя, одновременно отражать и чувства поэта, потому что Жуковскому важно, чтобы читатель понимал, что именно происходит в душе лирического героя:

Что видимо очам — сей пламень облаков,
По небу тихому летящих,
Сие дрожанье вод блестящих,
Сии картины берегов
В пожаре пышного заката —
Сии столь яркие черты —
Легко их ловит мысль крылата,
И есть слова для их блестящей красоты.
Но то, что слито с сей блестящей красотою —
Сие столь смутное, волнующее нас,
Сей внемлемый одной душою
Обворожающего глас,
Сие к далекому стремленье,
Сей миновавшего привет

(«Невыразимое», 1819)

Создание образа лирического героя потребовало пересмотра устойчивых принципов поэтики, одновременно обусловливая и необходимость обновления поэтического словаря русской лирики для передачи всей сложности этого художественного образа.

Какова эстетическая концепция Жуковского?


Поэтический гений Жуковский считал даром Божиим, понимая поэзию в социально-религиозном духе: «Поэзия небесной религии сестра земная». Поэзия и художественные произведения – это воплощение Бога в предельно сгущенных и разнообразных формах. В этом смысле Жуковский следует постулатам философии Платона, веря, что высший разум, Бог дает возможность созерцать поэтические картины для того, чтобы человек никогда не забывал о прекрасной и совершенной небесной жизни, о трансцендентном мире. Через искусство, через поэтическое творчество устанавливается связь земной жизни и жизни небесной, обнаруживается их родство и близость. Человек, распознавая знаки небесной жизни, верует в ее подлинность, он томится по своей небесной родине, где пребывает  свободный дух. На земле человек страдает, ему посылаются испытания, чтобы дать возможность душе очиститься от земной скверны. Так в творчестве и мировоззрении Жуковского устанавливает зримая связь религии и социальных смыслов, поскольку человек должен преображать и свою земную жизнь.

По мысли Жуковского, многообразно воплощенной в его лирике, поэзия имеет особую духовную власть: она способна помочь увидеть вечное, прекрасное сквозь временное, преходящее в жизни человека. Поэтому поэтическое искусство двойственно и противоречиво: поэзия стремится передать с помощью человеческого языка законы мироздания, неподвластные человеку, а загадки бытия невыразимы такими средствами. Но именно поэт являет собой средоточие порыва выразить вечно-прекрасное в земном.

Нравственное влияние Жуковского на русского читателя и русскую литературу неизмеримо высоко: он обогащает эстетическую практику русского романтизма глубоко гуманистическим содержанием. Это заметно в его лирической поэзии, когда лирический герой очарован бытием, миром как созданием Бога, и не удовлетворен моралью общества, при этом Жуковский придает этим размышлениям обобщенное значение на основании своего религиозно- гуманистической концепции человека. 

Вся этика Жуковского может быть выражена всего двумя строками:

При мысли великой, что я человек
Всегда возвышаюсь душою.

(«Теон и Эсхин», 1814)

Жуковский убежден в том, что счастье человека и смысл его жизни – в нем самом, в его духовности, а не во внешнем интересе. При том, что в литературно-эстетической концепции Жуковского одно из важных мест занимает одиночество духовной личности в косном обществе, это не может отвратить его лирического героя от мира. Понимание души человека как Универсума, Вселенной позволяет принять жизнь в ее полноте радостей и страданий, восторга и печали: 

Всё небо нам дало, мой друг, с бытием:
Все в жизни к великому средство;
И горесть и радость — все к цели одной:
Хвала жизнедавцу Зевесу!

(«Теон и Эсхин», 1814) 

Что сделал Жуковский в жанре баллады? 


Развитие романтизма изменило не только строй лирической поэзии, но и архитектонику лироэпических жанров, к которым принято относить и балладу. Европейский романтизм, а вслед за ним и русская романтическая литература, интересуется народной культурой, национальным фольклором, позволяющим зримо воспринимать «национальный дух народа», по Ф. Шиллеру. Поэтому интерес к балладному жанру в европейской традиции закономерен: она представляет собой синтез лирического и эпического начал, а в основе сюжета – обычно необычайное, страшное, исключительное событие, к которому персонажи и народное мнение выражают своей отношение, делая это глубоко эмоционально. Жанр баллады оказался весьма удобным для воплощения на практике эстетических принципов романтизма: создается возможность раскрытия внутреннего мира, психологической мотивировки поведения героев, которая может быть обусловлена не только их индивидуальными чертами, но и внешними закономерностями и факторами, которые вовсе не зависят от них. На основании обработок народных европейских баллад возникла баллада литературная, которая всегда имеет фантастический или мифологический сюжет, акцентирующий превосходство высших сил или Судьбы, Фатума над человеком.

В.А. Жуковский написал 39 баллад в период с 1808 по 1836 годы.  Поэт развивает жанр баллады в пределах трех основных типов: «русские» (некоторым балладам он дает такой подзаголовок; среди них – «Людмила» (1808), «Светлана» (1812, опубл. 1813), «Двенадцать спящих дев» (1810 – 1817), «античные» («Ахилл» (1812 – 1814), «Кассандра» (1809), «Ивиковы журавли» (1813), «Жалобы Цереры» (1831) и др., при этом античный, мифологический сюжет характеризует именно литературную балладу, т.к. народная баллада в основе имеет средневековое предание) и «средневековые» («Замок Смальгольм, или Иванов вечер» (1822), «Поликратов перстень» (1831), «Рыцарь Роллон» (1832) и др.). Наименования этих типов условны: такое название дается в зависимости от сюжета баллады. 

В балладе Жуковского историческое время и историческое пространство условны: события могут быть вполне вольно отнесены к периоду античности, даже если предание, свидетельствующее о них, относится к Средним векам. Так происходит потому, что действие совершается вне истории; время баллады – вечность, а ее пространство – весь мир, вся Вселенная, и человек в этой Вселенной оказывается лицом к лицу со своей судьбой. Поэтому Жуковского интересует в герое не временное, преходящее (материальное положение, социальный статус, знатное или низкое происхождение), а универсальное, общечеловеческое (любовь, ненависть, смерть, страх, надежда, гибель, спасение). Человек в балладе Жуковского недоволен судьбой, вступает с ней в спор, отвергает предначертанное Провидением, что вызывает гнев высших сил, и поэтому Фатум все же настигает героя баллад Жуковского в еще более ужасном и свирепом образе.

Prosodia.ru — некоммерческий просветительский проект. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас пожертвованием. Все собранные средства идут на создание интересного и актуального контента о поэзии.

Поддержите нас

Читать по теме:

#Главные фигуры #Лермонтов #Русский поэтический канон
Михаил Лермонтов: романтик как критик мироздания

Официальная жизнь Михаила Лермонтова в русской литературе была очень коротка – с 1837 по 1841 годы. Но как литературное событие Лермонтов состоялся в полной мере: он привнес в поэзию и прозу небывалый самоанализ, который был одновременно анализом современного ему общества. 

#Главные фигуры #Поэты эмиграции
Дмитрий Кленовский – «последний царскосёл» в Германии

«Последний акмеист», «последний царскосел» – так характеризовали Дмитрия Кленовского в эмиграции, указывая на то, что поэт, эмигрант второй волны, лишен печати советскости. Prosodia отвечает на пять главных вопросов в связи с жизнью и творчеством поэта.